WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В ходе исследований было установлено, что второстепенные члены предложения являются реальными синтаксическими единицами не только на формальном уровне, но и в динамике речи, а их изучение требует обращения к диалектике выражения и содержания синтаксических связей. Семиологическая релевантность просодических средств продемонстрирована на материале атрибутивных комплексов с определениями в препозиции (Морозова А.Н.), предложных субстантивных словосочетаний (Сучкова С.А.), придаточных предложений (Драчук И.В.), парцеллированных конструкций (Калинин А.Н.), аппозитивных конструкций (Мишина Ю.Е.). Показано, что, обладая относительной самостоятельностью, интонационный контур определяется комплексом коллигационных и коллокационных факторов, характеризующих линейную структуру высказывания. Одним из ключевых понятий, обоснованных в ходе исследований, стало понятие синтаксической омографии, которое позволяет раскрыть значимость просодии для выражения синтаксических функций предельных компонентов предложения и разграничения смежных синтаксических явлений. Все названные работы содержат сопоставление просодических средств сегментации с пунктуационными, подтверждающее, что наиболее важные просодические оппозиции находят адекватное отражение в письменной речи.

Сплошной анализ большого массива звучащих текстов различной функциональной принадлежности в плане соотношения формально-грамматического и просодико-синтаксического аспектов свидетельствует о тенденции совпадения синтагматического и формально-грамматического членения. Те же случаи, когда синтагматика идет вразрез с нормами синтаксической диеремики, объясняются семантическими, метасемиотическими, ритмическими факторами (М.М. Давыдова, Е.В. Ташкина).

Две последующие главы диссертации содержат описание процедуры экспериментального исследования и его результатов. Следуя тезису о единстве синтагматики и синтаксиса, мы прежде всего обратились к изучению морфосинтаксических (коллигационных) и лексико-семантических (коллокационных) особенностей инфинитивных конструкций (Глава 3 «Специфика реализации инфинитива в составе линейного ряда речи»).

В параграфе 3.1. «Морфосинтаксические характеристики сочетаний, включающих финитный глагол и инфинитив», представлены выявленные в ходе исследования дистрибутивные модели, в которых инфинитив синтагматически связан с глаголом в личной форме. Используя традиционный для этой области метаязык, мы рассматривали материал на основе ряда параметров, основным из которых стала оппозиция «контактное/дистантное» положение глагола по отношению к инфинитиву. Принимались во внимание количество усложняющих элементов при ядерных компонентах конструкции, их синтаксическая структура и лексико-грамматические свойства, функционально-стилевая принадлежность высказывания. Полученные данные подверглись статистической обработке.

Сделан вывод о возможности выделения четырех структурных вариантов. Наиболее типичными дистрибутивными моделями являются «глагол + инфинитив» и «глагол + инфинитивное сочетание», характеризующиеся контактным расположением. Такие структуры практически всегда реализуются в синтаксически сильных позициях. Информативно нагруженная часть предложения обнаруживает тенденцию быть выраженной структурно сложным образованием; это подтверждается, в частности, тем, что число единиц анализа, включающих инфинитивное словосочетание, более чем в два раза превышает число примеров, в которых второй компонент конструкции имеет монолексемное выражение. Усложнение осуществляется за счет предложных субстантивных словосочетаний, герундиальных оборотов, вторично-предикативных сочетаний, предикативных синтагм (needs to be handled with care; need to keep finding yourself; tries to have me killed; tend to do what it wants).

О тенденции к контактному расположению глагольного и инфинитивного компонентов свидетельствует и чрезвычайно низкая частотность структурного варианта, представленного моделью «глагольное словосочетание + инфинитив». Дистантность здесь является условной, поскольку определяется валентностью финитного глагола, реализующегося только в сочетании с местоимением, существительным или (реже) именным словосочетанием. Дистантность в собственном смысле этого слова наблюдается достаточно редко; она осуществляется за счет введения в состав конструкции предложного словосочетания, связанного с глаголом обстоятельственным содержанием (sat on the balcony to cool down).

Последний из выделенных вариантов имеет структуру «глагольное словосочетание + инфинитивное словосочетание», в плане частотности он соотносится с вышерассмотренным в пропорции 3,5:1. В рамках данной модели наблюдается наибольшее структурное разнообразие. Глагольная и инфинитивная части, как правило, уравновешены в ритмико-синтаксическом отношении (warned her repeatedly to avoid sugar in her diet; sent its army into Iraq to take control of his new territory); они могут быть дистанцированы за счет структурно громоздкого речевого отрезка (took me to a party a friend of his from art school was having at the Saatchi Gallery to stop me obsessing). Наиболее полное выражение дистантность получает в случаях, когда связь между глаголом и инфинитивом нарушается парентетическим внесением (settle at the counter, a cup of chocolate in my hand, to await the end of Mass).

Отдельно рассматривается «последовательное развертывание», определяемое также как последовательное усложнение (Г.Г. Почепцов), fused constructions (Ч. Майер) и синтаксический барьер (В.В. Бурлакова), когда конструкция включает две и более неличных форм глагола. В такого рода структурах за инфинитивом (или инфинитивным словосочетанием), примыкающим к финитному глаголу, следует другой инфинитив или инфинитивное словосочетание (seem to want to do it; didn’t dare let go of the box to reach up and touch the wood).

Сопоставляя материал в плане функциональной принадлежности, мы пришли к выводу о том, что большинство случаев реализации модели «глагольное словосочетание + инфинитив» и последовательного развертывания принадлежат художественному стилю. В текстах интеллективного характера структурно сложные сочетания встречаются преимущественно после глаголов, имеющих «полумодальный» статус (are trying to make people use what we have in Swedish).

Коллокационому аспекту инфинитивных конструкций посвящен параграф 3.2., озаглавленный «Тематическая классификация глаголов, реализующихся в сочетании с инфинитивом». В ходе анализа фактического материала были выделены четырнадцать тематических групп, которые нам представилось логичным объединить в более крупные классы (сферы), получившие соответствующие названия.

Ментально-речевая сфера включает: 1) глаголы речевых актов advise, ask, beg, call (= say, ask), command, invite, offer, promise, remind, request, say, tell, urge, warn, appeal (= ask), speak, suggest); 2) глаголы коммуникации, которые служат для сообщения того, каким способом (или с помощью какого средства связи) было передано сообщение: call (= ring), ring, telephone (phone), text (= to send a text message= SMS), write; 3) когнитивные глаголы, указывающие на ментальное состояние или отношение, на эпистемологический статус передаваемой инфинитивом информации: assume, believe, consider, expect/be expected, forget, know, learn, pretend, suppose/be supposed, take (= think to be), think/be thought, train (= learn), trust.

К единицам эмоционально-чувственной сферы относятся глаголы: 1) восприятия (feel, hear, notice, see, watch); 2) желания, приближающиеся по значению к модальным: want, wish, (cannot) bear, care, dare, dread, hate, hope, like, long, love, need, prefer, regret, die, yearn (= to want something a lot); 3) намерения и решения (agree, choose, contract, decide, deign, intend, mean/be meant, plan, prepare/be prepared, refuse, resolve, wait); 4) попытки (try, attempt, battle, bother, fail, omit (= fail), manage, seek, strain, struggle, venture); 5) модальности или каузальности (allow, let, make, afford, arrange, cause, compel, drive, elect, encourage, forbid, force, get (= make), help, incline, inspire, instruct, leave, oblige, order, permit, persuade, require, tempt).

К глаголам сферы отношения к реальности относятся 1) видовые глаголы, характеризующие степень завершенности действия или события: begin, start, become (= to start to have a different quality), grow (= start to have a quality), set out (= start a journey), continue, go on, pause, stop, break off (= stop); 2) глаголы вероятности и общеизвестного факта (appear, come (= to reach a point, a decision), happen, seem, tend, turn out); 3) глаголы существования (exist, live, occur, stay).

Глаголы, обозначающие физические действия, включают такие лексические единицы, как breathe, curve, drag, draw, earmark, flock, give, grab, grow up, gyre around, join, labour (= work), laugh, lean, look, measure, open, pay, play, peer down, put, read, rear, scrape, send, serve, set oneself, settle, shout, sign, sit, stand up, stoop, swallow, throw, tick, turn, use, wake, work. В отдельную тематическую группу целесообразно выделить многочисленные глаголы, связанные с идеей движения и (часто) указывающие на способ перемещения в пространстве: go, come, amble, arrive, crawl, creep, fly, follow, leap, leave, lurch, move, pop over, push, raise, return, rise, run, stagger, stretch forward, tilt, travel.

В то же время в ходе классификации образовался своеобразный «остаток» глаголов, невозможность однозначного отнесения которых к вышеназванным группам объясняется тем, что их семантика обусловлена парадигматическими или синтагматическими связями. К ним относятся, во-первых, слова с экспрессивно-синонимическим значением, выступающие как контекстуальные синонимы стилистически нейтральных единиц (trembled to conquer the unknown; wrenched out a smile to show he knew it was a joke); коллокационно обусловлена семантика глаголов со значением «спешить» (hasten, hurry, rush). В глагольных сочетаниях слово может иметь фразеологически связанное значение, например, owe smth to do smth; rely on smth to do smth. Употребление того или иного слова в составе инфинитивных конструкций обусловлено и конструктивно, когда глаголы выступают в построениях с формальным подлежащим. Особое место занимают глаголы широкой семантики, которые в сочетании с инфинитивом реализуют разные типы лексического значения. Так, значение глагола bring часто оказывается фразеологически связанным (brought on the leaders of the various unions to talk about…; couldn’t bring myself to do it). Для глагола take в составе конструкции характерны номинативное (took her arm to steady her), конструктивно обусловленное (it takes the Oxford English Dictionary 60,000 words… to define them all) и фразеологически связанное (he took coach to Weymouth) значения.

В результате анализа мы делаем вывод о том, что в отношении семантической классификации основной дихотомией является противопоставление глаголов, которые охватывают 1) ментально-речевую, эмоционально-чувственную сферы и отношение к реальности и 2) физические действия. Последние отличаются гораздо большей семантической полнотой, что определяет тенденцию к реализации обстоятельственных отношений между глаголами данной группы и инфинитивом.

Исследование показало также, что разным функциональным стилям свойственны определенные семантические группы глаголов. Так, в тексте-сообщении наиболее частотными стали глаголы намерения и решения, попытки, видовые глаголы и глаголы вероятности и общеизвестного факта. В произведениях разной функциональной направленности выделяется ограниченный список высокочастотных глаголов: want, try, come, seem, ask, decide, begin, start.

Рассмотрев особенности линейной организации единиц в морфосинтаксическом и лексико-семантическом аспектах, мы переходим к проблеме взаимодействия линейного и надлинейного рядов речи с целью раскрытия функциональных характеристик инфинитива. Глава 4 «Синтактико-просодические и семантико-стилистические свойства инфинитива в составе глагольного сочетания» включает три параграфа.

В параграфе 4.1. «Инфинитивная конструкция в единстве линейного и надлинейного рядов речи» излагаются результаты аудитивного анализа, полученные путем последовательного описания просодических характеристик (прежде всего, паузальных и тональных). Зарегистрировано значительное число вариантов просодического оформления, определяемых синтаксическими и сверхсинтаксическими факторами (позиция в предложении, логическое выделение, необходимость выражения эмоционально-экспрессивно-оценочных обертонов). Основным результатом этого этапа анализа стало выявление просодических инвариантов, определяемых как синтагматическая конденсация и синтагматическое расчленение. Первый, наиболее частотный (79,7% примеров выборки), обеспечивается непрерывным интонационным контуром, благодаря которому глагол и инфинитив образуют одну синтагму с двумя сильными ударениями, создающими своеобразную просодическую «рамку». Тональное оформление (сочетание ровного и неровного тонов) соответствует нормам синтаксической просодии, свойственной словосочетанию. Второй характеризуется наличием синтагмораздела между глагольным и инфинитивным компонентами; он выражается при помощи паузы (в или 1 единицу) в сочетании с изменением мелодической кривой. В отдельных случаях синтагмораздел осуществляется только тональными средствами.

В этой части работы ставится задача определить, какие особенности линейного ряда высказывания влияют на выбор интонационного контура. К морфосинтаксическому фактору, определяющему просодическую монолитность инфинитивной конструкции и реализацию двух сильных ударений, относится структурный. В его рамках принципиально значимыми выступают три параметра: 1) контактное либо дистантное расположение инфинитива относительно финитного глагола; 2) реализация ядерных компонентов конструкции самостоятельно или в составе словосочетания; 3) степень структурной сложности словосочетания.

Тенденцию к синтагматической конденсации проявляют конструкции моделей «глагол + инфинитив» и «глагол + инфинитивное словосочетание», где непрерывным интонационным контуром оформляются около 90% и 80% примеров от общего количество единиц в выборке соответственно:

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»