WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

В существовании связи между отдельной человеческой жизнью и жизнью мировой А.А. Фет видел высшую реальность. Об этом поэт пишет в стихотворении «Добро и зло». Поэт создает в стихотворении определенную пространственно-временную и философскую модель. С самого начала постулируется наличие в космосе и во Вселенной двух миров – мира объективного, «объемлющего», человека и субъективного мира каждого отдельного человека. Можно сказать, что все пространство А.А. Фет делит на макрокосм и микрокосм, но при этом они не абсолютно разделены, но соприкасаются, и точкой соприкосновения является человек.

Параллелизм природного и душевного усиливает, глубже раскрывает поэтическую мысль стихотворения. Так, во второй строфе стихотворения звучит мысль, которая в первом четверостишии только угадывалась в подтексте: два мира – макромир и микромир – не просто соприкасаются, но и взаимовлияют, формируют друг друга. Внутри маленького душевного мира человека скрыта целая вселенная, а макрокосм делится на две составляющие: «мир святыни» и «толпы людские». Оказывается, что человеку с его пороками нет доступа в первый мир, в «незапятнанные высоты», он – невольник второго мира, уделом которого становится «добро и зло, как прах могильный». Эта мысль присутствовала и в образе звезд, теперь она получает дальнейшее развитие.

Мысль продолжается в стихотворении «Ласточки», где большой образностью наделено слово «сосуд», которое перекликается со стихотворением «Добро и зло»: «другой (мир. – Н.В.) – душа и мысль моя». Обе номинации в своем контексте отражают мысль о том, что внутреннее, духовное пространство безгранично и способно вбирать в себя частички многих других пространств. Этой способностью человека к безграничному познанию обусловливается в фетовской лирике и мотив стремления вверх, к трансцендентному. Это один из наиболее ярких мотивов творчества А.А. Фета. Мотив познания неизведанного связан со всеми темами и мотивами творчества поэта: с образом птиц и крыльев, с образами звезд и неба, мотивами пространства и времени, с мотивом смерти, сна, души, мотивом возвышения, стремления к трансцендентному.

Мотив преодоления времени и пространства получает необычную интерпретацию в стихотворении «Расстались мы…», в котором соединились образы и мотивы многих произведений поэта. Помимо собственно мотивов пространства и времени здесь присутствуют мотивы сна, встречи, мотив толпы, образы сада, эфира, появляются мифологические образы. Ключевым в произведении является мотив встречи, переплетающийся с мотивом преодоления пространства. Объединение мотивов приводит к возникновению синтетического мотива встречи вне пространства и времени. К концу стихотворения «сон» становится квинтэссенцией всех мотивов данного стихотворения. В финальном «я – этот сон» присутствуют семы встречи, полета, пространства, представляющие собой единое целое.

Одна из наиболее важных фетовских характеристик пространства – его заполненность. Только заполненное пространство может восприниматься у Фета положительно. Именно такое пространство описано в стихотворении «О, этот сельский день и блеск его красивый...». Наступает ночь, но даже это не обрывает связи героя с миром, с окружающим его наполненным пространством. Так, по А.А. Фету, такие детали окружающего мира, как хлеба или ров, символизируют не только саму Жизнь, но и Гармонию. Последняя проявляется в неразрывной связи Вселенной и ее частички – человека (сравним, в стихотворении «Никогда» герой ничего не видит вокруг, пространство абсолютно пустое – связь человека и Космоса нарушена, а пустота пространства воспринимается глубоко трагично).

В подразделе 2.2.2. «Мотив смерти и его семантическое поле» рассматриваются мотив сна и мотив смерти. В поэзию А.А. Фета образы и мотивы сна пришли из романтизма. Но если внимание русских романтиков привлекала глубоко осмысленная эстетикой немецкого романтизма тема «жизнь – сон», пришедшая из искусства барокко, то в поэзии А.А. Фета данная тема звучит в зеркальном отражении: у него барочная метафора глубоко переосмыслена и предстает как сон – жизнь. Иначе говоря, фетовский сон – это та же реальность, но реальность более высокого рода, более идеальная. Кроме того, «для писателей-романтиков <...> сон оказывался предпочтительнее действительности»5. А.А. Фет же идеализировал не сон как таковой, а именно ту лучшую реальность, которую поэт находит за гранью рационального и к которой стремится. В его произведениях присутствуют сон-смерть, сон-видение, греза, болезненный сон-забытье. Другая характерная особенность данного мотива: это дневной, а не ночной сон.

Стихотворение «Прежние звуки, с былым обаяньем…» открывается мотивом памяти, который реализуется в первой строфе через ряд слов, отсылающих к данному мотиву: «прежние», «былым», «пламенем пахнуло в крови». Во второй строфе раскрывается причина негативных воспоминаний. Всему виной «сон безотвязно больной». Разновидность сна – сон-бред, болезненный сон – естественным образом связана и с появляющимся образом призраков с бледными руками. Характерно, что эти призраки «нежные». Этот эпитет дает начало развитию противоположной тональности стихотворения. Возникает образ «доброй няни», песня. Наконец, лирический герой призывает «пусть время былое / яркой зарей расцветет!». Так, сон-болезнь превращается в невинный сон младенца. Таким образом, подтверждается мысль о том, что мотив сна в творчестве Фета соответствует положительному, идеальному миру.

В стихотворении «Сплю я. Тучки дружные…» присутствует образ неба, на котором появились «тучки». Если в ряде стихотворений поэта образ туч связан с грустью, пасмурной погодой и негативным настроением, то здесь появляются эпитеты с противоположным значением – «тучки дружные, вешние, жемчужные». Образ туч получает развитие (в том смысле, что все отрицательные эпитеты и характеристики отходят на второй план, уступая место светлому образу). Параллельно с ним изображен внутренний мир субъекта стихотворения. В третьей строфе болезненный сон героя оборачивается сном-грезой: «сплю я…тянутся мечты». Так же, как тучки эволюционируют из «жемчужных» в «прозрачные», то есть от светлых к еще более светлым, эволюционируют внутренний мир и мечтания героя. Несмотря на то, что стихотворение начинается словами «сплю я», мотив сна в нем реализуется, во-первых, в своей разновидности сна-бреда, становящегося постепенно сном-видением, грезой, и, во-вторых, мотив сна параллелен образам неба и туч, развитие которых позволяет раскрыть ведущий мотив и его эволюцию.

Таким образом, несмотря на то, что мотив сна содержит в себе элемент романтизма и даже отчасти романтического двоемирия, для А.А. Фета тема и мотив сна не были моделированием идеальной действительности. В его лирике сон – это не идеальная, а другая, более высокая реальность, нечто по-неземному прекрасное, то, к чему вполне возможно стремиться человеческому миру. Мотив сна у поэта никогда не связан с отторжением мира действительности и полным его осуждением. Наоборот, он всегда соприкасается с живым реальным человеком.

«Его (А.А. Фета. – Н.В.) лирика сновидений приобретает все более философско-психологическое наполнение». В лирике А.А. Фета мотив сна «обозначает его философский взгляд на мир и онтологические переживания, интуитивные и разумные»6. Эта мысль исследователя находит подтверждение в рассмотренных в диссертации примерах.

На границе со многими мотивами в поэзии А.А. Фета присутствует мотив творчества, раскрывающийся через многообразие связей в системе мотивов. В стихотворениях «Я потрясен, когда кругом», «Не тем, Господь, могуч, непостижим...» поэт постулирует не только бессмертие истинных творений искусства, но и их вневременность, вообще безотносительность по отношению ко времени и пространству. Именно исчезновение творческого порыва осознается поэтом как самая большая трагедия при мысли о предстоящей смерти. Сама же смерть абсолютно не пугает.

Обращение к теме смерти характерно для многих других произведений А. Фета. Смерть в эстетической системе А.А. Фета не является концом и не воспринимается трагически. В его Вселенной Красоты и Гармонии нашла место и эта сторона жизни, что свидетельствует о всеохватности лирики поэта, метафизичности его творчества. Этот мотив варьируется в лирике А.А. Фета, переплетаясь с традиционными любовными мотивами, мотивом красоты и идеала, мотивами пространства, времени, сна, темой природы, религиозной тематикой.

Один из аспектов мотива смерти – это понимание последней как закономерного перехода из мира грешного и несовершенного, «торжища житейского бесцветного и душного» в отечество Божье, в «вечность правды». А.А. Фет противопоставляет эти два мира. Жизнь в земном мире, исполненная тревог и суеты, побуждает поэта ожидать облегчения за его пределами. Поэтому не случайно А.А. Фет призывает свои «сны и тени – сновиденья» в одноименном стихотворении помочь ему умчаться с ними к «свету отдаленному». Во многих стихотворениях А.А. Фета звучит мысль о свидании после смерти с близким человеком. Близко к мотивам смерти, пространства и времени стоят стихотворения, посвященные общению с далекой возлюбленной. Мотив метафизической, вечной любви постоянно присутствует в лирике А.А. Фета. Он общается со своей любимой вне физических границ жизни и смерти.

Квинтэссенцией всех вышеупомянутых мотивов может быть названо стихотворение «Никогда». Все стихотворение строится на тесном переплетении двух мотивов – мотива жизни и мотива смерти, на создании иллюзии, что нет жизни и смерти как двух противопоставленных, враждебных друг другу явлений, а есть единая жизнь-смерть. Жизнь как бытие в человеческом мире оборачивается гибелью лучших чувств и устремлений, смерть же как уход из жизни и пребывание там, «где в пространстве затерялось время», сменяется обновлением героя для новой «жизни». Так, в смерти открывается жизнь, а в жизни – смерть. С этими мотивами в стихотворении тесно переплетаются мотив пространства и мотив времени.

В стихотворении «Никогда» ярко выразилось стремление А.А. Фета к трансцендентному, вечному. Этот мотив преодоления времени и пространства звучит во многих произведениях поэта и развивается в рассматриваемом стихотворении.

Итак, размышления о предназначении человека, его судьбе, смысле жизни, о тайне загробного мира (в философско-религиозном аспекте) настойчиво обращают поэта к мотиву смерти. Смерть для А.А. Фета – не просто физическое явление, конец жизни, а философская категория. Понимание смерти как облегчения, неизбежности, встречи с более совершенным миром придает его поэзии онтологический характер.

Таким образом, анализ мотивного состава семантического поля «пространство-время» позволяет сделать вывод о том, что в нем представлены два основных мотива – мотив вечности и мотив смерти, образующие два семантических поля, включающих определенный набор мотивов. Пространственно-временные мотивы, переплетаясь и взаимодействуя между собой и с другими мотивами, формируют своеобразную фетовскую картину мира, имеющую характер философского обобщения: мир в поэзии А.А. Фета не имеет конкретных пространственных характеристик. Вселенная может поместиться в «росинке чуть заметной», а может выйти за пределы космоса, нарушив границы познанного. Характерно, что стремление ввысь, вверх, в запредельные дали присутствует в большинстве стихотворений поэта. Кроме того, пространство в картине мира А.А. Фета заполнено и может быть разделено как по горизонтали (в семантическом поле мотива смерти), так и по вертикали (в мотивах времени, полета). Понятие времени в этой картине мира тоже связано с двумя крайними точками: это и мгновение как отрезок времени, вместивший невместимое, и вечность как отсутствие времени как такового.

Раздел 2.3. «Философский характер поэзии А.А. Фета в свете мотивики: опыт построения системы» посвящен рассмотрению причин, которые способствовали появлению в поэзии А.А. Фета философского содержания. Это и кризис онтологизма, повлекший за собой рост интереса к данному вопросу в смежных философии областях, и влияние русских поэтов – метафизиков, и стойкое увлечение идеями А. Шопенгауэра, с работами которого поэт был хорошо знаком. Под влиянием немецкого философа в творчестве А.А. Фета появляются такие мотивы, как мотив сна, смерти, мотивы искусства, мотив сопоставления микрокосма и макрокосма. Взаимодействие указанных обстоятельств привело к тому, что отрицавший всю жизнь возможность философской поэзии А.А. Фет с годами все более становился поэтом-философом. При этом философские взгляды А.А. Фета не лежат на поверхности и не представляют собой до конца сформированной философской системы, но могут быть выявлены путем рассмотрения мотивной системы поэта. Для системы мотивов поэтического творчества А.А. Фета характерна такая особенность, как раскрытие мотивов через отдельные детали, фрагменты. Такая конкретность и предельно детальное восприятие окружающей действительности – специфический фетовский способ обращения к вечным темам.

С одной стороны, современное фетоведение признает, что творчество А.А. Фета должно быть поставлено в один ряд с русскими поэтами-философами (А.С. Пушкиным, Ф.И. Тютчевым, поэтами-любомудрами). С другой – творчество А.А. Фета отличается неуловимостью, зыбкостью философских размышлений – они уходят в подтекст, скрыты за двузначностью слов, выражений, мотивов и образов. Анализ мотивной системы поэта, таким образом, играет важную роль в постижении глубинных смыслов его творчества. Опыт построения системы мотивов позволяет наглядно представить картину мира поэта, выявить всю полноту связей мотивов и образов его творчества (см. Приложение); определить мотивный состав лирики А.А. Фета (указать не только традиционные мотивы встречи, памяти, сна, творчества и другие, но и смежные, пограничные мотивы – мотив сна-видения, мотив сна-грезы, мотив бесконечности космоса, мотив приобщения к вечному через творчество и т.д.). Из всей фетовской системы мотивов в диссертации выделяются две репрезентативные группы, максимально наполненные смыслом: мотивы душевной жизни героя и мотивы семантического поля «пространство-время». Данные группы мотивов (являющиеся неотъемлемой частью творчества и других поэтов) в творчестве А.А. Фета охватывают наибольший пласт произведений и имеют наибольшее число связей внутри каждой из групп и между группами.

Проведенное исследование лирических текстов А.А. Фета также убедительно доказывает, что каждый мотив его творчества непременно связан с его эстетической системой, центром которой является мотив прекрасного, гармонии, красоты. До конца жизни А.А. Фет оставался верен своему представлению о Красоте как о реально существующем элементе мира, окружающего человека. Он говорил, что у всякого предмета из этого мира – тысячи сторон, но Красота – самая дорогая из них для художника: «Целый мир от красоты / От велика и до мала…».

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.