WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Особый упор на развитие сельского хозяйства в «тоухидной экономике» исламские теоретики объясняли тем, что аграрный труд является наиболее богоугодным занятием, успешное же использование мусульманских принципов для усиления его производительности (выражающееся в достижении полной самодостаточности страны в продовольствии) должно было доказать жизнеспособность самой модели, построенного на исламских догматах государства, и ее превосходство над шахскими методами управления Ираном, ослабившими национальную безопасность страны (включая и экономический ее аспект). В действительности, с нашей точки зрения, акцентирование внимания на данном вопросе было связано с несколько иными причинами, главные из которых – война с Ираком (1980 – 1988 гг.) и международная изоляция, сделавшие решение проблемы обеспечения страны продовольствием исключительно за счет собственных внутренних сил вопросом выживания всей иранской государственности. Религия же была использована как доступный населению язык и инструмент, способный объединить массы и направить их энергию в нужное русло.

Иранскими властями с 1979 г. де-факто был объявлен созидательный (сельскохозяйственный) джихад, проводником которого стала Организация, а потоми Министерство созидательного джихада. Необходимо отметить, что в данном случае он не имел ничего общего с религиозной войной, а понимался в широком смысле, с точки зрения доктрины «великого» или «большого» джихада, основанной на некоторых высказываниях пророка Мухаммада (570 – 632 гг.), приводимых в хадисах22 («мы вернулись с малого джихада, чтобы приступить к джихаду великому»).23 Под большим джихадом традиционно понимаются усилия человека направленные на внутренние совершенствование или на достижения определенных целей ради самого муджахеда24 или уммы.25 При этом, значимость большого джихада не меньше значимости джихада малого (войны за веру), и может даже превосходить ее.

Вместе с тем, последнее утверждение по сей день вызывает споры среди мусульман. Сторонники превосходства войны за веру над внутренним самосовершенствованием цитируют следующие слова Мухаммада: «Один день войны более цениться Богом, чем целый месяц поста»26. В качестве контраргумента традиционно приводятся следующие высказывания пророка: «Муджахидом является лишь тот, кто сражается ради Аллаха с собственной душой»27 и «Не тот силен, кто может победить многих, истинной силой обладает тот, кто способен сдерживать свой гнев»28. В любом случае принцип джихада позволил иранскому руководству объединить крестьянские массы и направить их энергию на развитие сельского хозяйства.

При этом произошло сплетение исламской традиции и построенных на ее основе новых, не существовавших среди религиозных догматов принципов, таких как первичность труда над капиталом и частичное отрицание частной собственности. Сам факт их создания заставляет нас усомниться в полном соответствии исламской традиции той теоретической модели, касавшейся, в том числе, аграрного сектора и продовольственной безопасности, которую попытались воплотить в 1979 – 1989 гг. в реальность религиозные деятели под руководством Р.Хомейни. Применительно к сельскому хозяйству мусульманские теоретики смогли без изменений принять лишь ту часть религиозных догматов, которая соответствовала требованиям реальности. То, что не могло прижиться, подверглось изменению.

Кроме того, исламская традиция была использована в качестве общедоступного языка компромисса. Она обеспечила государству достаточную степень свободы при регулировании процессов производства и системы землепользования, но и ограничила вмешательство властей в вопросы земельной собственности. Она не давала государству возможности радикально переделать сложившуюся систему землевладения, чем способствовала стабилизации ситуации в иранском селе в первые годы после революции. Множественность трактовок большинства исламских принципов придало «тоухидной» модели развития аграрного сектора гибкость и позволило приспособиться к требованиям текущей ситуации. Например, ответом на проблему существования большого количества мелких крестьянских хозяйств было теоретическое обоснование идеи о ведущей роли кооперативного сектора в аграрном производстве.

Опираясь на Коран и ахбары, исламские ученые и правоведы (А.Банисадр, А.Техрани, Р.Эсфахани) объяснили ключевую роль сельского хозяйства в иранской экономике и необходимость обеспечения продовольственной безопасности, подняли проблему легитимности частной собственности на землю и попытались дать ответ на вопрос о наиболее правильной с точки зрения ислама организационно-правовой форме сельхозпроизводства. Таким образом, были с минимальным потрясениями решены два достаточно острых вопроса – вопрос о том кто и как должен обрабатывать землю в Иране (т.е., произошло значительное перераспределение собственности и дан толчок кооперативному движению). В результате, оказалась подготовлена необходимая база для проведения дальнейших и менее болезненных с социально точки зрения преобразований, направленных на укрепление продовольственной безопасности в 1990-е г. (о них будет сказано чуть ниже).

Немаловажно то, что в 1979 – 1989 гг. под «продовольственной безопасностью» иранское руководство понимало лишь самообеспеченность страны необходимыми сельхозпродуктами. В результате, его основное внимание было сконцентрировано исключительно на увеличении объемов производства сельхозпродукции. Однако уже к началу 1990-х гг. стала очевидна необходимость проведения комплексного планирования, направленного на развитие сельского хозяйства, его инфраструктуры, села и связанных с аграрным сектором отраслей промышленности. Прежние методы обеспечения продовольственной безопасности, построенные, в том числе и на религиозных догматах, явно себя не оправдали: к 1989 г. Иран лишь на 54% обеспечивал свои потребности в пшенице (по сравнению с 94% в 1979 г.), на 63% в рисе (по сравнению с 73% в 1979 г.), на 79% в ячмене (по сравнению с 92% в 1979 г.) и только к 1989 г. смог достичь дореволюционного уровня самообеспеченности по мясу и мясным продуктам (89%).29

Психологический подъем масс иранского населения, начавшийся в 1979 г., к 1989 г. пошел на спад. Трудовые ресурсы страны требовали мотивации, которая уже не могла основываться только на религиозных призывах. Ирано-иракская война 1980 – 1988 гг., с момента ее завершения, перестала быть влияющим фактором экономической и политической жизни страны. С приходом в 1989 г. Х. Рафсанджани на пост президента ИРИ среди иранской правящей элиты окончательно укрепляется прагматичный подход к управлению страной, определяемый экономическими интересами, а не религиозными постулатами. Да и сами исламские учены в модели «тоухидной экономики» смогли лишь решить земельный вопрос в ИРИ (что, впрочем, было немаловажно для дальнейшего развития аграрного сектора), так и не предложив конкретных механизмов по укреплению продовольственной безопасности.

В результате, в 1989 г. было положено начало отказу от использования исламских принципов при развитии сельского хозяйства ИРИ. В течение 1990-х гг. происходит дальнейшее формирование и расширение доктрины продовольственной безопасности.

В третьей главе «Продовольственная безопасность Ирана в 1989 2005 гг.» проведено изучение состояния продовольственной безопасности ИРИ в 1989 – 2005 гг. К концу указанного периода в Иране была создана значительная нормативно-правовая база, регулирующая механизмы обеспечения продовольственной безопасности страны. Ее анализ позволил выделить три основных направления государственной политики ИРИ в указанной сфере:

  1. Достижение полной продовольственной самообеспеченности в производстве т.н. «стратегических сельхозтоваров» (пшеница, ячмень, рис, масличные, мясо, молочные продукты) с последующим превращением Ирана в крупного регионального экспортера данной продукции.
  2. Формирование сильного аграрно-промышленного комплекса, устойчивого к внешним и внутренним угрозам, основанного на сбалансированном развитии всех регионов страны.
  3. Формирование внешнеторговых условий обеспечения продовольственной безопасности.

Как видим, несмотря на отказ от религиозных догматов, важным наследием первого десятилетия существования исламской республики остается приоритетность самообеспеченности (пускай не по всем, а только по стратегически важным продуктам), обуславливающая и общую сконцентрированность внимания иранского правительства на производственном аспекте проблемы обеспечения продовольственной безопасности страны, в то время как международные организации сегодня делают главный упор на ее социально-экономической и гуманитарной компоненте (равная доступность продовольствия для всех, право человека на питание).

Даже у иранских неправительственных исследователей, занимающихся данной проблематикой и трактующих понятие «продовольственная безопасность» в соответствии с определениями, данными ФАО в 1996 и 2001 гг., применительно к Ирану ее обеспечение за счет увеличения производства продуктов питания по-прежнему считается залогом выживания исламского строя. По этой причине, главными показателями, на которые в первую очередь обращается внимание при мониторинге продовольственной ситуации в стране здесь выступает уровень самодостаточности в производстве т.н. «стратегических сельхозтоваров» (пшеница, ячмень, рис, масличные, мясо, молочные продукты).

Справедливости ради необходимо отметить, что с начала 1990-х гг. социально-экономической компоненте проблемы обеспечения продовольственной безопасности ИРИ стало уделяться определенное внимание, которое, впрочем, было ограничено исключительно вопросами развития иранского села. Вопросы же связанные с экономической доступностью продовольствия для населения до сих пор не получили должного освещения. Количество работ, изучающих этот аспект проблемы – невелико, и практически все исследователи сталкиваются с острой нехваткой необходимых статистических данных, зачастую старательно скрываемых руководством ИРИ. Характерно, что обзоры положения иранских домохозяйств составляются исключительно для города, в то время как для деревни, традиционно для этой страны находящейся в более тяжелом социально-экономическом положении, они не публикуются.

По нашему мнению, акцентирование производственного аспекта проблемы обеспечения продовольственной безопасности руководством ИРИ на данный момент во многом обусловлено инерцией 1980-х гг. Как показывает практика, находящаяся у власти в Иране политическая элита испытывает серьезные опасения относительно возможности возобновления полной внешней экономической блокады страны и начала боевых действий теперь уже против НАТО, США и Израиля. Ее опасения периодически подогреваются обострениями в отношениях с Западом и ужесточением режима санкций, вводимых по линии СБ ООН, членами ЕС и самими Соединенными Штатами. Все это, в свою очередь, сделало самообеспеченность (в том числе и в производстве продовольствия) «задачей номер один» для официального Тегерана.

К началу 2004 г. Иран достиг практически полной самообеспеченности по таким сельхозпродуктам, как пшеница, ячмень и мясные продукты. За указанный период среднегодовой прирост сельхозпроизводства составил 2,4 млн. тонны. В 2004 г. Иран производил 86 млн. тонн аграрной продукции (1292 кг на душу населения).30 Объемы сельхозтоваров, поставляемых на рынок земледельцами выросли с 43 до 62,5 млн. тонн (ежегодный прирост 4,2%), садоводами с 10,3 до 14 млн. тонн (ежегодный прирост 3,48%), животноводами с 6,2 до 8,8 млн. тонн (ежегодный прирост производства птичьего мяса 6,5%, красного 1,8%),31 рыболовами с 328 до 399 тыс. тонн (ежегодный прирост 1,98%).32 Увеличился и экспорт сельхозпродукции (с 776,2 млн. долл. США до 1,8 млрд. долл. США), составивший 48% от ненефтяного экспорта ИРИ.33

Однако, анализируя итоги государственной политики Ирана по обеспечению продовольственной безопасности страны, можно сказать, что к 2005 г. она была достигнута лишь частично. Правительству удалось обеспечить рост производства аграрной продукции, но оно не смогло гарантировать его устойчивость. Анализ продовольственных балансов, составленных для производимых в ИРИ «стратегических продуктов» (См. Таблица 1), показывает, что заметный подъем их послевоенного производства, начавшийся в 1990 – 1993 гг., периодически сталкивался со значительными спадами (причем, уровень самообеспеченности по некоторым продуктам в период с 1990 по 2003 гг. иногда падал ниже минимума военных лет 1980-х гг).34 Производительность труда осталась достаточно низкой. В аграрном секторе использовался низко квалифицированный труд, были велики потери при хранении и переработке продукции. Все это, с нашей точки зрения, стало прямым следствием неучтенного социально-экономического аспекта проблемы обеспечения продовольственной безопасности. Руководство страны в указанный период явно предпочло экстенсивный путь развития аграрного сектора интенсивному: в условиях высокого уровня безработицы (к 1990 г. на селе он составлял приблизительно 13%)35 и активной миграции малоимущего сельского населения в города оно было вынуждено пойти на данный шаг, чтобы избежать пауперизации городов и дестабилизации социальной ситуации. Избыточная дешевая рабочая сила, сдерживаемая в деревне, привела к устойчивому сохранению низкого уровня механизации труда и его эффективности.36

На этом фоне, обеспечение продовольствием города, как и в шахские времена, производилось в ущерб селу и сельхозпроизводителю: главным скупщиком сельхозпродуктов в Иране по-прежнему оставалось государство, устанавливавшее минимальные закупочные цены и направлявшее госдотации потребителям, а не производителям сельхотоваров. К 2005 г. по причине тяжелого внутреннего социального положения руководству ИРИ не удалось обеспечить равный экономический и физический доступ к продовольствию в необходимом количестве всему населению страны. Значительные различия в объемах потребления продуктов питания существовали и существуют не только между слоями населения, но и между регионами, что подтверждает анализ состояния домохозяйств страны, продовольственных балансов и изменения используемого ФАО агрегированного индекса продовольственной безопасности домохозяйств (Aggregate Household Food Security Index, AHFSI) в ИРИ за последние 30 лет.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»