WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Источниковедческую (информационную) базу исследования составили материалы областных и краевых архивов различного уровня (Государственный архив Пермской области, архив Пермского государственного академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского, книгохранение и фонд редкой книги ПГКУБ – Пермской государственной ордена «Знак Почёта» краевой универсальной библиотеки им. А. М. Горького), законодательные и нормативные документы, сборники материалов, публикации в периодической печати (центральной и региональной), учебные пособия, методические рекомендации, руководства и учебные программы, определявшие учебные процессы того периода, мемуары и воспоминания музыкальных деятелей, энциклопедические издания, справочные и библиографические сборники дореволюционного и настоящего времени. К сожалению, солидная временная дистанция обусловила ограничение диапазона информации сведениями, так или иначе опубликованными или официально архивированными. Тем не менее, некоторые косвенные данные удалось почерпнуть из музеев (Пермского государственного академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского, Дома – музея С. Дягилева) и иным образом сохраненных материалов в старейших музыкальных заведениях Перми – ДМШ (№1), Музыкального училища (в настоящее время – Пермского музыкального колледжа).

Научная новизна исследования обусловлена самим выбором темы и подхода к ней. Впервые в качестве основной цели музыкальная жизнь одного из регионов уральской провинции – Пермского края рассматривается в контексте общероссийских тенденций рубежа XIX – XX веков.

Для этого не только собран, проанализирован, систематизирован и введён в отечественное музыкальное краеведение широкий круг новых фактов, но
и адаптирован ряд методологических принципов, ранее в данной сфере не задействованных. Так, для выявления механизма взаимодействия в сфере музыкальной жизни метрополии (Москва, Санкт-Петербург) и провинции вводится многоуровневое понятие «ротации». Универсальность данного принципа проявилась и в возможности применения его на внутрирегиональном уровне. Наконец, впервые предпринята попытка представить панораму музыкальной жизни Пермского края, сделав её объектом целостного анализа.

Практическая значимость данной работы определяется возможностью включения ее результатов в учебный процесс региональных учебных заведений различного звена, ориентированных на изучение истории Пермского края, а также применение в качестве материала к курсу лекций по музыкальной культуре Прикамья, читаемому в Пермском государственном институте искусства и культуры. Методология и результаты исследования могут оказаться полезными и при изучении истории музыкальной культуры других провинций,
в первую очередь уральских. Материалы диссертации могут быть использованы при дальнейшем изучении краеведческой проблематики.

Апробация исследования: на основании материалов настоящей диссертации неоднократно были прочитаны лекции в рамках курсов повышения квалификации (для учителей дополнительного образования Пермского края, учителей музыкальных школ г. Перми и др.). Результаты исследования докладывались и обсуждались на пяти конференциях (международных и всероссийских), изложены в сборниках научных трудов, в журнале «Музыкальная жизнь».

Цели и задачи исследования обусловили его структуру. Диссертация состоит из Введения, двух частей (каждая из которых посвящена масштабной проблеме, характеризующей концептуальный замысел работы), Заключения, Списка литературы из 219-ти наименований и 23-х Приложений. Общий объём работы составляет 322 страницы (из них Приложения на 72-х стр.).

В четырех главах части Первой сосредоточены основные теоретические установки, сформулированные на основе изучения обширного фактологического материала и методологии краеведческих исследований. Четыре главы Второй части представляют собой выявление фактов и аналитический обзор различных сфер музыкальной жизни региона, выполненный с учетом общероссийских тенденций и обозначенных ранее теоретических установок.

Характеристика содержания работы

Введение содержит обоснование актуальности темы, формулировку цели и задач исследования, характеристику его методологической и информационной базы. Здесь также обозначены моменты научной новизны, практической значимости результатов работы, приводятся данные по их апробации.

Часть 1 «Музыкальная жизнь уральской провинции и отношения центр-периферия» ориентирована на формирование концептуальной основы, позволяющей представить Пермский край с одной стороны – как социокультурный элемент уральской провинции, включенный в музыкальную жизнь региона и наделенный ее специфическими чертами, с другой – как часть общероссийской музыкальной жизни.

В Главе 1 «Пермский край как уральская провинция конца XIX начала XX столетий», состоящей из двух разделов, дана характеристика содержания понятия «провинция» (раздел 1. 1), а также обозначены историко-географические, социально-экономические особенности, охарактеризованы образование и культура Пермского края в контексте уральского региона (раздел 1. 2). Здесь важно отметить семантические метаморфозы понятия «провинция», постепенно теряющего и географические, и смысловые границы. Оно прошло путь от геополитического термина, обозначающего у римлян завоеванные территории до явления, вмещающего в себя, по мнению Л. О. Зайонц (2000), весь смысловой спектр представлений о культуре русской периферии. Параллельно с появлением смысловых модификаций в отечественной научной мысли наблюдается стремление к осмыслению отношений центр – провинция, осознанию их отличий, и, соответственно, специфики провинциальной жизни во всех ее сферах. В контексте данной работы важно обозначить такие ее особенности как традиционность, особое чувство «малой Родины», определенная самодостаточность и самобытность в сочетании с тягой к столичным ориентирам.

В настоящей диссертации «провинция» – это реальная многосоставная
и многоуровневая социокультурная среда, расположенная за пределами метрополии, но объединенная с ней многочисленными (реальными и виртуальными) связями. Составные части этой среды обладают как чертами универсальности, так и индивидуальным обликом, обусловленным историко-географическими
и социально-экономическими условиями. Кроме того, это жизнь, деятельность и судьбы людей, создающих данную среду, наполняющих обозначенную реальность неким надматериальным содержанием. Музыкальной составляющей этой жизни и деятельности является музыкальная жизнь, которая в диссертации понимается (в соответствии с установками В. П. Фомина) как динамичное, развивающееся явление. Это «живой», подвижный организм, диахронический план восприятия которого отождествляется с музыкальной историей.

Подчеркнем: существующая в исследовательской литературе тенденция к универсализации схемы трансляции культурных новшеств (Т. В. Клубкова (2000)) столица – губерния – уезд, не представляется автору настоящего исследования универсальной. Думается, наличие культурного стереотипа провинции не предполагает унификации региональных проявлений. Индивидуальность облика каждого региона обусловлена различиями в протекании процессов формирования социально-экономических условий. А это, в свою очередь, в немалой степени связано с историко-географическими особенностями. К подобным особенностям, например, можно отнести факторы «горнозаводской цивилизации» и «Строгановской империи», определяющие характер протекания социокультурных процессов в Пермском крае.

Так, специфика уральского региона в целом (Вятская, Пермская, Оренбургская, Уфимская губернии) в рассматриваемый период во многом обеспечена развитием значительной его части в рамках так называемой «горнозаводской цивилизации». Среди признаков последней (по А. В. Иванову) – масштабная протекция государства (Урал – это «оффшор XVIII века»), пригородный тип сельского хозяйства, внеэкономическая взаимозависимость заводов (административное деление – не по территориальной близости, а по технологическим процессам) и т. д. Население Урала (в 1897 году это 7,5 % от населения страны) отличалось большим процентом крестьянства, переселившегося в города (рабочие заводов). Но в это же время Пермь – чиновничий город, где каждый десятый – дворянин, большой процент купечества, немало ссыльных и «неблагонадежных». С открытием железнодорожных путей и развитием пароходства (70 – 90-е годы XIX столетия) Пермь и ее периферия все активнее включаются во всероссийский рынок и общекультурные процессы. Анализ этих процессов на уровне уральского региона в целом показал, что Пермская губерния по уровню грамотности и количеству учащихся лидировала не только в своем регионе, но и опережала многие другие регионы страны. Самые первые на Урале – гимназия (1808), здание оперного театра (1878), нотная библиотека (1908), среднее специальное музыкальное заведение (Императорское музыкальное училище, 1909), университет (1916) – были основаны в Перми.

Среди особенностей культурной жизни Урала выделены следующие: открытие (начало ХХ века) большого количества музеев (в Пермской губернии это: Шадринск, Оса, Оханск, Красноуфимск, Чердынь, д. Першино и др); успешное развитие библиотечного дела, чему способствовало как внимание земства, епархий, так и пожертвования частных лиц (к 1917 году только в Пермском крае – 1687 светских и 1603 церковных библиотеки); активность художественной интеллигенции (созданная выпускником академии художеств
М. Д. Канаевым художественная школа в Каслях (1880-е годы); деятельность Научного общества любителей истории, археологии и этнографии, состоявшего в системе внутренних дел и подчинявшегося Императорской археологической комиссии в Чердыни (1899); открытая художником А. И Шаниным школа рисования в Перми (1888); здесь же – Общество живописи, ваяния и зодчества (1909); Пермская комиссия УОЛЕ (Уральское общество любителей естествознания), организовавшая при активном содействии П. Н. Серебренникова; Научно-промышленный музей (1894) и др.). В заключение отмечено, что своеобразие культурного развития отличало многие города Урала (Уфу, Челябинск, Вятку, Оренбург, Нижний Тагил), но в авангарде шли два города Пермской губернии: губернская Пермь и уездный Екатеринбург.

В Главе 2 «Династия Строгановых и культурные традиции региона»
в качестве наиболее существенных предпосылок к лидерству региона в социокультурной сфере и становлению его культурного потенциала рассматривается значение деятельности династии магнатов Строгановых. Раздел 2. 1 «’’Строгановская империя’’ и ее роль в формировании культуры Прикамья» содержит историю рода Строгановых, факты и результаты деятельности значимых в данном плане его представителей. Среди культурных феноменов, которыми мы обязаны этой семье меценатов: школа «усольского мастеропения» – одна из известнейших школ русского церковного пения (XVI – XVII вв.), Строгановская школа иконописи и живописи (XVI – XIX вв.), знаменитая картинная галерея в Петербурге (основанная Сергеем Григорьевичем Строгановым (1707 – 1756) и просуществовавшая до конца 1920-х годов), «Строгановский стиль» в архитектуре, золотошвейном деле и др. В работе подчеркивается, что в вотчинах Строгановых были заложены основы тех традиций, развитие которых впоследствии выделит Прикамье не только в масштабах Урала, но и России в целом. Это традиции хорового пения (известно, что по приглашению Г. Д. Строганова здесь работал с хором киевлянин Н. Дилецкий (ок. 1630 – 1680), автор «Мусикийской грамматики» – пособия для изучения композиционных основ партесного пения), театральные традиции (первые крепостные театры на Урале были созданы в Пермском крае – «Строгановском регионе»6: в Очёре (1807),
в Пожве (1814), Ильинском (1825)), наконец, традиции меценатства, нацеленные на формирование духовно-культурной среды. Влияние «Строгановского региона» – территорий к западу от Уральского хребта, распространялось не только на всё Прикамье, включая его центр – губернский город Пермь, но и на культуру России в целом.

В разделе 2. 2 «Крепостная интеллигенция как движущая сила культурной жизни региона» на основе аналитического обзора фактов деятельности представителей этой социальной группы представлена попытка показать роль крепостной интеллигенции Строгановых в формировании на территории Прикамья одного из самых ранних «культурных гнезд» (согласно теории
Н. К. Пиксанова – центров, генерирующих импульсы, которые формируют культурный потенциал государства) в России. Среди питомцев такого «гнезда»: архитектор А. Н. Воронихин (1759 – 1814) – автор проекта Казанского собора в Петербурге; И. С. Дощенников (1812 – 1893) – иконописец, художник; И. Шилов – медальер монетного двора в Петербурге; А. И. Мельников – художник-музыкант, пел на сцене Мариинского театра; И. И. Свиязев (1797 – 1875) – поэт-сатирик, архитектор (в 1822 – 1832 гг. – главный архитектор Уральского горного правления), преподаватель Академии художеств, Строгановской школы в Петербурге, написавший более 160 трудов по искусству,
и многие другие.

Непосредственно в созидании культуры, науки и производства Прикамья участвовали А. Е. Теплоухов (1811 – 1885) – выпускник Фрайбургской лесной академии в Германии, основатель лесоводческого дела в России, главный лесничий имения Строгановых; выпускники Петербургской школы земледелия – Ф. Чирков и Н. Чернов, преподававшие в горнозаводском классе Чёрмозского заводского училища, а также В. А. Волегов, ставший впоследствии главноуправляющим Строгановского майората, и др.

В разделе показаны пути формирования крепостной интеллигенции, представлены существующие точки зрения на причины данных процессов. Автор настоящего исследования солидарен с позицией В. В. Мухина (1992), отрицающего исключительно прагматичную подоплеку деятельности Строгановых в обозначенной сфере. В качестве аргументов приводятся конкретные примеры активного и заинтересованного участия рода Строгановых в этих процессах.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»