WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Глава 1 «Инфинитивные конструкции английского языка как объект лингвистического изучения» содержит обобщение работ отечественных и зарубежных англистов, в которых раскрывается специфика объекта исследования, и состоит из трех параграфов. В параграфе 1.1. «Формально-грамматические признаки инфинитивных конструкций» отмечается, что уже определение состава типичных синтаксических моделей, в которых реализуется инфинитив, представляет серьезную проблему. Это связано, во-первых, с метаязыковыми трудностями, а именно различиями в употреблении терминов «конструкция», «оборот», «словосочетание», «структура». Под «конструкцией» понимаются вторично-предикативные синтаксические образования, перечень которых варьируется от трех (объектная инфинитивная конструкция, предложная инфинитивная конструкция и субъектная инфинитивная конструкция) до двух (за последней из указанных конструкций этот статус не всегда признается). В то же время допускается более широкая трактовка понятия, когда данный термин охватывает все возможные сочетания глагола в личной форме (далее финитного глагола или глагола) и инфинитива. Первый подход характерен для видных представителей отечественной лингвистики, придерживающихся этой точки зрения вслед за О. Есперсеном: В.Н. Жигадло, И.П. Ивановой, Л.Л. Иофик, В.В. Бурлаковой, В.Л. Каушанской, Е.А. Корнеевой, Л.С. Бархударова, Д.А. Штелинга, Е.С. Блиндуса, О.Н. Прохоровой, Я.М. Вовшина и других. Другое понимание природы инфинитивной конструкции преимущественно свойственно зарубежным исследователям последних лет (Б. Хэтэуэй, А.С. Хорнби, Д. Байбер, С. Йоханссон, Дж. Лич, С. Конрад, Ю. Финеган, М. Пэрротт, а также О.Н. Журавлева и М.С. Крат).

Отсутствие единого и общепризнанного перечня инфинитивных конструкций связано и с тем, что в отношении выделения некоторых моделей остается неясным, следует ли руководствоваться только формально-структурными показателями или учитывать функционально-семантические различия. Ситуация осложняется тем, что в подавляющем большинстве работ объект исследования ограничивается отдельными типами построений, вне их связи с системой существующих моделей. Наиболее исследованной является область так называемых вторично-предикативных структур, что вполне оправдано значительной ролью, которую они играют в обеспечении «комплексной конденсации» (В. Матезиус), позволяющей выражать большой объем информации средствами номинативной предикации, и тем, что такие конструкции характерны именно для английского языка.

Специфика этих конструкций определила тот факт, что их описание базируется на аналогии с предикативными единицами: конструкции рассматриваются как результат компрессии сложноподчиненного предложения. Эквивалентность придаточному предложению подтверждается методом трансформации, а компоненты трактуются в терминах субъектно-предикатной структуры или тема-рематических отношений. Несмотря на различия в методах и метаязыке описания, работы авторов сходны в том, что они раскрывают преимущественно логико-понятийный аспект структуры, но оставляют в стороне вопрос о синтаксических функциях инфинитива.

В работах, описывающих конструкции с инфинитивом в терминах «малого» синтаксиса, структурные характеристики отходят на второй план, а основное внимание уделяется семантическим и функциональным особенностям. Однако при этом нет достаточной последовательности в использовании морфологических, лексико-семантических и синтаксических параметров; типичным является описание инфинитивной структуры на основе отнесения ее компонентов к определенным лексико-грамматическим классам.

Таким образом, мнения авторов существенно расходятся как в отношении состава структур, так и их синтаксической интерпретации. Эти выводы определили целесообразность более детального рассмотрения вопроса о синтаксических функциях, реализуемых инфинитивом в условиях его синтагматической связи с глаголом, чему и посвящен параграф 1.2. «Синтаксические функции инфинитива в составе глагольных сочетаний».

Проблему роли, выполняемой инфинитивом в глагольных сочетаниях, одним из первых поставил О. Есперсен, рассматривая ее в соответствии с теорией рангов [Есперсен 2006]. Его изыскания лежали преимущественно в области вторично-предикативных конструкций, которые и оказались впоследствии в центре внимания исследователей. Между тем, более частотной в английском языке является модель «глагол + инфинитив»: проведенный нами статистический анализ показывает, что количество примеров соединения финитного глагола и инфинитива в четыре раза превышает количество примеров с вторично-предикативными конструкциями.

Несмотря на структурную простоту данной модели, трактовка синтаксических функций, реализуемых ее компонентами, оказывается достаточно сложной и противоречивой. Современных зарубежных исследователей отличает нивелирование синтаксической функции инфинитива, сочетающегося с глаголом, либо ее определение на основе лексико-семантических критериев [Хорнби 1992]. При этом практически каждая схема описания отличается тем, что в отношении разных структур избираются различные критерии – морфологический, синтаксический или прагматический.

В гораздо меньшей степени смешение критериев характерно для отечественных грамматистов, которые, рассматривая сочетания глагола с инфинитивом, ставят во главу угла следующий вопрос: является ли инфинитив в составе таких сочетаний членом (компонентом) члена предложения (и как следствие – какого) или инфинитив обладает синтаксической самостоятельностью Литература свидетельствует об отсутствии не только единого мнения на этот счет, но и указания на достоверный критерий разрешения заявленной проблемы. В сочетании с финитным глаголом неполной предикации инфинитив может играть роль компонента составного сказуемого: видового или модального [Жигадло, Иванова, Иофик 1956], в результате чего (особенно в случае глаголов аспектной семантики) все сочетание становится сложным членом предложения [Воронцова 1960]. Б.А. Ильиш, оперируя грамматическими, а не семантическими категориями, полагает, что как сложное глагольное сказуемое конструкция выступает при сочетании инфинитива с модальным глаголом; в остальных случаях инфинитив имеет статус отдельного члена предложения – дополнения [Ильиш 1971]. Высказывается и мнение о том, что в составе объектно-инфинитивного сочетания инфинитив не обладает синтаксической самостоятельностью [Блиндус 1975].

Не поддается однозначному решению вопрос о разграничении функций дополнения и обстоятельства. Определение функции здесь базируется на лексико-семантических и синтактико-семантических признаках, однако в конечном счете исследователи приходят к выводу о том, что единственным достоверным критерием разграничения двух функций является трансформационный тест, т.е. формальная процедура подстановки слов, сигнализирующих обстоятельственное содержание [Каушанская 1973; Бархударов, Штелинг 1973; Усманова 1990]. Отсутствие объективных критериев определения функции инфинитива как самостоятельного члена предложения дает исследователям основания говорить о нейтрализации различий между дополнением и обстоятельством [Ильиш 1971], отказаться от использования термина «член предложения» в пользу понятий «усложнение» [Почепцов 1971], «матричная пропозиция» [Козлова 1988] и т.п.

Принципиально иной подход отличает А.И.Смирницкого, который подвергает критике интерпретацию инфинитивных конструкций с формальных позиций. Ученый считает, что инфинитив в сочетании с глаголом выполняет функцию, отличную от дополнения и обстоятельства. Эта функция («изъяснение») состоит в дальнейшем раскрытии содержания слова, к которому инфинитив относится; в зависимости от семантики глагола инфинитив приближается по значению к дополнению или обстоятельству. Именно это положение стало гипотезой настоящего исследования.

Исходя из важности коллокационного аспекта в определении синтаксических функций инфинитива, на которую прямо или косвенно указывают все авторы, нам показалось логичным отдельно рассмотреть этот вопрос. Параграф 1.3. «Семантика финитных глаголов» содержит анализ различных способов таксономии глаголов в личной форме. Выявление полного списка глаголов, сочетающихся с инфинитивом, и их тематическая классификация связаны с общими трудностями классификации лексики (как, например, соотнесением семантики слова на эмическом уровне с его реализацией в составе речевого произведения) и с тем, что исследователи преимущественно обращаются к лексическому аспекту конструкций, финитные глаголы которых принадлежат закрытому списку слов (Л.С. Бархударов, Д.А. Штелинг, Я.М. Вовшин и др.). Списки, охватывающие более широкий спектр структур (Г.Г. Почепцов, О.Г. Ягодникова, Л.П. Дрига, А.А. Родионова и др.), не репрезентируют всю совокупность глаголов, способных к сочетанию с инфинитивом, оставляют неясными границы между отдельными тематическими группами, отличаются непоследовательностью в плане разграничения лексического и грамматического признаков, используемого метаязыка. Нуждам нашего исследования наиболее полно отвечает таксономия, представленная в грамматике “Longman Grammar of Spoken and Written English” [Biber, Johansson, Leech, Conrad, Finegan 1999], которая и была положена в основу анализа фактического материала.

Таким образом, обобщение литературы по проблематике исследования свидетельствует о том, что до сих остается актуальным вопрос о синтаксическом статусе инфинитива и его зависимости от структурных и лексико-семантических особенностей речевых отрезков, в которых он реализуется. Для решения этих вопросов необходимо обращение к методологии и методам исследования, способным раскрыть функциональную специфику данной единицы. Построению методологической базы реферируемой диссертации посвящена глава 2 «Методология и методы описания членной структуры предложения», состоящая из трех параграфов.

В параграфе 2.1. – «Основные подходы к выделению членов предложения» – осуществляется краткий экскурс в многовековую историю изучения синтаксической структуры предложения. Здесь излагаются концепции, разработанные в рамках донормативной и прескриптивной грамматик (Дж. Брайтленд, Р. Лаут, С.П. Мейсон, А. Бэйн и др.), классической научной грамматики (Е. Круизинга, Дж.О. Кэрм и др.), теории рангов (О. Есперсен), структурализма (Л. Блумфилд, К.Л. Пайк, Р. Уэллс, Ю. Найда, З. Хэррис и др.), трансформационной грамматики (Н. Хомский, Ч. Филлмор, У. Чейф и др.). Особое внимание уделяется функциональному подходу, который призван преодолеть недостатки, вытекающие из логико-понятийной и формально-грамматической трактовки предложения как эмической единицы. Помимо актуального членения предложения (В. Матезиус, Л.П. Чахоян, В.Е. Шевякова и др.) такой подход включает исследование номинативных единиц с позиции синтаксических функций, выполняемых ими в составе речевого произведения, что является особенно важным для реферируемой диссертации.

Задача создания теории членов предложения, освобожденной от формальной и морфологизирующей трактовок, была сформулирована видными представителями отечественного языкознания еще в первой половине ХХ века. Большой вклад в решение этой проблемы внесли отечественные языковеды И.И. Мещанинов, Л.В. Щерба, В.В. Виноградов, идеи которых на материале английского языка развивались А.И. Смирницким. Опираясь на работы Л.В. Щербы, исследователь разграничивает логический, лексический и синтаксический подходы к членам предложения; он предлагает качественно новое описание синтаксических функций, обращая особое внимание на второстепенные члены предложения, которые, по мнению ученого, представляют гораздо более серьезную проблему, чем главные.

В параграфе 2.2., озаглавленном «Второстепенные члены предложения и критерии их разграничения», содержатся сведения об основных подходах к обозначенной проблеме. Здесь на основании обобщения литературы сформулированы основные сложности, связанные с ее решением: отсутствие единых критериев выделения, непоследовательность в разграничении морфологических, семантических и структурных признаков и, наконец, отказ от использования понятия «член предложения».

Вопрос о раскрытии подлинной природы второстепенных членов предложения был вновь поставлен О.С. Ахмановой и ее последователями, выдвинувшими тезис о рассмотрении данной проблемы с позиции синтаксиса как науки о построении речи. Члены предложения, в соответствии с этой концепцией, представляют собой «наиболее типичные соединения данной синтаксической связи и данного содержания синтаксических отношений как наиболее регулярно и закономерно воспроизводимые в различных (разнообразных) высказываниях» [Ахманова 1969]. О.В. Александрова убедительно демонстрирует правомерность выделения второстепенных членов, подчеркивая, что и главные, и второстепенные члены предложения «представляют собой определенные, более или менее типичные функции или «роли», выполняемые словами и эквивалентами слов в построении предложения»; они становятся выделенными, абстрагированными, обобщенными и определенным образом квалифицированными отображениями «предметов и явлений действительности, рассматриваемых с точки зрения характерных, типовых отношений между ними» [Александрова (Долгова) 1980]. Объективным показателем синтаксических функций является просодическое оформление, что определяет важность обращения к синтаксической диеремике как плану выражения синтаксической связи [Александрова 1982]

Достоверность методологической базы, выдвинутой этими учеными, подтверждена результатами исследований, рассматривающих синтаксическую структуру английской речи с позиции диалектического единства линейного и надлинейного рядов: линейный (т.е. определяемый лексическим составом речевого произведения и его морфосинтаксической структурой) аспект речи неразрывно связан с теми способами речевого выражения, которые находятся за пределами линейного ряда, т.е. просодией. Этот тезис положен в основу целого ряда исследований, раскрывающих функциональную специфику второстепенных членов предложения в единстве языковой и речевой формы предложения, содержания и выражения синтаксических связей, морфосинтаксического и лексико-фразеологического аспектов. Наблюдения и выводы, сделанные в данном направлении, изложены в параграфе 2.3. «Просодическое выражение синтаксических связей в динамике речи».

Тезис о единстве синтагматики и синтаксиса как основе выделения второстепенных членов предложения стал методологической базой работ, направленных на: 1) изучение второстепенных членов предложения с позиции содержания синтаксической связи и ее просодического выражения; 2) решение вопроса о том, в какой степени формально-грамматическая структура высказывания находит отражение в развернутом речевом произведении.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»