WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Наиболее авторитетным и преуспевающим консервативным изданием были «Московские ведомости». В начале своего творческого пути М.Н. Катков мог позволить себе определенную независимость по отношению к власти (А.С. Никитенко в 1866 гг. отзывался о «Московских ведомостях» как о «настоящей конституционной оппозиции»118), но с годами он всё больше себя с ней связывает и материально. Однако при жизни выдающегося публициста речь шла лишь о косвенных субсидиях со стороны государства и заинтересованных в расположении двора капиталистов (С.Л. Поляков). После смерти Каткова вопрос о назначении его преемника становится предметом бюрократических интриг. При этом «Московские ведомости» испытывают определенные цензурные затруднения, однако эти затруднения – скорее часть межведомственной борьбы. В глазах же читающей публики газета давно являлась официозом. Разумеется, и в период контрреформ власть осознавала необходимость существования не официозной, но поддерживающей ее политику печати. Одной из попыток создать таковую была неудачная интрига И.Ф. Циона, стремившегося перекупить и поставить на службу правительству известную либеральную газету «Голос». В конечном итоге нишу «независимого» проводника «более здравых мыслей» в какой-то мере заняло «Новое время».

Прочие заметные консервативные издания (исключая частично субсидировавшийся Александром III «Гражданин») сталкивались с серьезными трудностями. Трагично сложилась судьба издателя «Современных известий» Н.П. Гилярова-Платонова, не имели особенного успеха такие издания, как «Русский мир», «Восток», «Варшавский дневник», «Голос Москвы». На грани разорения была и аксаковская «Русь». Причиной всех этих трудностей была как цензурная политика правительства, так и неспособность консерваторов конкурировать с либеральной и, в особенности, новой, явно идеологически не ангажированной и доступной для понимания массового читателя печатью.

Подобная невостребованность их взглядов была одной из причин пессимистического отношения консерваторов к будущему России. Во втором разделе второй главы анализируется отношение консервативных публицистов к современным им изменениям в жизни страны, показаны общие черты в восприятии ими общественных процессов: недовольство итогами Великих реформ, определенные надежды, связанные с Восточным вопросом, с поворотом государственной политики после 1 марта 1881 г., и, наконец, разочарование в проводившихся правительством «контрреформах».

В этих условиях перед консервативной печатью ставились определенные задачи. В 1891 г. Н.Я. Грот пишет Н.Н. Страхову, что «консерваторы выучились у старых либералов их приемам литературной борьбы и кажется, критикуют их не менее успешно»119. Не способные - в силу своей относительной элитарности – конкурировать с прочими, консервативные издания должны были «превратить качество в количество». Справиться с этим им помешало излишне «отеческое» отношение к своему читателю, стремление публицистов к руководству духовной жизнью общества и нежелание потакать «низменным инстинктам» публики.

Другой своей задачей консерваторы считали оформление национальной идеологии в виде целостной светской идеалистической философской системы. Этим объясняется энтузиазм, с которым встретили К.П. Победоносцев, А.А. Киреев, К.Н. Леонтьев и др. начало деятельности В.С. Соловьева, и то ожесточение, с которым консерваторы обрушились на него, когда философ не оправдал их надежд.

Третья глава «Сословный, церковный и национальный вопросы в консервативной печати» посвящена полемике вокруг роли указанных трех принципов в формировании национальной идеологии и в государственном строительстве. Констатируется, что центральная для консерваторов проблема государственного строительства – вопрос о соотношении сословного, церковного и национального принципов – так и не была решена.

В дискуссиях, которые велись в это время вокруг сословного вопроса, можно выделить несколько аспектов: а) обсуждение вопроса о положении народных масс (собственно «крестьянский вопрос», не имеющий прямого отношения к государственному строительству), б) вопроса об основах, на которых должен формироваться правящий слой, и наконец, в) способов коммуникации между властью, обществом и народными массами – т.е. вопроса о представительстве. В глазах консерваторов последние два аспекта были тесно взаимосвязаны: не принимая формального ограничения самодержавия, основой для формирования будущего российского общества они считали «сословность». «Самоуправление, - считал Р.А. Фадеев - станет в России положительным делом, способным к действительному развитию, тогда лишь, когда оно перейдет в руки дворянства и крупного купечества…»120. Упрек в аристократизме, сделанный Фадееву Ю.Ф. Самариным, был не вполне обоснован. Характерной чертой русского дворянства большинство его защитников считало скорее «демократизм»: «Оно доступно всякому путем заслуг и государственной службы… Русское дворянство есть наследственное чиновничество, в среде которого, однако, находится много людей «действительно знатных старинных родов»» 121.

Но и основанное на сословном принципе представительство вызывало у консерваторов серьезные опасения. Даже славянофил А.А. Киреев, всегда агитировавший за созыв Земского собора (и видевший в последнем средство против парламентаризма западного образца), признавал, что «как только какой-либо фракции русского общества даруется свобода большая, сейчас же она требует конституции»122. Сотрудник М.Н. Каткова Н.А. Любимов, анализируя историю Французской революции, отмечал, что толчком к ней послужили именно правительственные меры – в частности, созыв вполне умеренного собрания нотаблей123.

В свою очередь, славянофилы, отрицая принцип сословности, «основу порядка» видели в «народной политике» - т.е. в умеренном, соединенном с христианскими началами, национализме.

Обсуждение национального и церковного вопросов во многом было обусловлено актуализацией восточного направления российской внешней политики. Кроме того, не имея (из-за цензурных ограничений) в рассматриваемый исторический период возможности обсуждать многие внутренние российские проблемы, отечественная общественно-политическая мысль пыталась осмыслить их на примере балканских народов.

Провозглашенная Константинопольской патриархией в 1872 г. болгарская схизма показала наиболее дальновидным консерваторам (К.Н. Леонтьеву, Т.И. Филиппову и др.) несовместимость национального и церковного принципов. Даже «альтруистический» славянофильский национализм неизбежно приобретал характер, противоречащий основам церковного и государственного консерватизма. В славянофильском направлении имелись предпосылки для формирования светского «гражданского национализма», однако поколение 1870-1880-х гг. так и не решилось сформулировать его до конца – что сделало славянофильскую идеологию не вполне приемлемой для новых общественных условий. Консервативно-романтический «культурный национализм» К.Н. Леонтьева также не мог лечь в основу государственного строительства – в силу неготовности общества и относительной молодости самостоятельной русской светской культуры. Деятельность же Т.И. Филиппова, А.А. Киреева и других сторонников восстановления совещательного начала в русской Церкви получила дальнейшее развитие уже в XX веке – хотя и не совсем такое, какого ожидали сами эти деятели.

В заключительной части работы обобщаются результаты исследования и формулируются итоговые выводы.

По теме исследования опубликованы две статьи общим объемом 1,3 п.л.:

  1. Котов А.Э. Евразийство и дореволюционный консерватизм // Общество и власть: Материалы Всероссийской научной конференции. СПб.: СПбГУКИ, 2004. С. 85-100. (0.8 п.л.)
  2. Котов А.Э. Национализм и полемика вокруг него в консервативной печати 1870-1890-х гг. // Вестник молодых ученых. Вып. 2. (Серия исторические науки). СПб., 2005. (0.5 п.л.).

1 Памяти К.Н. Леонтьева. СПб., 1911; Неопознанный гений. Памяти Н.П. Гилярова-Платонова. М., 1903 и др.

2 Любимов Н.А. М.Н. Катков и его историческая заслуга. СПб., 1889.

3 Сементковский Р.И. М.Н. Катков. Его жизнь и литературная деятельность. СПб., 1892.

4 Неведенский С. Катков и его время. СПб., 1888.

5 Соловьев Вс. К.Н. Леонтьев // Русский вестник. 1891. №12. 214-281. Александров А.А. К.Н. Леонтьев (по поводу статьи о нем в Nouvelle Revue) // Русский вестник. 1892. №3. С. 250-286; Розанов В.В. Эстетическое понимание истории // Русский вестник. 1892. №1-3; Фудель И. Культурный идеал К.Н. Леонтьева // Русское обозрение. 1895. №1. С. 256-292 и др.

6 Соловьев В.С. Памяти К.Н. Леонтьева // Русское обозрение. 1892. №1. С. 122-141.

7 Козырев А. Константин Леонтьев в зеркалах наследников // К.Н. Леонтьев: Pro et contra: в 2 кн. Кн. 1. СПб., 1995. С. 435.

8 Пыпин А.Н. 1) Славянский вопрос по взглядам И.С. Аксакова // Вестник Европы. 1886. №8. С. 230-285; 2) Из истории панславизма // Вестник Европы. 1893. №9. С. 185-220; 3) Панславизм в прошлом и настоящем. СПб., 1913.

9 Милюков П.Н. Разложение славянофильства. Данилевский, Леонтьев, Вл. Соловьев. М., 1893.

10 Бердяев Н.А. Алексей Степанович Хомяков. М., 1996; Гершензон М.О. Исторические записки (о русском обществе). М., 1910; Завитневич В.З Русские славянофилы и их учение в деле уяснения идей народности и самобытности. Киев, 1915; Флоренский П.А. Около Хомякова. Сергиев Посад, 1916; Эрн В. Время славянофильствует. Война, Германия, Европа и Россия // Эрн В.Ф. Сочинения М., 1991. С. 385-401; Степун Ф. Немецкий романтизм и русское славянофильство // Русская мысль. 1910. №2.

11 Голлербах Е. К незримому граду. Религиозно-философская группа «Путь» (1910-1919) в поисках новой русской идентичности. СПб., 2000. С. 9.

12 Зеньковский В.В. История русской философии: в 2 т. Париж, 1948.

13 Бердяев Н.А. Философия неравенства // Русское зарубежье. Л., 1991. С. 7-243.

14 Гроссман Л. Достоевский и правительственные круги 1870-х гг. // Литературное наследство. 1934. №15. С. 83-163.

15 Леонтьев К.Н. Моя литературная судьба // Литературное наследство. 1935. №22-24. С. 432-485; Мещеряков Н. У истоков современной реакции // Литературное наследство. 1935. №22-24. С. 407-432.

16 Тихомиров Л.А. 1) 25 лет назад. Из дневников Льва Тихомирова // Красный архив. 1930. Т. 1-5. С. 20-69; 2) Воспоминания. М.-Л., 1927.

17 Вождь реакции 60-80-х гг.: неизданные письма М.Н. Каткова Александру II и Александру III // Былое. 1917. №4(26). С. 140-169; М.Н. Катков и Александр III в 1886-1887 гг. // Красный архив. 1933. Т. 3(58). С. 58-85; Кантор Р.М. Кризис «Московских Ведомостей» в 1866 году: Письма М.Н. Каткова к Александру II и В.А. Долгорукому. Пг., 1922.

18 Письма К.П. Победоносцева к Александру III: в 2 т. М., 1925; Письма К.П. Победоносцева к Ф.М. Достоевскому // Литературное наследство. 1934. Т.15. С. 112-163; Письма К.П. Победоносцева к гр. Н.П. Игнатьеву // Былое. 1924. № 27-28. С. 50-89; Письма К.П. Победоносцева к Е.М. Феоктистову // Литературное наследство. 1935. Т.22 – 24. С. 497-561.

19 Феоктистов Е.М. За кулисами политики и литературы. М., 1991.

20 Преображенский П.Ф. Александр Герцен и Константин Леонтьев (сравнительная морфология творчества) // Печать и революция. 1922. Кн. 2 (5). С. 86-87.

21 Ермилов В. Мечта художника и действительность // Красная новь. 1939. №1. С. 232. Ср.: Мещеряков Н. У истоков современной реакции // Литературное наследство. 1935. №22-24. С. 427.

22 Дмитриев С.С. Славянофилы и славянофильство // Историк-марксист. 1941. №1. Михайлов А.А. Революция 1848 г. и славянофильство // Ученые записки Ленинградского ун-та. Исторические науки. 1941. Вып. 8. №73. С. 85-97.

22 Ковалевский А. Общественное движение 30 – 50-х гг. ХIХ в. М., 1939; Галактионов А.А., Никандров П.Ф. Славянофильство, его национальные истоки и место в истории русской мысли // Вопросы философии, 1966, №6. С. 56-78; Славянский сборник (славянский вопрос и русское общество в 1867-1878 гг.). М., 1948; Никитин С.А. Славянские комитеты в России в 1858-1876 гг. М., 1960 и др.

23 Kohn H. The mind of modern Russia: Historical and political thought of Russia’s great age. New Jersy, 1955.

24 Byrnes R. Pobedonostsev. His life and thought Bloomington. London, 1968. P. VII.

25 Thaden E. Conservative nationalism in nineteenth century Russia. Seattle, 1964.

26 Mac - Master R. Danilevsky. A Russian totalitarian philosopher. Cambridge, 1967.

27 Зайончковский П.А. 1) Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880-х годов. М., 1964; 2) Российское самодержавие в конце XIX столетия (политическая реакция 80-х – начала 90-х годов). М., 1970.

28 Балуев Б.П. Политическая реакция 80-х гг. XIX в. и русская журналистика. М., 1970

29 Ананьич Б.В., Ганелин Р.Ш. Р.А. Фадеев, С.Ю. Витте и идеологические искания “охранителей” в 1881-1883 гг. // Исследования по социально-политической истории России. Л., 1971. С. 299-327.

30 Твардовская В.А. Идеология пореформенного самодержавия. М., 1978.

31 Цимбаев Н.А. И.С. Аксаков в общественной жизни пореформенной России. М., 1978. С. 16.

32 Цамутали А.Н. Борьба течений в русской историографии. Л., 1977.

33 Ведерников В.В. Кризис консервативной идеологии и его отражение в печати (1895-1902) // Вестник ЛГУ. 1981. №8. Вып. 2. С. 104-107; Гальцева Р.П., Роднянская И.Б. Раскол в консерваторах: Ф.М. Достоевский, Вл. Соловьев, И.С. Леонтьев, К.П. Победоносцев в споре об общественном идеале // Неоконсерватизм в странах Запада. Социально-культурные и философские аспекты. Ч.2. М., 1982. С. 227-295.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»