WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В метонимии механизм другой. Например:

The sight of the Klansmen, in full regalia, their cowardly faces hidden behind the ominous masks, gave him a sick feeling. [JGTK: 337].

Трусость людей автор переносит на их лица. При этом прилагательное “cowardly” имеет значение [typical of a coward, showing a dishonorable lack of courage (~ behavior)]:

Исследованный материал показал, что в 61 % (212 единиц) от общего числа примеров между концептами существует партитивное конкретное соотношение, как в вышерассмотренном сочетании. Во всех этих сочетаниях перенос значения происходит по типу «часть»/«целое».

В 39 % (136 единиц) от общего числа примеров с перенесённым эпитетом между концептами существует партитивное абстрактное соотношение, т.е. объекты связаны между собой на основе метафорических отношений. Например:

He could not follow, for before his nose leaped the merciless fanged terror that would not let him go. [JLCW: 111]

Признак “merciless”, имплицитно относящийся к существительному “dog”, проецируется на метафорически употреблённое абстрактное понятие “terror”. Признак “fanged” также связан с абстрактным существительным “terror” отношениями метафорического и метонимического типа. Между компонентами данного тропа существует партитивное абстрактное соотношение:

Практически во всех примерах с партитивным абстрактным соотношением между составляющими метонимический перенос сочетается с метафорическим.

Такая явная усложнённость когнитивно-семантической интерпретации свидетельствует о том, что применение теорий концептуальной метафоры и метонимии не срабатывает в усложнённых вариантах перенесённого эпитета. Поэтому более соответствующей нашим задачам оказалась теория, известная под названиями «многопространственная теория», «теория концептуальной интеграции», «теория блендинга», или «теория концептуального блендинга», предложенная М. Тернером и Ж. Фоконье [Fauconnier, Turner, 1994, 1998].

В отличие от теории концептуальной метафоры, блендинг (слияние) происходит в сети концептуальной интеграции и представляет собой совокупность ментальных пространств, а именно – двух вводных пространств (input spaces), пространства обобщения (generic space) и пространства блендинга (blended space). Вводные пространства содержат информацию об отдельных концептах; пространство обобщения имеет структуру, общую для вводных пространств; пространство блендинга включает в себя структуру обоих вводных пространств, так же как и свою собственную возникающую (emergent) структуру.

Согласно модели концептуальной интеграции М. Тернера и Ж. Фоконье, вводные пространства сочетаются посредством структурной проекции (часто метафорической) для создания ещё одного, независимого пространства блендинга, обеспечивающего основу для финальной интеграции. Тем не менее, возможно, наиболее важным вкладом модели М. Тернера и Ж. Фоконье, в дополнение к стандартному двухпространственному видению метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона [1980], является использование особого дополнительного соединительного (co-ordinating) пространства, называемого пространством обобщения. В случае метафорических слияний пространство обобщения определяет основные правила, лежащие в основе более сложной метафоры. Так, в примере М. Тернера и Ж. Фоконье, представляющем смерть в виде «угрюмой жницы» (“Death as the Grim Reaper”), пространство обобщения служит базой для структур, относящихся к процессу персонификации, и являющихся связующим звеном между двумя вводными пространствами – метафизическим концептом “death” и физическим концептом “farmer”. Результатом данного соединения является создание нового пространства блендинга, на которое последовательно проецируются элементы вводных пространств.

В пространство обобщения, таким образом, входит неопределённый генс, способный к осуществлению обоих видов деятельности. И, наконец, пространство блендинга строится на пересечении частичных проекций обоих вводных пространств и развивает свою собственную возникающую структуру. Например,

A swarm of wild butterflies fought violently in his stomach. [JGTK: 369]

Механизм блендинга в этом примере, во-первых, указывает на наличие метафоры. Во-вторых, обзор дефиниций признака “wild” позволяет заключить, что его первичные значения предполагают одушевлённость определяемых объектов. А в нашем случае данное свойство характеризует состояние самого человека, а переносится на несуществующих бабочек.

Теория блендинга объясняет многие лингвистические данные, а также объединяет анализ метафоры с анализом ряда других лингвистических и концептуальных явлений, и поэтому в ней есть много общих аспектов с теорией концептуальной метафоры. Так, в обеих теориях:

1. метафора рассматривается как концептуальный, а не лингвистический феномен;

2. предусматривается систематическая проекция языка и наличие ментальных структур и логических моделей между концептуальными доменами.

Различия между двумя теориями заключаются в следующем.

Во-первых, в теории блендинга, в отличие от теории концептуальной метафоры, основной единицей когнитивной организации является не домен, а ментальное пространство – частичная и временная репрезентативная структура, которую создают говорящие в процессе мышления или говорения об ощущаемой, воображаемой, прошедшей, настоящей или будущей ситуации [Fauconnier, 1994]. Ментальные пространства не эквивалентны доменам, а скорее, зависят от них, поскольку при создании временных ментальных проекций мы опираемся на устойчивые знания. Ментальное пространство включает в себя кратковременный мысленный образ, основанный на более общеизвестных и устойчивых структурах знаний, связанных с данным доменом.

Во-вторых, количество доменов не соответствует количеству пространств. Концептуальная метафора включает проекции между двумя концептуальными доменами, а теория блендинга обычно использует четырёхпространственную модель.

В-третьих, особенностью теории блендинга является создание так называемой возникающей структуры или новой временной субкатегории. Одной из основных мотивировок данного направления является то, что четырёхпространственная модель объясняет феномены, к которым не обращаются эксплицитно механизмы двухпространственной модели.

Как известно, экспрессивность многих стилистических приёмов повышается за счёт их взаимодействия с другими стилистическими средствами. В ходе данного исследования были обнаружены случаи особой разновидности блендинга – слияния перенесённого эпитета и метафоры. Это соответствует и тому, что отмечают некоторые лингвисты, считая, что метонимия и метафора во многих случаях взаимодействуют друг с другом, являясь единым образованием – метафорической метонимией или метонимической метафорой. В научной литературе эти случаи описаны как метафтонимия [Goossens, 1990; Устарханов, 2006].

В перенесённом эпитете когнитивные механизмы оказались иными, чем в обычных метафтонимиях. Обратимся к сочетанию “warm hand”, в котором атрибут синтаксически и семантически характеризует вершинное слово. Это сочетание не является стилистически выделенным, в нём не содержится ни метафорического, ни метонимического переноса, и поэтому прилагательное “warm” употреблено в своём буквальном значении, а сочетание слов даёт простую субкатегоризацию внутри концепта.

В структурно сложных эпитетах перенос происходит или с более высокого уровня концептуальной иерархии на более низкий, или, наоборот.

Есть и вариант блендинга в перенесённых эпитетах, когда образуется проекция с одного уровня иерархии на другой в пределах одной категории.

В когнитивно-семантическом плане все структурные варианты перенесённого эпитета поддерживаются различными видами концептуального блендинга.

Вариант 1 представляют двухкомпонентные структуры по типу метафтонимии (40 единиц – 39 %). Субкатегоризация в данной концептуальной модели осуществляется в пределах одного концепта. При этом предполагается метафорическая, а вслед за ней метонимическая интерпретация комплекса. Когнитивно-семантической базой таких блендов является метафора.

And you know, what I’ll always remember is that with all the noise, the gun firing, the bullets whistling, the boys screaming as they got hit, over all the noise I could hear him laughing that crazy laugh. [JGTK: 422]

К варианту 2 (17 единиц – 16 %) относятся многокомпонентные сочетания, в которых атрибуты, предшествующие вершинному слову, логически обусловливают друг друга, создавая в результате блендинга временные образы. Атрибут, отделённый от существительного другим прилагательным, характеризует некую образовавшуюся подкатегорию, отличающуюся высокой степенью спаянности.

Malvern said: “Yeah. To hell with this place. Let’s go, Tony”, in a low angry voice. [РЧ: 278]

К варианту 3 (13 единиц – 12 %) примыкают примеры концептуального блендинга по типу метафтонимии, являющиеся препозитивными атрибутивными предложными группам с предлогом “of”. В основе этих блендов лежит метафора, на которую наслаивается метонимия.

The masses streamed toward the basilica in a euphoric torrent of humanity. [DBAD: 552]

Вариант 4 (26 единиц – 25 %) предполагает концептуальный блендинг по типу метафтонимии, представленный постпозитивными атрибутивными предложными группами с предлогом “of”. Когнитивно-семантической базой таких слияний является метонимия.

His gentle voice brought back a flood of fond childhood memories.[DBDV: 111]

Вариант 5 (9 единиц – 8 %) концептуального блендинга с опорой на метафтонимию представляют атрибутивные предложные группы с предлогом “of”, в которых один атрибут предшествует существительному и употреблен до предлога, а другой следует за ним. Их когнитивной базой является метафора.

Despite the welcome blast of warm air on his face, he stepped through the door with trepidation. [DBAD: 43].

Данный пример состоит из ряда блендов и представляет схематически весьма усложнённую структуру:

Итак, нами выделено пять вариантов блендинга. Первый вариант даёт субкатегоризацию в пределах одного концепта и когнитивно-семантической базой таких блендов является метафора.

Во втором варианте атрибуты, отделённые от существительных другими прилагательными, характеризуют вновь образовавшиеся подкатегории.

Следующие три варианта представлены атрибутивными предложными группами с предлогом “of”. При этом в основе Вариантов 3 и 5 лежит метафора, а когнитивной базой Варианта 4 является метонимия.

Следовательно, когнитивно-семантической базой большинства простых по структуре перенесённых эпитетов является метонимия, а в осложнённых примерах с метафтонимией ведущей остаётся метафора.

В результате нашего анализа выяснилось, что в разных видах блендинга субкатегоризация происходит на разных уровнях. В большинстве случаев происходят переносы признаков с высоких уровней концептуальной иерархии на более низкие в пределах одного концепта. Направленный в обратном направлении процесс с проекциями признаков низких подкатегорий на более высокие представлен немногочисленной группой. В ряде блендов свойство одного уровня переносится на другой в пределах самой категории.

При соединении смыслов специфика субкатегоризации основана на прагматическом задании. Выбор из всего ряда признаков какого-то одного указывает на стремление автора сфокусировать внимание читателя на том или ином аспекте явления.

Когнитивно-семантическая база перенесённого эпитета, основанная на концептуальном блендинге, предоставляет более широкие возможности для создания конвертированных стилистических кластеров, порождающих неординарно экспрессивные компоненты стилистического выдвижения.

Перенесённый эпитет является, таким образом, синкретическим стилистическим приёмом, возникающим в результате многоуровневого блендинга.

Использование когнитивно-семантического подхода при анализе перенесённого эпитета, выявление его семантической базы и механизма приращения значений позволили увидеть его в совершенно новом свете и способствовали углублению наших знаний в области концептуального блендинга.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых журналах и

изданиях (по перечню ВАК)

  1. Кубаева, Ф.Р. О семантических типах перенесённого эпитета [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – С. 76-81 (0,62 п.л.).
  2. Кубаева, Ф.Р. О когнитивно-семантических параметрах сочетаемости признаковых слов с существительными в перенесённом эпитете [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – Пятигорск: ПГЛУ, 2009. – С. 111-115 (0,5 п.л.).

Публикации в других изданиях

  1. Кубаева, Ф.Р. О структурных особенностях перенесённого эпитета [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Когнитивно-семантические исследования предложения и текста: межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – С. 69-75 (0,37 п.л.).
  2. Кубаева, Ф.Р. Стилистические типы перенесённого эпитета [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Когнитивно-семантические исследования предложения и текста: межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – С. 75-79 (0,25 п.л.).
  3. Кубаева, Ф.Р. К вопросу о концептуальном блендинге [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Молодая наука – 2008: материалы региональной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых учёных.– Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Ч. 1. – С. 63-69 (0,37 п.л.).
  4. Кубаева, Ф.Р. Экспрессивные параметры перенесённого эпитета [Текст] / Ф.Р. Кубаева // Университетские чтения – 2008: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Ч. 2. – С. 48-53 (0,31 п.л.).

Подписано в печать 01.07.2009.

Формат 60841/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл.печ.л. 1,2. Тираж 100 экз. Заказ. № 1043.

___________________________________________________________________

Пятигорский государственный лингвистический университет

357532 Пятигорск, пр. Калинина 9

Отпечатано в Центре информационных и образовательных технологий ПГЛУ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»