WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     ||
|

Варианты мотива, повторяясь, создают его семантическую напряженность. Для лирики повторяемость как признак мотива также актуальна, но лирический мотив, выделенный в совокупности текстов, лексически выражен лишь в части из них, в остальных же к этому мотиву могут отсылать основная мысль стихотворения, смежные мотивы, основные и второстепенные образы, подтекст стихотворения. Иначе говоря, специфика поэтического текста позволяет не принимать во внимание принцип повторяемости и лексической выраженности как основной при выделении мотива в тексте. В этом и заключается суть функционирования системы мотивов, связь между элементами которой настолько значительна, что присутствие одного элемента часто означает и наличие другого.

Лирический мотив может быть выделен исключительно в рамках контекста – цикла стихотворений или совокупности всего творчества автора. Невозможно выделение мотива в том или ином стихотворении без учета проявленности вариантов того же мотива в других текстах. Это также обусловлено свойствами лирики как рода литературы – небольшим объемом лирического текста, отсутствием динамического сюжета. С этим связана необходимость изучения лирических мотивов в системе – именно в системе становится возможным учет контекстуальных связей, выявление инвариантного начала мотива и его вариантов, описание функций того или иного мотива.

Итак, лирический мотив – это не всегда выраженный лексически, не обязательно предикативный, контекстуально обусловленный элемент структуры лирического произведения, тесно взаимосвязанный с такими составляющими произведения, как сюжет, тема, идея, лирический герой, совокупность образов. Признаками, характеризующими мотив, являются: повторяемость текстовых единиц, варьирование мотива, открытая сочетаемость, способность выступать в различных комбинациях с другими мотивами, лексическая невыраженность инварианта мотива в тексте при выраженности вариантов, контекстуальная обусловленность.

Далее рассматривается феномен «система» и формулируется понятие «система лирических мотивов». Система лирических мотивов – это внутренне упорядоченное, иерархическое, построенное по внутренним законам множество взаимосвязанных элементов лирического текста – мотивов, образов и связей между ними. Система мотивов может быть замкнутой и открытой. Замкнутая система предполагает самодостаточность и закрытость для влияний извне, в то время как открытая система постоянно взаимодействует с внешним миром. Система мотивов поэтического мира А.А. Фета, по мнению автора диссертации, является открытой (элементы свободно входят в систему или исключаются из нее), хотя характер связей внутри системы приближает ее к закрытой.

Система мотивов – будь то открытая или закрытая система – не может быть выявлена ни в пространстве одного стихотворения, ни даже в пространстве одного поэтического цикла. Для максимально полного описания системы необходима вся сумма творчества поэта (писателя).

Таким образом, анализ мотивной системы заключается в выделении как мотивных вариантов и их взаимосвязей внутри мотивных рядов, так и инвариантных значений мотивов. Рассмотрение мотивной системы дает возможность целостного описания мотивной структуры поэтического мира, а через нее – всего художественного мира. Сопоставление различных элементов мотивной системы (вариантов мотивов, рядов, совокупностей мотивов и образов) позволяет выявить целостный инвариантный смысл художественного творчества и глубже проникнуть в мысль каждого стихотворения и поэтического мира в целом.

Принцип системности мотива был осознан уже в исследованиях, в которых был поставлен вопрос о мотиве (И.Э. Мандельштам, А.П. Скафтымов, О.М. Фрейденберг, В.Я. Пропп, Ю.К. Щеглов). Раскрытие и функционирование системы лирических мотивов невозможно без такого элемента системы, как образ. Именно через образ, который является конкретным элементом произведения, возможно постижение мотивики, которая часто является имманентным, неявленным, даже абстрактным элементом художественного произведения.

Понятие образа при описании мотива фигурирует уже в первых теоретических разработках мотива (А.Н. Веселовский, О.М. Фрейденберг, Е.М. Мелетинский, Б.И. Ярхо). Так, в работах Б.И. Ярхо основой выделения мотива послужили его связи с образом. В «Методологии точного литературоведения» Б.И. Ярхо определяет мотив как «образ в действии (или в состоянии)»4. Диссертант опирается на эту точку зрения о соотношении мотива и образа: мотив, который не всегда явлен в тексте, чаще всего раскрывается посредством проявленных в произведении образов, способствующих его раскрытию.

Вторая глава исследования «Мотивика лирики А.А. Фета» посвящена анализу системы мотивов А.А. Фета, в которой рассмотрено две группы: мотивы душевного мира героя стихотворений и мотивы семантического поля «пространство-время». Рассмотренные группы мотивов – наиболее масштабные части системы мотивов А.А. Фета. Проведенный анализ лирики поэта дает основание утверждать, что данные мотивы не только наиболее частотны, но являются главными проводниками философских размышлений поэта. Они проходят сквозной линией через все творчество поэта – не только поэтическое, но и прозаическое.

В разделе 2.1. «Мотивы душевной жизни» рассматриваются мотивы внутреннего мира героя, мотивы природы. В подразделе 2.1.1. «Мотивы внутреннего мира героя» речь идет о мотивах, связанных с душевной жизнью лирического субъекта стихотворений. В системе лирических мотивов А.А. Фета все остальные мотивы раскрываются сквозь призму мотива души.

В стихотворении «Учись у них, у дуба, у березы» присутствуют «сердце», которое, однако, не воспринимается как физиологическая составляющая организма, и «душа», которая, напротив, воспринимается как часть физической оболочки человека, способная испытывать боль. В данном случае его значение приближено к традиционному значению образа сердца, которое также способно испытывать боль при воздействии на него внешних раздражителей. Таким образом, в стихотворении наблюдается смещение ролей образов души и сердца. Последнее, наоборот, отдалено по значению от своей физиологической сущности и означает то, что неподвластно описанию. Также как «холод» в контексте стихотворения – это не только явление природы, но и результат жизненных невзгод, неудач и сложностей, так же и «хватает» он не только за «сердце» – орган тела, но затрагивает область чувств. Созданный здесь образ души-о'ргана в последней строфе сменяется образом души – нематериального явления: «скорбящая душа» – это уже из области чувств и духовной сущности человека.

Подобное смещение роли образа сердца и образа души встречается и в стихотворении «Еще одно забывчивое слово...». Здесь также чувство тоски связано не с душой, а с сердцем, и, наоборот, «дрожит» душа. Такое раскрытие образов души и сердца в фетовской лирике связано с тем, что оба они выступают неотъемлемыми атрибутами душевных переживаний героя и, более того, становятся единственными связующими нитями в общении героя с окружающим миром.

В подразделе 2.1.2. «Параллелизм природного и душевного» исследуются мотивы природы А.А. Фета и их связь с другими элементами системы мотивов. В лирических произведениях А.А. Фета оба параллельных образных ряда – природный и душевный – и самостоятельны, и в то же время несамостоятельны. Контекстуальная взаимосвязанность этих двух рядов приводит к тому, что образы из мира природы допускают двойное восприятие и толкование. Они осознаются и в прямом их значении, и в их возможной соотнесенности с человеком и человеческим. Слово воспринимается сразу в обоих своих возможных смыслах. Это делает поэтическое слово предельно заполненным, объемным, как бы с внутренней перспективой – образным в точном значении этого понятия. Такое образное слово оберегает читателя от поверхностного прочтения стихов поэта: именно благодаря слову становится возможным проникновение в мотивную систему через прием параллелизма. Иначе говоря, прием параллелизма конкретного стихотворения выводит нас к фетовской системе мотивов через обращение к мотивам внутреннего мира героя. В такого рода двухчастных композициях возможны случаи более или менее тесной связи обеих частей стихотворения, большей или меньшей их расчлененности, но при этом самый характер поэтической структуры остается неизменным. Это структура, основанная на том, что факт из мира человеческого сопоставляется и поверяется фактом из мира природы. Всему или почти всему, что есть в человеке, поэт находит подобное в природе. Поэтому вполне логично, что природа постоянно являет примеры поучительной для человека стойкости, как, например, в стихотворении «Георгины», рассказе «Кактус». Так, в параллели «человек – природа» выигрывает последняя: выигрывает и стойкостью, и способностью безропотно сносить все невзгоды, и тем, что дает пример ропщущему человеку. Такое онтологическое осмысление человека и окружающего его мира приводит к тому, что лирический герой А.А. Фета чувствует не равнодушие природы, а, напротив, – ощущает живую связь с ней. Он всегда гармонически воспринимает отношения с природой. Ее красота вливает в душу, при всех невзгодах, ощущение полноты и радости бытия.

Показательный пример параллелизма природного и душевного – стихотворения «Какая грусть!..», «Чуя внушенный другими ответ».

Через поэтический параллелизм двух начал автор онтологически решает проблему соотношения природы и человека, утверждает их единство, равенство, взаимообусловленность. Этому же способствует включение мотивов из разных мотивных рядов системы (здесь и мотив цветов, и мотив птичьего крика, и мотив другого мира через образ теней, и мотивы внутреннего мира человека).

Таким образом, создавая разного рода параллели, А.А. Фет получал возможность выхода от пейзажа и человека с его внутренним миром к онтологическим вопросам. Обращенность к бытийным вопросам позволяет отнести А. Фета не только к группе поэтов «искусства для искусства», певцов природы и красоты – как его предпочитали называть исследователи, но и к поэтам-философам. Именно параллелизм природного и душевного начал как непременный атрибут поэта «чистого искусства», взаимообусловленность параллелизма и мотивов души, природы, прекрасного, безобразного, гармонического раскрывают нам не только систему мотивов Фета, но и самого поэта как философа и метафизика.

Раздел 2.2. «Мотивы семантического поля «пространство-время»» посвящен анализу поэтических текстов А.А. Фета с точки зрения наличия в них мотивов пространства, времени, вечности, мотива стремления к трансцендентному, образов звезд, неба, ночи.

В подразделе 2.2.1. «Мотив вечности и его семантическое поле» отмечается, что в отличие от других поэтов XIX века А.А. Фет в своем творчестве не обращался к течению исторического времени, его не интересовали хронологические процессы. Лирический герой поэта способен перемещаться во времени и пространстве, он свободен от временных границ, для него не существует настоящего, прошлого и будущего в традиционном понимании, он вглядывается «из времени в вечность». Для фетовского героя реальное историческое время легко может сжиматься до мгновения или растягиваться в вечность.

Один из убедительных образцов модели времени и концепции вечности поэта – стихотворение «Теперь». Игра временными планами, наложение различных временных и модальных пластов текста способствует развитию в стихотворении не только мотивов времени и вечности, но поднимает вопрос о ценности творчества, о том, что творческий порыв делает человека бессмертным. Иначе говоря, на сложном переплетении различных мотивов рождается еще один – мотив бессмертия творческой личности. Рациональное взаимодействует с эмоциональным: жизнь сердца оказывается неразрывно слитой с жизнью ума.

Живая связь между душой и мирозданием, мгновением и вечностью, преодоление пространства и времени глубоко ощущаются в общении со звездным небом и морской стихией. Один из наиболее частых образов в творчестве А.А. Фета – это образ звезд. Этот образ – один из немногих, который является ключевым по отношению ко всем пространственно-временным мотивам. В поэзии А.А. Фета это совершенно особый символ – символ вечности (это неоднократно отмечается самим поэтом в его произведениях – ведь жизнь звезд длится тысячелетия, не зависит от потока времени, рядом с ними человеческая жизнь – лишь мгновение в существовании вселенной: «вы говорите: вечность мы, ты – миг»), символ бесконечности (это также неоднократно отмечается в стихах поэта – в сравнении с жизнью отдельного человека и даже человечества), символ «видения невидимого» (ведь даже тайники человеческой души открыты, по А.А. Фету, для звезд), символ гармонии. Звезды помогают разгадывать тайны и способны проникать глубоко в душу: «От людей утаиться возможно, / Но от звезд ничего не сокрыть». А.А. Фет в своем творчестве всегда отдавал предпочтение природному миру перед человеческим. В стихотворениях о звездах такое мировосприятие приобретает космические масштабы. Вселенная, ее глаза – звезды, «пытливые очи», обладают способностью понимать самые глубокие переживания человека. Таково в лирике А.А. Фета соотношение макрокосма (зрячей Вселенной) и микрокосма (человека). Тема звездного неба логично вписывается в концепцию вечности Фета, ведь звезды сами символизируют вечность и являются вечным символом трансцендентного, всегда существующим, видимым воплощением человеческой мечты о бессмертии. Об этом поэт пишет, например, в стихотворении «Среди звезд». Здесь речь идет о физическом времени и пространстве и метафизическом времени – вечности. По сравнению со звездной вечностью земная жизнь – «непроглядный сумрак». В стихотворении подчеркивается превосходство звездной жизни, по сравнению с которой человеческая – всего лишь тень, иллюзия. С образом звезд неразрывно связан фетовский образ неба. Для поэта важен не образ неба сам по себе, а именно звездное (вспомним, звезды – «синего неба пытливые очи») небо. Последнее с наибольшей полнотой способно выразить авторскую мысль о глубине и бесконечности космоса. Именно через звездное небо герой стихотворения приобщается к вечности, трансцендентному, так как звезды становятся связующим звеном не только между небом и землей, но и между небом и тем, что находится за ним, – Космосом, Бесконечностью. Так, в системе мотивов поэта звезды символизируют недоступность космоса для человека, он сокрыт от любопытных глаз небесами (и более – тучами), и именно ночью (в фетовской системе) становятся возможными для человека это откровение, эта связь с Бесконечностью: звезды оказываются связующей нитью между землей и Космосом. Ведь в системе Фета именно ночью мгновение сливается с вечностью, а вечность приравнивается к мигу.

Pages:     ||
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.