WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В первой главе «Культурно-символический потенциал территории как ресурс оптимизации личностной идентичности» представлены концептуальные положения исследовательской работы, рассмотрены методологические основания изучения культурно-символического потенциала и феномена идентификации.

Первый параграф затрагивает вопрос идентификации как социокультурной проблемы. Исследование закономерностей и механизмов идентификации имеет огромное значение в современном мире, где обозначились тенденции противостояния процессов глобализации и национального самоопределения. Идентификация обеспечивает важное культурное качество – она задает антропологические приоритеты и нормы, формирует образы человека и человечности, которые признаются в качестве приемлемых и желательных в рамках данного сообщества. Человек приобретает некий «базисный мир», и все последующие шаги социализации и образовательной деятельности так или иначе должны согласовываться с конструктами этого мира. Факторы и компоненты процесса социализации невозможно считать в принципе завершенными, потому что в каждой новой фазе жизни субъекту социализации необходимо изменение установок и усвоение новых способностей для действия, т.к. само общество может менять социально принимаемые и одобряемые смыслы и формы деятельности человека. Действительно, усвоение индивидом социального опыта включает в свою структуру момент активного приспособления к окружающему миру, как в стенах школы, так и за ее пределами, адаптацию к динамике социальной среды путем воспитания определенных социальных навыков, освоения ценностей, норм и образцов поведения. Характер и проблемы личностной идентичности определяются социально-культурным контекстом – состоянием культуры, спецификой менталитета народа, его отношением к историческому прошлому и видением будущего.

Значительное место в работе уделяется изучению идентификационного ресурса культурных символов. Способность символа устанавливать коммуникацию позволяет говорить о выполнении им объединяющей функции: «сопрягая» предмет и смысл, он одновременно «сопрягает и людей, полюбивших и понявших этот смысл» (Аверинцев С.С.). Существенные характеристики социального пространства и социального времени, в которых живет индивид и этнос, означают определенный способ поведения субъекта в важнейших сферах его жизнедеятельности, соответствующую систему и структуру его ценностей, вполне определенный мир символов и образ мышления. Идентификационные ресурсы культурных символов реализуются в способности воздействовать на процессы личностного самоопределения, они имеют надэтническую природу, ценностно-нормативный и ментальный характер. Основным критерием объективности и соответствия ценностных ориентаций исторически устойчивому духовному ядру культуры является идентификация с ними субъектов, представляющих данную культуру.

Культурный потенциал является приоритетным ресурсом развития для каждого региона, он играет роль креативной интерпретации культур и культурных традиций в образовании, выступает средой формирования, сохранения и трансляции символических ресурсов региона. Особую роль играет региональная социокультурная среда, формирующая ценностные представления и отношение молодежи к существующей социальной ситуации и тенденциям её развития, определяющая соотношение интересов молодого человека с интересами его социальной группы, сопоставление реального и делаемого в тех или иных сферах жизнедеятельности.

Символ как объект исследования представляет интерес для многих наук социально-гуманитарного цикла. В культурологической плоскости наибольший интерес представляют работы Ю.М.Лотмана, который рассматривает двойственную природу символа, определяет место символа в культуре как связующего звена между историческими пластами, памятью общества. Символ для автора, прежде всего, – «ген сюжета», без которого не может существовать ни одна композиция литературного произведения. А.Ф.Лосев определяет место символа в культуре, исследует значение символа в мифологии на примере мифов и легенд Древней Греции и Рима. Ролан Барт представляет символ как результат соединения означаемого и значащего, определяет сущность знака в литературных произведениях. М.С.Каган говорит о том, что духовной и художественной культуре необходимы специальные средства материализации знаний, ценностей, проектов, образов. Такими системами и становятся знаковые системы – языки культуры. Ставя человека в категориальный ряд «природа-человек-общество», автор указывает на модальные особенности среднего звена: человека в отличие от животного характеризует не спонтанная жизненная активность, а продуктивная деятельность, которая призвана заменить генетический механизм передачи от поколения к поколению поведенческих программ механизмом социального наследования. Таким образом, культура предстает как форма бытия, образуемая человеческой деятельностью. С.Т.Махлина осуществляет экскурс в историю искусства, исследует вопросы символики в советской архитектуре, литературе, кино, фиксирует изменения в интерьере в зависимости от политики государства и развития общества.

Одним из главных факторов, оказывающих влияние на формирование личности, являются культурные символы региона, в котором данная личность проживает. Символами, репрезентирующими региональное сообщество и служащими знаками его консолидации, могут стать образующие географическое пространство артефакты (крепости, храмы, различные типы поселений), существующая официальная символика региона, референтные стили жизни – своеобразные типизации, объединяющие в себе характерные черты личности, воспитанной в определенных исторических условиях на данной территории. В процессе социализации человек усваивает характерный для территории тип жизнедеятельности, творя себя по его «образу и подобию», отождествляет себя с определенным сообществом – семьей, дружеским кругом, профессиональным кругом, религиозной общиной, нацией, принимает правила, упорядочивающие существование данного социально-культурного сообщества.

В то же время тема региональной идентичности в современной России недостаточно исследована. Проблема отсутствия основополагающих моментов, связанных с пониманием ментального очага, цивилизационной матрицы, культуро-антропологической формулы, в рамках которой должен реализовать себя человек, актуальна не только для страны в целом, но и для огромного большинства институтов, высших учебных заведений, где люди изучают те или иные технические приемы или экономические модели, которые не адаптированы к определенному ментальному пространству, не учитывают региональные национально-культурные традиции.

В основе осмысления региональной культуры лежит представление о культуре как единстве мира человека и мира социума, опредмеченного исторического опыта человечества, преломляющегося в бытии индивидуального мира. Опосредованной системой становится социальный мир во всем многообразии его связей (в его историческом и современном бытии, существующий в определенных географических и временных координатах). Единство этих миров позволяет описывать культуру как социально-личностный феномен, разворачивающийся в истории. Люди принимают национально-культурные ценности и нормы не генетически, а в процессе социализации, освоения национального языка, категориально-смысловой мир которого задает концепцию мировоззрения и мировидения. В то же время проблема национальной идентификации есть проблема самоидентификации в том или ином ментальном пространстве. Нация, национальная культура имеет свое выражение в типе ментальности, который определяет духовную специфику культуры, а та в свою очередь – институциональные особенности, проявляющиеся в содержании и моделях образования, досуга, семьи.

Для понимания характера культуры, на наш взгляд, важным является исследование взаимосвязи типа культуры и характера продуцируемого культурой типа личности, систем самосознания культуры в аспекте самоидентификации человека в культурном сообществе. Каждый из этих аспектов, так или иначе, оказывался в поле зрения современной культурологии. В частности, феномен идентичности и механизмы самоидентификации проанализированы в работе Е.Трубиной; к проблемам региональной идентичности обращались С.Сверкунова и Р.Туровский. Процессы регионализации были объектом изучения в политической, социологической, исторической, философской литературе. Они представляют интерес для геополитиков и экономистов, поскольку связаны с глобализацией и происходящими в связи с этим изменениями в социально–политической и экономической сферах. В работах отечественных авторов (А.Сергунина, Ю.Голика и других) прослеживается связь проблем регионального самоопределения с проблемами политико-административного развития страны. Данные исследования относятся к «прикладной политике» и не рассматривают закономерности развития регионов в социально-культурной плоскости. Отсутствие данных о соотношении региональных, национальных и общегражданских ценностей в сознании россиян и неосознаваемость межрегиональных различий по этому показателю приводит некоторых исследователей к попыткам отрицать существование самого феномена региональной идентичности. Его наличие, безусловно, признается в национальных республиках, где региональная идентичность является формой фиксации национальной, которая в реальности доминирует над общероссийской. Противоречивые позиции высказываются по отношению к ситуации, складывающейся в регионах с преобладанием этнически русского населения Распространены представления о том, что этнически русские не имеют своей географии, что этнографические и культурные различия между такими районами сегодня незначительны, полностью стерты и никогда не смогут возродиться. Однако события последних лет свидетельствуют о росте самосознания в региональном масштабе. С другой стороны, высказываются предположения о том, что единство русских сокрыто в их разобщенности –именно в этом состоит главное геополитическое свойство России, которая создана стремительной экспансией на Восток, стихийным и могучим движением русских от центра своего государства к его периферии, устремленностью за горизонты видимого и изведанного. Пустыни и скиты, странничество и казачья вольница, поиски Китежа и Беловодья, вечные искания правды и счастья – все это вехи на карте невидимой, но подлинно сущей «другой России» 1.

Новый уровень анализа региональных систем связан с осмыслением их этнокультурных различий. Двунаправленный процесс (описание и осмысление этнического разнообразия исследователями, принадлежащими данным этнокультурам, и попытки создания типологических исследований) обогащает процесс анализа региональной специфики России. Неслучайно в связи с этим появилось определение «Россия как десять стран, отличающихся географически и культурно». Однако собственно этнологические исследования в большой степени носят констатирующий характер, фиксируя этнокультурные различия, рассматривая культуру либо как замкнутую систему, либо сосредоточиваясь на кроссэтнических связях, нашедших свое воплощение в артефактах, способах коммуникации, взаимных оценках представителей различных этнических групп.

Сложность анализа региональной культуры состоит еще и в том, что сам предмет исследования определен недостаточно. Существует представление о «культуре региона» и рядом с ним – о «региональной культуре». Под культурой региона мы понимаем географически (пространственно) фиксируемую и исторически устойчивую культурную модель, транслирующую базовые ценности национальной культуры и отличающуюся особенностями бытового уклада и характером повседневности. За этим стоит определенная социологическая и культурософская традиция, рассматривающая культуру, главным образом, как форму отражения материального бытия, производственно–экономических отношений, динамика которой следует за их развитием. Региональная культура – вариант общенациональной культуры и одновременно самостоятельное явление, обладающее собственными закономерностями развития и логикой исторического существования. Ее отличает наличие своего набора функций, продуцирование специфической системы социальных связей и собственного типа личности, способность оказывать влияние на общенациональную культуру в целом. За дифференциацией понятий кроется понимание, что существуют формы и механизмы, которые превращают культуру региона в некую целостность, что позволяет включить данный феномен в типологический ряд историко–культурных явлений.

Рассматривая идентификацию как психокультурный механизм, диссертант особое внимание уделяет системе ценностей подростков. Человек, особенно молодой, нуждается в идеале, воплощающем благородство жизненных целей, честность и порядочность, трудолюбие и мужество. Идеал личности тесно связан с идеалом общества. Господствующие в обществе представления о должном и желаемом поведении определяют основные черты поведения личности. Однако соответствие идеалов личности и общества не означает их полного совпадения. Различие проявляется в том, что человек «проектирует» свое нравственное изменение, исходя из своего представления о себе, стараясь подойти к своему пониманию идеала. В этом процессе самовоспитания человек как бы открывает себя, осознает свои возможности, начинает критически относиться к своему характеру, образу жизни, у него появляется желание сравнивать себя с другими, идентифицировать себя с определенными личностями, принимать определенные нормы поведения. Иллюстрацией к данному параграфу является социологический анализ ценностных ориентаций современной молодежи.

Характеристика региональной культуры предстает как интегрирующее начало жизни на конкретной территории, которая определяет условия жизни людей и формы их существования. В пространственно–временных координатах на конкретной территории складывается определенный способ жизни, который придает единство и формирует в его жителях определенную региональную идентичность. Региональная идентичность характеризует связь, которую ощущает житель определенной территории (региона) с местом его жизни, и тип личности, который формируется на данной территории и в деятельности которого находит свое выражение «дух региона». Под региональным самосознанием мы понимает осознание, целостную оценку региональным сообществом самого себя, специфики своего существования, роли и места в жизни страны, понимание целей, движущих сил и мотивов своего развития.

Во второй главе «Институциональные условия реализации культурно-символического потенциала территории» рассматриваются условия реализации культурно–символического потенциала через учреждения образования и досуга, которые обеспечиваются в рамках региональной молодежной политики.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»