WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     |
|

На правах рукописи

КОЗЬМА МАРГАРИТА ПЕТРОВНА

ПОДТЕКСТ КАК ВТОРИЧНАЯ МОДЕЛИРУЮЩАЯ СИСТЕМА

(на материале ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ АНГЛИЙСКИХ И АМЕРИКАНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ)

Специальность 10.02.04 – Германские языки

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Самара 2008

Работа выполнена на кафедре теории и практики перевода Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный педагогический университет».

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

доктор филологических наук,

профессор кафедры теории и практики перевода

Шехтман Николай Абрамович,

ГОУ ВПО «Оренбургский государственный педагогический университет»

доктор культурологии, профессор

Кулинич Марина Александровна, заведующая кафедрой английской филологии ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет»

кандидат филологических наук,

доцент кафедры английского языка

Дудникова Гульнара Маратовна, ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет»

ГОУ ВПО «Волгоградский государственный педагогический университет», кафедра английской филологии

Защита состоится «19» февраля 2009 г. в «15.00» часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 в ГОУ ВПО «Самарский государственный педагогический университет» по адресу: 443099, Самара, ул. М. Горького, 65 / 67, корпус 1, ауд. 9.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Самарского государственного педагогического университета по адресу: 443099, Самара, ул. М. Горького, 65 / 67, корпус 1, ауд. 9.

Текст автореферата размещён на сайте: www.sgpu.info

Автореферат разослан 14 января 2009 г.

Учёный секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Е.Б. Борисова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемая работа посвящена изучению средств выражения подтекста и проблеме его понимания на материале современного английского языка.

Текст является наиболее сложной частью языковой системы. Иерархичность организации текста обуславливает неоднозначность сочетания его внутренней и внешней сторон, что приводит к появлению скрытого, явно не выраженного (имплицитного) содержания. Анализ имплицитного аспекта содержания текста способствует изучению специфики языка как знаковой системы, для которой отсутствие однозначного соответствия плана выражения и плана содержания её единиц является одним из источников образования новых смыслов.

В последние годы текст стал объектом разноаспектного лингвистического изучения. Повышенный интерес вызывает вопрос о содержательной ёмкости текстовых единиц разного объёма, о соотношении эксплицитных и имплицитных компонентов содержания текста. Неразрешённым, вызывающим споры и разногласия остаётся вопрос о подтексте художественного произведения. Не существует единства в понимании термина «подтекст» (он чаще всего употребляется расширительно, не отделяется от других проявлений органично присущей художественному тексту имплицитности). При том, что феномен подтекста рассматривался с разных точек зрения в работах разных лет (А.З. Атлас, 1987; А.А. Брудный, 1976; А.А. Вейзе, 1976; Р.Х. Вольперт, 1987; И.Р. Гальперин, 1981; О.К. Денисова, Е.Л. Донская, 1980; Б.С. Кандинский, 1982; Е.М. Коломейцева, 1987; А.Б. Кошляк, 1985; В.А. Кухаренко, 1988; А.А. Масленникова, 1999; В.Я. Мыркин, 1976; Т.И.Сильман, 1969; Р.А. Унайбаева, 1984; Н.В. Черемисина, 1976; И.С. Шпинёв, 1986 и др.), системного изложения теория подтекста не получила. Актуальность исследования состоит в комплексном рассмотрении разных аспектов проблемы подтекста и способов его экспликации.

Очевидно, что природа и общество постоянно нарушают свои правила и нормативы. Норма рассматривается нами на двух уровнях: лингвистическом и лингвостилистическом. С одной стороны, подтекстовая информация предполагает нарушение соответствия знак-денотат. Асимметричность означаемого и означающего приводит к нарушению нормы на языковом уровне. С другой стороны, подтекстовая информация может быть легко декодирована адресатом при помощи лингвистических и экстра-лингвистических средств, таких как контекст, пресуппозиция, фоновые знания, лингвистическая оппозиция и т.д.

Объектом исследования послужили вербально невыраженные единицы смысла в англоязычном художественном тексте.

Предметом исследования являются лексико-грамматические средства английского языка, предназначенные для раскрытия подтекстовой информации.

Цель исследования – обнаружить механизмы создания подтекста и средства его декодирования, выявить отличие подтекста от смежных понятий.

Цели работы предполагают решение следующих задач:

  1. Охарактеризовать роль имплицитности в языке и выявить отличие подтекста от смежных понятий;
  2. Выявить тематику подтекста и механизмы его обнаружения;
  3. Выяснить, является ли подтекст отклонением от нормы;
  4. Определить условия понимания подтекста;
  5. Продолжить разработку теории подтекста на основе анализа асимметричности языкового знака, являющейся результатом действия закона экономии языковых усилий.

Для решения поставленных задач предполагается использование следующих методов исследования: метод анализа словарных дефиниций, метод контекстологического анализа, интерпретация текста.

Материалом исследования послужили тексты 20 английских и американских писателей XX века (Дж. Фаулза, Дж. Кэрри, У. Голдинга, Р. Чандлера, О. Генри, О. Уайльда, Э. Хемингуэя и др.), отличающиеся богатством и разнообразием тематики подтекста, а также формами его воплощения в романах. Общий объем проанализированного составляет около 8000 страниц.

Методологической и теоретической базой диссертационного исследования послужили работы отечественных и зарубежных лингвистов в области теории текста, семиотической текстологии, логики практических умозаключений.

Новизна исследования состоит в экспликации лингвистических механизмов создания подтекста и их роли в формировании его тематических особенностей. Подтекст как речевое взаимодействие автора и читателя является имманентной категорией текста, раскрываемой в процессе анализа его поверхностных структур и не привносимой читателем извне. В работе показано, что ведущим инструментом создания подтекста является антитеза (а не повтор, как принято считать большинством авторов). В диссертации впервые проводится параллель между понятиями «подтекст» и “understatement” (недоговоренность).

Теоретическая значимость исследования определяется уточнением и дальнейшей разработкой эффектов, создаваемых асимметричностью языкового знака в сфере подтекста как вторичной моделирующей системы, что расширяет научное представление о процессах смыслопорождения.

Практическая ценность работы состоит в том, что полученные в рамках исследования результаты могут послужить основой для создания материалов, направленных на формирование навыков восприятия текста на занятиях по анализу и интерпретации англоязычного текста.

В работе обосновываются и защищаются следующие положения:

  1. Категория имплицитности художественного текста представлена целым рядом лингвистических явлений, особое место среди которых занимает подтекст. Подтекст – это имманентная категория текста, обнаруживаемая в процессе анализа его поверхностных структур и не привносимая читателем извне.
  2. Структурно-композиционные формы речи предопределяют восприятие подтекста в зависимости от культурной компетенции воспринимающего. При декодировании подтекста, не имеющего константных средств выражения и формирующегося на основе языковых средств поверхностного уровня, решающая роль принадлежит реципиенту.
  3. Подтекст свидетельствует о варьировании нормы на языковом уровне в связи с асимметричностью знака. Несоответствие означаемого и означающего не препятствует созданию перлокутивного эффекта. На семантическом уровне нормативного нарушения не происходит, т.к. адресат может полностью декодировать имплицитную информацию благодаря текстовым индикаторам, пресуппозиции, своим фоновым знаниям и т.д.
  4. Тематика подтекста чаще всего имеет оценочный характер. Положительная оценочность на поверхностном уровне может становиться отрицательной на глубинном на фоне семантической оппозиции в тексте и выводного знания читателя. К основным механизмам создания подтекста относятся антитеза, повтор, эффект обманутого ожидания, интонационно-синтаксические и графические средства и др.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались на Международной научно-практической конференции «Проблемы прикладной лингвистики» (Пенза 2005); XXVII преподавательской научно-практической конференции «Теории, содержание и технологии высшего образования» ОГПУ (Оренбург, 2006); научной конференции «Культура XXI века» СГАКИ (Самара, 2006); XXVIII преподавательской научно-практической конференции «Современные факторы повышения качества профессионального образования» ОГПУ (Оренбург, 2007). Диссертационная работа обсуждалась на заседании кафедры теории и практики перевода Оренбургского государственного педагогического университета. По теме диссертации опубликовано 8 работ, в том числе одна из них в сборнике, рекомендованном ВАК РФ.

Охарактеризованные цели и задачи диссертации определили структуру работы. Диссертация в объеме 204 страниц состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной научной литературы, включающего 222 наименования, в том числе 34 на иностранном языке.

Основное содержание работы.

Во Введении определяется актуальность работы, формулируются цели и задачи исследования, указывается его новизна, теоретическая и практическая значимость, методы исследования, приводятся сведения о структуре диссертации.

В первой главе «Семантические особенности художественного текста» текст рассматривается как знаковая система, хранящая и передающая информацию. Исходным и элементарным в семиотике выступает знак, который не разлагается на меньшие компоненты. Знаки денотативной системы способны служить простой материальной опорой для вторичных означаемых и образовывать коннотативные смыслы. Коннотативные смыслы имплицитны, никогда прямо не называются (Мамудян М., 1985: 50), а лишь подразумеваются и потому могут либо актуализироваться, либо не актуализироваться в сознании воспринимающих. Будучи зависимы от социокультурного контекста, коннотативные смыслы, как правило, не фиксируются ни в каких толковых словарях, а потому их распознавание во многом зависит от кругозора и чутья интерпретатора.

В текстах возможен процесс вторичного кодирования, который способен привести к появлению метасемиотической системы. Если сигнал семиотической системы требует «декодирования» и является непосредственно осознаваемым и однозначным для всех, владеющих данным языковым кодом, то сигнал метасемиотической системы, напротив, поддается лишь той или иной интерпретации, связанной с контекстом, интуицией, культурным кругозором и т.п. воспринимающего, т.е. не удовлетворяет классическому семиотическому постулату о взаимной предопределенности означающего и означаемого.

Ю.М. Лотман обнаруживает в человеческом сознании два принципиально отличных способа выработки новой информации с последующими сложными механизмами обмена текстами между этими системами. Это первичная моделирующая система (в дальнейшем ПМС) и вторичная моделирующая система (в дальнейшем ВМС). ПМС оперирует дискретной системой кодирования и обрабатывает тексты, складывающиеся как линейные цепочки соединенных сегментов. В этом случае основным носителем значения является сегмент (= знак). В ПМС текст исполняет роль своеобразной технической «упаковки» для знаковой системы, целью которой служит передача некоторого сообщения. ПМС включает последовательность или цепочку знаков, которые сочетаются согласно определенным правилам. Первичная моделирующая система обладает определенным механизмом избыточности. Здесь проблема содержания есть проблема внешней перекодировки и декодирования. Знаки отчетливо разделяются на планы содержания и выражения. Границы знака являются четкими и неразмытыми. Такую перекодировку можно охарактеризовать как внешне-семантическую, которая действует на основе семантического треугольника: означающее (последовательность звуков или графических знаков) – денотат (предмет действительности: вещь, явление, процесс, признак) – означаемое (смысл, понятие об этом предмете). Внешне-семантическую перекодировку можно охарактеризовать как первый пласт сознания, но это еще далеко не полное осознание информации, которая в дальнейшем может быть сильно преобразована.

С одной стороны, понятие ПМС не имеет определенных связей с понятием «опыт» в его прямом значении – «отдельные состояния сознания, переживаемые субъектом; первичный источник наших знаний, дающий материал для всякого другого познания; знание или навыки, приобретенные в процессе непосредственных переживаний, наблюдений, практических действий» (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона [Электронный ресурс]; Энциклопедия «Кругосвет» [Электронный ресурс]), поскольку ПМС имеет дело с языковой или лингвистической истинностью, это структура лингвистического типа, а компонентами опыта являются ценности, концепты, установки личностного, макрогруппового, национального характера. С другой стороны, ПМС сама уже представляет накопленный человечеством опыт общения и выполняет функцию посредника в культуре человечества.

Pages:     |
|



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.