WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Содержательное своеобразие драматических произведений В. Шулбаевой – постижение духовно-нравственного мира современника. Ее пьесы («Хынызыа ла састырба» (Не только любовь), «Сыын мзі» (Маральи панты), «Чуртас салаында» (Превратности судьбы) и др. поднимают социальные и нравственные проблемы до уровня их философского звучания, становясь своеобразным продолжением в национальном контексте социально-психологических «пьес жизни» таких известных драматургов, как А. Арбузов, В. Розов, А. Вампилов. Вопрос о нравственном самоопределении героя стал основным в психологических, семейно-бытовых драмах. Опыт русского классика психологической драмы А. Чехова помогает драматургу создавать свой национальный характер. Важную роль в раскрытии идейных начал ее драм играют образы-символы и мотивы, отражающие национальное миропонимание. В. Шулбаева стремится к подтексту, передаче внутреннего состояния человека. Свои творческие усилия она направляет на создание характера, воплощающего дух времени, его нравственный идеал, при этом особое внимание уделяет этнически выразительным возможностям драмы, стремясь найти новые художественные формы для выявления духовных, нравственных потенций в характере хакаса. Драматург создает живые характеры, цельные, завершенные. В галерее женских образов В. Шулбаевой особое место занимает образ весьма традиционный в антропологическом сознании народа Центрально-Азиатского региона – образ матери как хранительницы очага и носительницы родовых морально-нравственных устоев. Образ матери зачастую восходит к образу матери-земли, которая обладает внутренней силой, питая своих детей неиссякаемой энергией. Драматург впервые в ситуации хакасской драматургии приводит героев к исповеди – раскаянию и покаянию, что является несомненно новым в хакасской драматургии. И осознать свои заблуждения героиням В. Шулбаевой помогают мудрость и благородство матери. Нравственные поиски личности раскрываются и в другой драме В. Шулбаевой «Сыын мзі» (Маральи панты, 1977) и связаны с проблемой экологии. По мнению драматурга, в ситуации жизни кочевых и скотоводческих народов Сибири экологическое «здоровье» и нравственное, духовное здоровье человека находятся в особой и неразрывной связи. В связи с этим В. Шулбаева обращается к традиционному мировоззрению и быту народа, в котором тесная связь с родной землей, любовь и глубокое уважение к ней, единение с природой расцениваются как основные условия гармонического существования человека. Важную роль в идейно-художественной структуре ее пьес играют образы-символы: образы дома, тайги, солнца, очага, огня. В народном миропонимании дом всегда противопоставлен внешнему миру и служит символом защищенного пространства среди первозданного хаоса. Так, избушку Талная («Маральи панты») можно назвать микромоделью мира, своеобразным ключом к познанию основ жизни народа. И потому на этом «островке» у большинства героев начинается духовная «болезнь». Именно здесь персонажи драмы наиболее глубоко чувствуют генетическую связь со своими корнями, связи прошлого с настоящим и будущим.

Драматург В. Шулбаева в постижении основ мироздания и внутреннего мира человека идет через традиционное мировоззрение, с одной стороны, и современной эстетической и исторической ситуации времени с другой, в стремлении найти новые художественные формы для максимального выявления духовных, нравственных потенций в национальном характере драматург обращается к этнически выразительным возможностям драмы.

В разделе 3.3 «Проблемы современного освоения этнопоэтической эстетики в исторических трагедиях и драмах» исследуется художественный опыт А. Чапрая, творчество которого отличается самобытностью и своеобразием использования этнопоэтической эстетики.

Пьесу « Абахай Пахта» (Прекрасная Пахта, 1990) А. Чапрая отличает сложный жанровый синтез: в ней взаимодействуют элементы трагедии и исторической драмы. В основу сюжета положено одноименное народное предание, повествующее о судьбе похищенной монгольским воином хакасской девушки Абахай Пахта. Сквозным, идейным образом в пьесе является образ родной земли. В представлении героини родина – это источник жизни, символ счастья. Для героини А. Чапрая важнее всего «слышать родную речь», «видеть горы и степи родной стороны», «ощущать тепло летнего ветерка с запахом степных цветов». Тема тоски по родине становится источником драматизма в судьбе героини. Образ ее, воплотивший любовь к родине, неподвластен смерти, и поэтому ее имя живет в памяти народа. Драматург художественно усиливает заложенную в народной легенде мысль о праве на бессмертие человеческого чувства любви к родной земле особо поэтичными, образными словами героини.

В пьесе А. Чапрая образами-символами, функционально наполненными особым этим богатым смыслом, стали архетипические образы неба и степи. Они представлены как живые существа: героиня пьесы обращается к ним как к своим покровителям, защитникам, отражая и народные представления о сотворении Земли, сущности человека. В представлении Пахта, степь – это «что-то бескрайнее, то, что нельзя (невозможно) обойти», поэтому «она незабываема», вечна. Активная функция архетипа воды находит свое художественное и драматическое решение в образе реки, которую пересекает Пахта, убегая от мужа. Здесь река как архетип воды выступает и как граница между миром Пахта и миром Бахтыя, чужой для нее землей. Бахтый, муж героини, монгольский хан, пытаясь вернуть Пахта, на грани безумия бросает в реку сыновей. Этот мифологически традиционный прием мести (Медея в греческой мифологии) как поступок может быть истолкован и как акт покаяния и очищения от греха: дети как плод греха, рожденные без любви, должны погибнуть в воде.

Драматург использует мифологические представления, имеющие сходные черты у других народов о том, что небо – отец, земля (степь) – мать. Обращения, благопожелания Пахта горам, рекам, степям напоминают традиционные обряды поклонения сакральным объектам окружающего мира. Драматург, изображая тесную духовную связь человека с окружающим миром, выражает национальное мировидение, традиционную антропологическую сущность хакаса как человека, неразрывно связанного с миром природы. Героиня А. Чапрая преодолевает силу судьбы. У нее нет сомнений в том, как она будет поступать, лишь дети оказываются «препятствием» к осуществлению замысла: взять их с собой она не может, так как они всегда под надзором, да и Бахтый никого не пощадит, чтобы их вернуть; если же оставить их здесь, они могут пойти войной на ее землю, когда вырастут. Пахта находит единственный путь – погубить их. Борьба двух начал, добра и зла, происходившая в душе героини, выдвигается на первый план и является движущей силой этого характера. Своего мужа Бахтыя лишить наследников она решается не только из чувства мести, а еще и затем, чтобы ее дети не выросли врагами ее народа. Тяжелые переживания Пахта в связи с гибелью детей передаются в ее плаче (сыыт), оказывающей самое сильное эмоциональное воздействие на зрителя и усиливает трагическое звучание пьесы: «Рожденные от беса дети мои / Пусть солнца не видят, / Сыновья, которых, жалея, растила я, / Пусть этим горьким воздухом не дышат. / В позоре рожденные дети мои / Пусть не будут ворами на этой земле, / В горести рожденные дети мои / Пусть не топчут эту землю»7.

В словах Пахта – ужас и боль, тоска и отчаяние от содеянного ею. Сердце Пахта разрывается от сострадания к детям, от горького сознания вины перед ними и от ощущения неотвратимости страшной и близкой развязки.

Другие пьесы А. Чапрая – «Ах сабдар атты Чанар Хус» (Чанар Хус на сиво-игреневом коне, 1991), «Хуу Хат – Та Хызы» (Ведьма – Горная дева, 1996) – также основываются на фольклорных сюжетах, и мифологемы и архетипы в поэтике драмы способствуют созданию художественной значимости образов. На основе синтеза национально-художественных и реалистических традиций литературы А. Чапрай создает свою художественную картину мира в ее национальной специфике и колорите.

Действие в «Чанар Хусе» происходит во времена феодальных междоусобных войн на территории древней Хакасии. После смерти князя Ханчых его дети, Чанар Хус и Чакай, через пятнадцать лет возвращают свое родовое наследство. Чанар Хус, главный герой и законный наследник князя Ханчых, возглавил свой народ. Но выросший далеко не в аристократической среде, Чанар Хус не имеет навыков правления, и его советником становится мудрец Тойон. Чанар Хус, человек добрый, со справедливым сердцем, как правитель стремится к взаимопониманию и открытому общению с народом, мудрец Тойон помогает ему адаптироваться в обществе, открывая для себя в природе человеческого общества.

Яркий мифологизм драматургии А. Чапрая придается и тем, что герои знают свою судьбу заранее, как это и положено в мифах, в основном это происходит путем гадания. Чанар Хусу «Гадательная книга» предсказала, что женится он на дочери князя Чигирен – Чакай. Как правило, герои драмы онтологически и не пытаются изменить свою судьбу, так как издревле в религиозно-культовой традиции предсказания должны восприниматься как слова «от бога», потому непростые понятия «рок», «судьба» становятся неотъемлемой частью пьес А. Чапрая и его трагических героев.

Функции особых символов выполняют в пьесе образы коновязи и юрты, представляющие собой «центр земли» для хакасов. Описание юрты и коновязи дается в подробных ремарках: «На сцене – вид традиционного поселения. С правой стороны сказочно красивая юрта-дворец. Войлок на ней узорчатый. Слева от юрты – фигурная коновязь, с тремя зарубками. В глубине сцены – простые, без узора юрты, покрытые шкурами и берестой…» (перевод наш. – Н.М.). Данная ремарка в начале пьесы дает представление о жизни людей в этом поселении. Ремарка напоминает целый рассказ с экспозицией, образно предваряющей действие.

В пьесах А. Чапрая герои отличаются нравственным и духовным здоровьем. Они погибают, но их устремления и дела, страдания и победы остаются в памяти людей, подобно тому, как продолжают жить в народной памяти герои преданий.

Драма «Хуу Хат – Та Хызы» (Ведьма – Горная дева) – новый синтез бытовой драмы и активного участия мифопоэтических символов, благодаря чему переплелись реальные человеческие и мистические образы. Образ Ведьмы, или Горной девы, восходит к архетипическому образу мифологемы матери, которая в свою очередь восходит к архетипу высшего женского начала.

Фольклоризация и мифологизация в драматургии А. Чапрая связаны со спецификой его художественного сознания, его мировидения, основой которого являются национальный менталитет и стремление передать глубины национального художественного мира своего народа, его этнопоэтического богатства.

В заключении даются выводы по теме исследования.

Хакасская драматургия имеет глубокую связь с народнопоэтическими истоками. Опираясь на опыт и традиции, вырабатывавшиеся в национальной культуре веками в соответствии с социально-эстетическими взглядами народа, она на протяжении всей своей истории постоянно стремится к углублению изображения, обращением к национальным истокам как плодотворному способу идентификации этноса в мире и пространстве. Опираясь на художественно-эстетические традиции народа, хакасские драматурги создают национальную картину мира, актуализируя с их помощью духовные ценности, идеалы, предопределяя самобытность национального характера.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Майнагашева, Н.С. Рукописи А.М. Топанова – ценный материал при изучении творчества писателя [Текст] / Н.С. Майнагашева // Научные исследования молодых ученых и студентов Хакасии: сб. ст. – Абакан: Хак. кн. изд-во, 1997. – С. 75-76.
  2. Майнагашева, Н.С. Сюжетная основа трагедии А. Чапрая «Абахай Пахта» [Текст] // Н.С. Майнагашева // Россия и Хакасия: 290 лет совместного развития. – Абакан: Хак. кн. изд-во, 1998. – С. 195-198.
  3. Майнагашева, Н.С. А.М. Топановты чуртас паза чайаачы чолы (Жизнь и творчество А.М. Топанова) [Текст] / Н.С. Майнагашева // Топанов А. Хакасияны ні: сб. стихов на хакасском языке / сост. и вступ. ст. Н.С. Майнагашевой. – Абакан: Хак. кн. изд-во, 2003. – С. 3-6.
  4. Майнагашева, Н.С. Драматургическое творчество А.М. Топанова в 1940-е годы [Текст] / Н.С. Майнагашева // Ежегодник Ин-та саяно-алтайской тюркологии Хак. гос. ун-та. им. Н.Ф. Катанова. – Абакан: Изд-во Хак. гос. ун-та, 2003. – Вып. VII. – С. 62-64.
  5. Майнагашева, Н.С. Жанр трагедии в хакасской драматургии [Текст] / Н.С. Майнагашева // Ежегодник Ин-та саяно-алтайской тюркологии Хак. гос. ун-та им. Н.Ф. Катанова / под общ. ред. С.П. Ултургашева. – Абакан: Изд-во Хак. гос. ун-та, 2005. – Вып. IХ. – С. 151-152.
  6. Майнагашева, Н.С. Художественное своеобразие драмы В. Шулбаевой «Маральи панты» [Текст] / Н.С. Майнагашева // Урал-Алтай: через века в будущее: материалы Всерос. науч. конф. – Горно-Алтайск: Г.-Алтайск. кн. изд-во, 2005. – С. 162-164.
  7. Майнагашева, Н.С. Народнопоэтические истоки хакасской драмы [Текст] / Н.С. Майнагашева // Ежегодник Ин-та саяно-алтай. тюркологии Хак. гос. ун-та им. Н.Ф. Катанова. – Абакан: Изд-во Хак. гос. ун-та, 2005. – Вып. IХ. – С. 152-156.
  8. Майнагашева, Н.С. Тема Великой Отечественной войны в творчестве хакасских драматургов [Текст] / Н.С. Майнагашева // 60 лет Победы в Великой Отечественной войне: материалы науч.-практ. конф. – Абакан: Хак. кн. изд-во, 2005. – С. 63-66.
  9. Майнагашева, Н.С. Топанов Александр Михайлович; Кильчичаков Михаил Еремеевич; Чапрай Александр; Шулбаева Валентина Гавриловна [Текст] / Н.С. Майнагашева // Литература народов России: ХХ век: словарь / Ин-т мировой литературы им. М. Горького. – М.: Наука, 2005. – С. 312-317.
  10. Майнагашева, Н.С. Художественно-стилевые особенности комедии в хакасской драматургии [Текст] / Н.С. Майнагашева // Сибирь – единое фольклорно-литературное полиэтническое пространство: материалы регион. науч. конф. – Улан-Удэ: Изд-во ГУП ИД «Буряад нэн», 2005. – Вып. 1. – С. 49-55.
  11. Майнагашева, Н.С. Художественно-эстетические искания хакасских драматургов конца ХХ века [Текст] / Н.С. Майнагашева // Методологические проблемы изучения истории литератур народов Сибири: материалы регион. науч. конф. – Кызыл: Аныяк, 2006. – С. 139-142.
  12. Майнагашева, Н.С. Жанр психологической драмы в хакасской драматургии: проблематика, поэтика [Текст] / Н.С. Майнагашева // Бурятская литература в условиях современного социокультурного контекста: материалы регион. науч. конф. (27-28 ноября 2006 г.). – Улан-Удэ: ГУП ИД «Буряад нэн», 2006. – С. 209-218.
  13. Майнагашева, Н.С. Хакасская драматургия ХХ века в ретроспективе [Текст] / Н.С. Майнагашева // Хакасия в ХХ веке: язык, история, культура: материалы регион. науч. конф. (6 октября 2006 г.) / под ред. Л.В. Анжигановой. – Абакан: Изд-во Хак. гос. ун-та, 2006. – С.113-117.
  14. Майнагашева, Н.С. О переводе комедии М.
    Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»