WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Круглова Елена Николаевна

Художественная позиция А.Ф. Писемского

в литературном процессе 1840 60-х годов

Специальность 10. 01.01 – русская литература

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2008

Работа выполнена в ГОУ ВПО

«Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор

Лебедев Юрий Владимирович

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Ёлшина Татьяна Алексеевна

Костромской государственный технологический университет

кандидат филологических наук, доцент

Ермолаева Нина Леонидовна

Ивановский государственный университет

Ведущая организация: Шуйский государственный педагогический

университет

Защита состоится 18 декабря 2008 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.04 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан ноября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Е.М. Тюленева

А.Ф. Писемский принадлежал к тому поколению русских писателей, которые вступили в литературу в 40-е годы XIX века. Судьба Писемского является драматической. Литературная слава улыбнулась ему, но оказалась мимолетной. Популярность сменилась долгими годами насмешек, непонимания, а потом и равнодушия к его писательской судьбе. Первое активное обращение к творчеству Писемского начинается с высокой оценки его критиками-современниками разных направлений – П.В. Анненковым, А.В. Дружининым, Н.Г. Чернышевским, А.А. Григорьевым, Д.И. Писаревым, Н.В. Шелгуновым. Чернышевский утверждал близость писателя к Гоголю и «натуральной школе». Эстетическая критика (А.В. Дружинин), напротив, отрицала близость Писемского к Гоголю, отмечая самобытную манеру его повествования – «могучую беспристрастную наблюдательность».

Фельетоны Никиты Безрылова и антинигилистический роман «Взбаламученное море» (1863) во многом повредили объективной оценке творчества Писемского демократической критикой 1860 – 70-х годов. Н.В. Шелгунов в статье «Люди сороковых и шестидесятых годов» (1869) назвал реализм Писемского беспощадным, антигуманным, бессердечным и безжизненным. Эта статья на долгие годы дискредитировала литературную репутацию писателя.

Лишь с появлением статьи П.В. Анненкова «Художник и простой человек» в «Вестнике Европы» (1882, № 4) наметился возврат к спокойному и взвешенному анализу личности и творчества Писемского.

В историко-литературных работах конца XIX – начала XX веков С.А. Венгерова, О.Ф. Миллера, А.М. Скабичевского, А.И. Кирпичникова, И.И. Иванова имя Писемского ставилось в один ряд с русскими классиками. Однако Венгеров, вслед за Шелгуновым, видел характерную особенность реализма Писемского в бездушии и цинизме. Обвинение в цинизме в какой-то степени снял с Писемского профессор Иванов. Позитивную роль в осмыслении литературного наследия Писемского сыграли в этот период вступительные статьи к посмертным «Полным собраниям сочинений» писателя (1883 – 1886, 1895, 1910), принадлежащие перу П.В. Анненкова и В.В. Зелинского.

Новый этап изучения творчества Писемского начался в 30-е годы XX века. Появились работы М.К. Клемана, А.П. Могилянского, А.А. Рошаль и др. Послереволюционные «Собрания сочинений Писемского» (В 3 т., В 5 т., В 9 т.) зафиксировали рост читательского интереса к творчеству писателя. Важным шагом в постижении своеобразия творчества Писемского явилась вступительная статья М.П. Еремина «Выдающийся реалист» к 9-томному «Собранию сочинений» писателя. После выхода в свет этого «Собрания сочинений» П.Г. Пустовойт опубликовал монографическое исследование «А.Ф. Писемский в истории русского романа». Это была первая попытка «целостного осмысления творчества “оригинального писателя-реалиста”». Наибольшее внимание здесь уделялось романному творчеству Писемского 1840 – 70-х годов. Впервые анализировалась поэтика его романов, рассматривалась эволюция творчества писателя. Однако П.Г. Пустовойт, как и многие исследователи советского периода, подходил к оценке Писемского с эстетических позиций русского классического реализма и особенно романов И.С. Тургенева.

Во второй половине XX века монографические главы о творчестве Писемского появились в академической «Истории русской литературы в 10 т.» (И.А. Мартынов), в «Истории русской литературы в 4 т.» (Л.М. Лотман), в «Истории русской литературы в 3 т.» (Л.М. Лотман, В.А. Путинцев), в «Истории русского романа в 2 т.» (Л.М. Лотман), в академическом издании «Развитие реализма в русской литературе» (И.П. Видуэцкая). Вышли в свет статьи и монографии Л.А. Аннинского, Ю.В. Лебедева, В.А. Мыслякова, О.В. Тимашовой. Пробудился интерес к определению специфики художественной манеры Писемского, наметились дискуссионные проблемы изучения творческого наследия писателя. Однако место прозы Писемского в литературном процессе 1840 – 1860-х годов осталось недостаточно проясненным.

О возросшем на рубеже XX – XXI веков интересе к Писемскому говорят статьи В.Ю. Антышевой, С.М. Балуева, Н.Л. Ермолаевой, Н.Н. Старыгиной, П.М. Тамаева, на которые мы опираемся в нашей работе. Большую методологическую помощь в изучении своеобразия художественной манеры Писемского нам оказали новые учебники для вузов с монографическими статьями о Писемском: статья А.В. Тимофеева в «Истории русской литературы XIX века. 70 – 90-е годы» под ред. В.Н. Аношкиной, Л.Д. Громовой, В.Б. Катаева (М., 2001), авторский учебник Ю.В. Лебедева «История русской литературы XIX. В трех частях. Часть 2. 1840 – 1860-е годы» (М., 2007). Мы опирались также на монографические исследования и статьи М.М. Бахтина, Г.А. Бялого, А.Н. Веселовского, Т.М. Родиной, В.И. Кулешова, Д.С. Лихачева, Е.Б. Тагера, В.А. Келдыша, С.И. Чупринина, Л.А. Иезуитовой, Г.Н. Щенникова, Е.К. Созиной, В.В. Тихомирова, посвященные вопросам теории и истории русской литературы XIX века, жанровой типологии и поэтике реализма и натурализма.

Аналитический обзор литературы о творчестве Писемского привел нас к выводу, что эстетические взгляды писателя не получили в отечественном литературоведении должного освещения. В отдельных статьях и монографиях рассматривались те или иные стороны его мировоззрения и художественного метода, но всякий раз к его творчеству подходили с меркой высокой русской классики и всякий раз оказывалось, что эта мерка для Писемского слишком велика. Объективная оценка творчества Писемского «по законам, им самим над собою признанным» (А.С. Пушкин), остается насущной задачей современного литературоведения. И такая оценка предполагает в первую очередь выяснение художественной позиции Писемского в контексте русского литературного процесса 1840 – 1860-х годов, чем и объясняется актуальность предпринятого нами исследования.

Цель работы – определить художественную позицию А.Ф. Писемского в русском литературном процессе 1840 – 60-х годов.

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

1. Осмыслить прямые высказывания Писемского на литературные темы.

2. Выяснить авторскую позицию, формы и способы ее выражения в творчестве писателя.

3. Рассмотреть проблему человека и эпохи 40-х и 60-х годов в романной прозе Писемского, где наиболее четко и последовательно проявилась его писательская позиция как «русского натуралиста».

4. Выявить специфику художественной манеры Писемского на фоне современного ему литературного процесса.

Объектом исследования являются три крупных романа Писемского 1850 – 1860-х годов, а также очерки из крестьянского быта, избранные письма и критические статьи писателя.

Предмет исследования – специфика художественной позиции Писемского, отличие его художественного метода от классиков русского реализма.

Методология исследования основана на сочетании историко-генетического, сравнительно-типологического, структурного методов. Использование данных методов объясняется необходимостью всестороннего анализа и последовательного изложения художественной позиции Писемского на фоне литературного процесса 1840 – 60-х годов, а также осознания ее уникальности в сравнении с классиками русского реализма.

Научная новизна исследования заключается в том, что:

1. Предлагается новая концепция генезиса русского натурализма, корни которого связаны не с эстетикой Золя, а с русской прозой конца 1840 – начала 1850-х годов. Здесь мы пытаемся аналитически подтвердить правомерность научной гипотезы В.И. Кулешова, который в одной из своих последних статей о натуральной школе в «Литературном энциклопедическом словаре» (М., 1987) замечал, что «в стремлении писателей натуральной школы быть верными “натуре” таились различные тенденции творческого развития – к реализму (Герцен, Некрасов, Тургенев, Гончаров, Достоевский, Салтыков-Щедрин) и к натурализму (Даль, И.И. Панаев, Бутков и др.)» (с. 238). Мы показываем, что эстетические истоки русского натурализма восходят к поздним статьям В.Г. Белинского, отвергавшего «абсолютизм художественных критериев в оценке явлений искусства» (Г.В. Плеханов).

2. Впервые проясняется своеобразие художественной позиции Писемского как одного из родоначальников «русского натурализма».

3. Поэтика трех романов, знаковых в творчестве Писемского, впервые исследуется под углом зрения художественно-эстетических критериев русского натурализма.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Мы склонны полагать, что корни русского натурализма не связаны с французским натурализмом 1870 – 1880 годов, что они уходят в более глубокую почву русского историко-литературного процесса. В конце 1840 – начале 1850-х годов, в период кризиса «натуральной школы», определились две линии развития русской литературы. Одна, через искусство И.С. Тургенева, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, А.Н. Островского, Н.А. Некрасова, вела к вершинам русского реализма. Здесь всякое жизненное явление, по определению Н.Я. Берковского, изображалось “на миру”, в общенародном кругу, “соборно” и всякий индивидуальный образ входил в общий, более широкий образ России1. А другая несла в себе характерные признаки русского натурализма: недоверие к масштабным художественным обобщениям, стремление с максимальной полнотой охватить изображением мелочи и подробности повседневного бытия, интерес к «среднему» человеку, к массовым проявлениям народной жизни, внимание к «местному», провинциальному жизненному материалу, погоня за ускользающим, переменчивым обликом времени и человека в нем. Эстетические позиции писателей этого направления формировались под влиянием позднего В.Г. Белинского, который настаивал на преодолении субъективизма художественной фантазии и на «изображении жизни в формах самой жизни», на условности художественных критериев в оценке явлений искусства.

2. Эта линия литературного развития порождалась еще и характерными трудностями, которые вставали перед русскими писателями середины и второй половины XIX века, когда в России «в несколько десятилетий совершались превращения, занявшие в старых странах Европы целые века»2. Достоевский, столкнувшийся с этими трудностями, писал: «Работа неблагодарная и без красивых форм. Да и типы эти, во всяком случае, – еще дело текущее, а потому и не могут быть художественно законченными. Возможны важные ошибки, возможны преувеличения, недосмотры. Во всяком случае, предстояло бы слишком много угадывать. Но что делать, однако ж, писателю, не желающему писать в одном историческом роде и одержимому тоскою по текущему Угадывать и… ошибаться»3. Но если Достоевский удержал при этом свойственный классическому реализму масштаб художественного обобщения, то писатели-натуралисты ограничивались фиксацией жизненных противоречий, не претендуя на эстетически завершенную и общенационально значимую картину бытия.

3. В письмах и литературно-критических статьях Писемский скептически относится к лирическим страницам творчества Гоголя, которые как раз и придают его повествованию «поэмное» звучание, которые определяют во многом всероссийский масштаб его художественных обобщений. В центре внимания Писемского находится не выдающийся герой, а «средний» человек, его интересуют провинциальные, массовые человеческие характеры. Писемский намеренно снижает до уровня житейской пошлости традиционных в литературе «лишних людей»: Бахтиаров в «Тюфяке» – опошлившийся Печорин, Эльчанинов в «Боярщине» – сниженный рудинский тип. Натурализму Писемского свойственно недоверие к классическим законам художественности. При этом проблема естественнонаучного детерминизма, в отличие от французских натуралистов, не играет у Писемского сколько-нибудь существенной роли. Он преимущественно социолог или психолог, интересующийся социально-бытовой стороной жизни, общественными настроениями в их сиюминутном проявлении.

4. Писемский одним из первых в русской литературе приступает к созданию новой жанровой формы «общественного романа». Его признаки проявились еще в 1858 году, в романе «Тысяча душ», который стал итогом первого десятилетия творчества писателя. Главный герой его не удовлетворяется узким кругом жизни, интимными отношениями, а стремится проявить свои силы и способности в общественной жизни. Рамки «усадебного» романа тургеневского типа у Писемского широко раздвигаются от провинции до столицы, от литературных сфер до служебных, от высшей столичной бюрократии до бюрократов губернского и уездного масштаба, от педагогов уездного училища до княжеской усадьбы и великосветского общества.

5. Писемский-натуралист специфически раскрывает человеческий характер. Ему чуждо толстовское искусство интеграции. Натурализм Писемского проявляется в «несобранности» героя, он постоянно смешивает в нем «низкое» и «высокое». В произведении Писемского порою отсутствует доминанта в обрисовке характера. Мозаичность характерологии ведет к отказу от классических форм типизации героев.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»