WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Весенне-летние собрания проходили на миру, на открытом воздухе, на специально отведённом для этого месте (полянки, рощи) с экспозицией участников игры-хоровода. Традиционные собрания молодёжи во время осенне-зимнего периода проходили в закрытом помещении и были целенаправлены на свадьбу с выбором и закреплением пар (после Святок в зимний Мясоед в енисейских деревнях наступал свадебный сезон).

Жизнь крестьянской общины была строго регламентирована годовым циклом обрядов и праздников. В соотношении общинного календарного круга и молодёжной «игры» намечаются общие и различные периоды. Молодёжная «игра» имеет свою направленность и отличается от круга общинных праздников взрослых временем, местом и смыслом проведения. Весной происходит отторжение молодёжной группы для прохождения через игру-инициацию (хоровод и вечёрка) и включения в общину в новом статусе (взрослых её членов) после свадьбы. Масленичным сезоном замыкался игровой цикл молодёжи, в свадебном ритуале уже перешедшей в иную возрастную группу.

Вместе с наступлением Весны вступало в неизменную, словно смена природных сезонов, «игру» следующее поколение молодёжи, достигшей брачного возраста, с тем, чтобы, пройдя свой игровой круг, замкнуть следующий виток вечного кругооборота жизни крестьянской общины.

Во второй главе «Структура и репертуар енисейской вечёрки» даётся комплексное описание енисейской «вечёрки». Рассмотрению подвергаются ее этнографический компонент, структура, хореографические элементы и песенный репертуар.

В ряде местностей на вечёрках существовал постоянный порядок исполнения песен и игр, создающий стабильный сценарий. Хотя строгой закреплённости песен в сценарии енисейской вечёрки не обнаружено, некоторые указания дают основания для выявления структуры вечёрки. Анализ экспедиционных интервью с исполнителями, комментариев к вечёрочным песням в сборниках приводит к выводу, что маркированы определёнными песнями, были только начало и конец вечёрки. В дальнейшем строгой «сценарной» приуроченности песен нет, однако сначала следовала группа проходячих, затем исполнялись круговые и игровые песни.

Композиция вечёрки включала несколько «актов»:

  1. зачин, обоюдные приветствия – проходячие песни;
  2. интермедия – круговые песни;
  3. целенаправленный выбор пары, закрепление симпатий – игровые песни;
  4. окончание вечёрки – игровые песни «Из улицы в улицу», «Скакал воробей».

Таким образом, в структуре зимних собраний воплощаются все три компонента молодежной «игры»: представление всех участников, выбор пары, «женитьба».

В исследованиях по русской хороводной традиции вечёрочные песни не занимают сколько-нибудь значительного места. Ряд авторов (А. В. Руднева, Н. М. Владыкина-Бачинская, С. Л. Браз), изучая хороводно-игровой комплекс в целом, подразделяют составляющие его жанры по движению и действию на орнаментальные и игровые, констатируя факт существования молодёжных песен, не выделяют для специального изучения вечёрочный репертуар. По вопросам классификации песен вечёрок в настоящее время нет единой точки зрения. Анализ сборников хороводных, игровых, вечёрочных песен исследуемого региона показывает, что одни и те же тексты отнесены их составителями к разным жанровым категориям.

Народная классификация песен опирается на выделение ведущего признака той или иной группы песен. В одних случаях таким признаком становится строгая их приуроченность к какому-либо моменту или месту исполнения (вешняя, улошная, вечёрочная), в других – игровое содержание и характерная форма исполнения (парная, круговая, проходячая). Используется и комбинированный принцип определения (вечёрочная игровая). Енисейские исполнители устойчиво разделяют вечёрочные песни на проходячи, игровые и круговые. При изменении в исполнении или при утрате одного из составляющих компонентов песня меняет свою принадлежность, переходит из одной жанровой группы в другую, что создаёт трудность при определении жанра песни собирателем и исследователем.

В оппозиции молодёжных собраний: хоровод – вечёрка, в Енисейском районе центр смещается в сторону осенне-зимнего сезона. Двухчастный цикл общений молодёжи совмещается в вечёрке, которая таким образом отражает полную картину динамики переходного периода молодёжи во взрослое состояние. При внешних отличиях хоровода и вечёрки их совмещение является закономерным явлением в сложившейся енисейской традиции. Совмещенный репертуар близок изначально принадлежностью к песенно-танцевальному комплексу, органично объединённому двигательным, ритмическим началом.

Обладающий доминантным значением игровой компонент разделяет репертуар вечёрки на основной и фоновый. Фоновый музыкальный материал (протяжные лирические, более поздние городские песни и пляски, частушки) звучал до начала собрания, когда веселье ещё не началось; на вечёрке во время игр, не сопровождавшихся песнями, им заполняли паузы, возникающие между играми (игровой компонент в фоновом репертуаре отсутствует). Енисейские вечёрочные песни, являясь игровыми по своей сути, отражают жанровой принадлежностью и формой исполнения центральную идею – предбрачную жизнь-«игру» молодёжи.

Вечерка, вобрав в себя весенне-летние песни, не превратилась в хаотичное явление, она переустроилась. Внутренние отношения между составляющими её компонентами зависят от того, какой из них является центром данной системы. Доминантными жанрами в драматургии вечёрки являются игровые и проходячие песни, сюжеты которых чаще всего определяют действия участников традиционного собрания молодёжи. Привнесённый же песенный материал, представая в контексте вечёрки, изменяется. Так, весенние хороводные песни, благодаря увеличению внутрислоговой

распевности, тяготеют к лирике, а игровые весенние образцы динамизируются за счёт сопровождения действия солистов ритмизованной проходкой всех участников.

III глава «Ритмическая стилистика енисейских вечёрочных песен» посвящена рассмотрению центрального компонента стилевой системы традиционных песен. Ритм является связующим звеном между словесным текстом, напевом и танцевальным движением, поэтому анализ ритмической координации позволяет получить наиболее существенные данные для классификации исследуемого материала.

Формы поэтических текстов енисейских вечёрочных песен опираются на комбинаторику составляющих их элементов, что свойственно народным песням разных жанров, в том числе и хороводным. В данной локальной традиции присутствуют две разновидности поэтических строф: с разными по объему и местоположению рефренами и безрефренные. Преобладают в енисейских образцах структуры с чётным количеством элементов (a, b) и с разными видами их повторений: а a a b, a a b b. Достаточно характерны для местной традиции формы с цепной связью строф по принципу AB, BC, CD или с тенденцией к ней. Стиховые формы (A, B, C) для жанра хороводных песен не типичны, однако в енисейской традиции они присутствуют в единичных образцах игровых песен.

Ритмический анализ песен предполагает их моделирование. Для этого были составлены слоговые музыкально-ритмические формы (СМРФ) енисейских образцов, фиксирующие координацию ритмического строение стиха и напева. Слогоритмический инвариант, являясь конструктивной основой анализа, выводится путём реконструкции, упрощения реального строения песен. Благодаря подобной трансформации становятся более наглядными типовые ритмические формы, характеризующие данную традицию. В корпусе енисейских вечёрочных песен по их слогоритмической организации можно выделить четыре основные группы.

Первая группа - композиции с цезурированными ритмическими периодами, в которых формообразующую роль играют постоянные по местоположению в строке цезуры, совпадающие в стиховых и музыкальных построениях. Чередование музыкальных построений постоянной временной протяжённости создаёт ритмичность в данных напевах. Напевы этой группы связаны с композициями, образованными на основе семисложных восьмивременных построений, а также с ритмическими типами просо и коломыйка (названия ритмических типов традиционно даются по названиям песен, наиболее ярко конкретный тип представляющим)

Вторая группа - композиции с равномерно сегментированными ритмическими периодами, основанными на регулярной акцентности, главным образом, в музыкальных построениях. Количество слогов в сегментах стиха может меняться при равенстве временной нормы музыкальных структур напева. Ударные слоги стиха не всегда совмещаются с музыкальными акцентами. Центральное место в группе равносегментных напевов енисейских песен занимают образцы, опирающиеся на широко распространенный ритмический тип сени. Лежащий в основе ряда песен восьмивременник может быть интерпретирован и как сегментированный, и как цезурированный. Подобное смешение признаков ритмической организации проявляется в отдельных строфах песенной композиции.

Третья группа - композиции с неравномерно сегментированными ритмическими периодами, в которых сегменты двухударного тонического стиха координируются с неравными по временному объему музыкальными построениями. Границы вербального и музыкального периодов, как правило, совпадают. Напевы енисейских вечёрочных песен данной группы опираются на ритмические типы камаринская и капустка. Специфической особенностью этих типов выступает широкий диапазон варьирования слоговых ритмоформул, что наиболее ярко проявляется в заключительном сегменте музыкально-ритмического периода.

Четвертая группа – смешанные композиции, объединяющие в себе цезурированные и сегментированные периоды. К этой группе относятся енисейские вечёрочные песни, в ритмической форме которых последовательно сочетаются как временной, так и динамический факторы организации (ритмический тип как по морю). Начальные периоды в СМРФ этих песен всегда цезурированы, заключительные, как правило, сегментированы. Все песни смешанного типа близки тем, что во втором их построении единица музыкального времени становиться вдвое мельче, чем в первом.

Помимо основных типологических групп в местной традиции есть вечёрочные песни, музыкальная ритмика которых ориентирована на ритмические типы иных (свадебных, календарных, лирических) жанров песенного фольклора. Эта группа определяется в работе как периферийная.

Анализ ритмической структуры енисейских вечёрочных песен позволяет сделать следующие выводы.

1. Ритмический анализ енисейских вечёрочных песен помогает упорядочить весь корпус напевов, выделить две основные группы: цезурированных и сегментированных образцов. Между основными группами есть промежуточные звенья (разновидности). Продвигаясь в анализ от строго цезурированных форм по направлению к структурам сегментированным, удалось выявить проникновение принципов сегментации в цезурированные СМРФ. Общей особенностью песен выступает явная ориентация ритма напевов на ритм пляски.

2. Основные типологические группы вечёрочных СМРФ объединены наличием единой ритмической единицы (одна восьмая). Своеобразным инвариантом (ядром) ритмического строения музыкального материала местной вечёрки является восьмивременной период. В напевах первой типологической группы он выступает основой цезурированных построений, в напевах второй типологической группы – сегментированных. Восьмивременники содержатся в припляске ряда песен со сложной строфой (четвёртая типологическая группа), первый ритмический период которых развивается по принципу цезурированных построений. Наконец, некоторые напевы периферийной группы также опираются на восьмивременные периоды.

3. Вечёрочные песни характеризуются мозаичностью композиции, состоящей из простейших элементов. Наличие малых составных единиц (ячеек), их комбинаторика выявляют принцип «игры» на разных уровнях организации корпуса енисейских песен (строфика поэтических текстов, слоговые музыкально-ритмические формы).

Ритмический анализ подтверждает вывод предыдущей главы об однородности жанра вечёрочных песен в традиции Енисейского района. Совмещение песен весенне-летнего и осенне-зимнего циклов традиционных собраний молодёжи в енисейской вечерке происходит на основе отбора и развития общих структур и принципов организации. Труднее выявить соотношение жанра и ритмического строения этих песен. Выделенные жанровые группы вечёрочных песен (проходячие, круговые и игровые) не имеют строгой координации с группами ритмических типов. Можно наметить лишь некоторые тенденции. Так, цезурированные формы чаще обнаруживаются в игровых песнях, сегментированные – в проходячих. Эти две ритмический формы объединяются в смешанном ритмическом типе (с припляской), который более всего соответствует круговым (хороводным) песням.

В четвёртой главе «Звуковысотная организация енисейских вечерочных песен» рассматриваются фактура, звукоряды, особенности ладового и мелодического строения песен енисейской традиции. Принципы звуковысотной организации раскрываются в корреляции со слоговой музыкально-ритмической формой. В ходе мелодического анализа выявляется влияние мелодических факторов на ритмическое строение напевов, поэтому анализ в целом строится с учётом взаимосвязи, координации этих двух сторон песенной структуры.

Анализ звуковысотной организации помогает обнаружить некоторые общие тенденции развития мелодики енисейских вечёрочных песен.

Многоголосная фактура напевов представлена функциональным двухголосием (термин Е. Гиппиуса) с преобладанием терцового движения. Трёхголосие возникает при выделении подголоска, тонкого голоса, дублирующего один из нижних голосов. В предкаденционных зонах музыкальных построений принцип терцового двухголосия нередко нарушается в условиях косвенного движения голосов. Ряд возникающих в результате подобного движения интервалов (кварты, секунды) являются проходящими и нестабильными. Кроме них на определённых участках напева образуются вполне осознанные созвучия, регулярно воспроизводящиеся во всех строфах песни, например квинта, возникающая только на основной ладовой опоре (с. Маковское) или на разных ступенях (с. Малобелая) напева. Тип фактуры в песнях этих двух поселений одинаков, но ладовое положение и способы образования интервалов между голосами – разные, что является признаком внутрилокального различия традиции.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»