WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

В третьем параграфе «Запрещенные средства ведения войны» отмечается, что научно-технический прогресс в конце XIX начале XX века послужил толчком к созданию новых видов оружия и боевой техники, применение которых в вооруженных конфликтах привело к возникновению новых проблем в международном гуманитарном праве. Учеными и практиками предлагалось разработать и определить критерии запрещенных средств, вступление в противоречие с которыми делало бы противоправным применение любого нового вида оружия. Однако, как показала практика развития международного гуманитарного права в деле ограничения новых средств ведения войны, сделать это было довольно непросто, так как правовое установление этих запретов значительно запаздывало по сравнению с созданием и совершенствованием новых поколений оружия, использованием его поражающих свойств. Отставание международного права в закреплении запретов на применение создаваемых новых видов оружия, имеющих огромную разрушительную силу, стало особенно заметным после создания оружия массового уничтожения.

Ввиду того, что на сегодняшний день в международно-правовых актах и доктрине международного права не принято какой-либо оптимальной систематизации запрещенных видов оружия в зависимости от его технических возможностей, поражающего действия и как следствие - возможного причинения вреда воюющими, в диссертационном исследовании разработана классификация запрещенных средств ведения войны.

Общим основанием для деления существующих ныне средств ведения войны (также как и для методов) является критерий правомерности, с учетом которого они подразделяются на: а) запрещенные (недозволенные) и б) не запрещенные (дозволенные).

Запрещенные средства ведения войны предлагается классифицировать в зависимости от: 1. Масштабов боевого применения и характерных поражающих факторов воздействия на живую силу, боевую технику и объекты противника на: а) обычное оружие и б) оружие массового поражения. 2. Физического и психологического воздействия на живую силу противника на: а) причиняющие излишние страдания и б) вызывающие чрезмерные повреждения. 3. Технических возможностей поражения конкретного объекта на: а) оружие неизбирательного действия и б) высокоточное оружие. 4. Пространственной сферы применения на: а) сухопутные; б) морские; в) воздушные.

Приведенная классификация запрещенных средств ведения войны явится хорошим подспорьем в проведении различия между ними и внесет ясность в процесс имплементации норм международного гуманитарного права в национальное законодательство, а также облегчит квалификацию действий воюющих сторон в случае применения ими запрещенного оружия.

В четвертом параграфе «Международное гуманитарное право о ядерном оружии» отмечается, что достижением ХХ в. является получение атомной энергии. Об огромной опасности применения этого вида энергии в военных целях народы всего мира узнали после атомной бомбардировки США мирных японских городов Хиросимы и Нагасаки. Позиция Японии на этот счет была отражена в ответе министра иностранных дел на запрос в парламенте о мнении правительства относительно «дела Шимода», связанного с бомбардировкой Хиросимы и Нагасаки. В нем сообщалось, что атомная бомбардировка несомненно явилась трагичным и достойным сожаления инцидентом, однако с чисто правовой точки зрения он не может со всей определенностью заявить, что эта бомбардировка явилась нарушением международного права, поскольку по этому вопросу не было никаких норм позитивного международного права10.

Ссылаясь на ст. ХХV Положения о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г., в соответствии с которой «воспрещается атаковать и бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения», в диссертации утверждается, что этот абсолютный запрет распространяется и ныне на бомбардировки названных объектов с любых летательных аппаратов (воздушных шаров, самолетов, космолетов) и любых боеприпасов (снарядов, мин, бомб), включая, естественно, и ядерные, которые, по сравнению с другими, имеют неизбирательный характер, обладают широкомасштабными и более губительными свойствами поражения мирного населения, гражданских объектов, природной среды.

В диссертационном исследовании акцентируется внимание на принятой еще в 1961 г. ХVI сессией Генеральной Ассамблеи ООН Декларации о запрещении применения ядерного и термоядерного оружия, которая подчеркнула, что применение ядерного оружия причинит человечеству и цивилизации массовые разрушения и страдания в еще большей степени, чем то оружие, применение которого было объявлено противоречащим законам человечности и преступлением с точки зрения международного права.

Современная доктрина международного права по вопросу применения ядерного оружия имеет противоречивый характер. В работе говорится о том, что ядерное оружие по своим поражающим факторам и вредным последствиям, наступающим в результате его применения, относится к неизбирательному оружию, что противоречит международному гуманитарному праву, но в договорном порядке на данный момент государствами оно не запрещено. И более того, в силу политических, военных реальностей в современных условиях ядерное оружие рассматривается рядом государств, включая Россию, как фактор сдерживания агрессии.

В пятом параграфе «Новые виды оружия и международное гуманитарное право. Проблема недопустимости применения космического оружия для бомбардировок воюющими объектов на Земле и в космосе» подчеркивается, что ускорение научно-технического прогресса, особенно заметное во второй половине XX века, делает реальной возможность появления уже в недалеком будущем принципиально новых видов и систем как обычного оружия и боевой техники, так и оружия массового поражения. Особую активность в создании новых видов оружия проявляют США и их союзники по НАТО11.

История подтверждает, что серьезные усилия по запрещению того или иного вида оружия обычно предпринимались лишь после того, как оно было использовано в военных целях и на практике люди убеждались, к каким тяжким последствиям это приводило. Как реакция на эти процессы в Дополнительном протоколе I закреплена норма, согласно которой «при изучении, разработке, приобретении или принятии на во­оружение новых видов оружия, средств или методов ведения войны Высокая Договаривающаяся Сторона должна определить, подпада­ет ли их применение, при некоторых или при всех обстоятельствах, под запрещения, содержащиеся в настоящем Протоколе или в ка­ких-либо других нормах международного права, применяемых к Высокой Договаривающейся Стороне» (ст. 36).

В то же время, отмечается в работе, в международно-правовых актах, доктрине международного права не дается определение понятия «новые виды оружия» и не раскрывается его содержание, что может негативно сказаться на правоприменительной деятельности государств.

Проведенный анализ норм ст. 36 Протокола I, подчеркивается в диссертации, свидетельствует об их несовершенстве (отсутствие критерия для правовой оценки новых видов оружия, недосказанность, неопределенность формулировок), в связи с чем предлагается определять новые виды оружия как оружие, технические характеристики которого требуют правовой оценки при изучении, разработке, приобретении или принятии на вооружение на предмет соответствия основным принципам и нормам международного права, отраслевым принципам и нормам международного гуманитарного права, запрещающим причинять чрезмерные повреждения и излишние страдания, обладать неизбирательным действием, вести к неизбежной смерти, наносить обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде.

В случае установления независимой экспертизой, что вновь созданные виды оружия противоречат международному праву, государство обязано запретить его разработку, приобретение у других государств, принятие на вооружение и применение в случае вооруженного конфликта.

В этой связи необходимо отметить усилия МККК, в рамках которого разработано Руководство по осуществлению правовой оценки законности новых видов оружия, средств и методов ведения военных действий (Меры по имплементации статьи 36 Дополнительного протокола I 1977 года)12 c целью оказания помощи государствам в установлении или усовершенствовании процедур по определению правомерности новых видов оружия.

На фоне совершенствования космических вооружений США и их союзниками по НАТО, свидетельствующем о приготовлении к боевым действиям в космосе, в контексте создания новых видов оружия в диссертации рассматривается проблема недопустимости применения космического оружия для бомбардировок воюющими объектов на Земле и в космосе, что вошло бы в противоречие с принципами и нормами международного гуманитарного права, запрещающими «атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом (выделено нами - И.К.) незащищенные города, селения, жилища или строения» (ст. XXV Положения о законах и обычаях сухопутной войны, п. 3 ст. 35 Дополнительного протокола I, ст. I Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 г.).

На актуальность этой проблематики обратил внимание Президент России В.В. Путин в мюнхенской речи в феврале 2007 г., подчеркнув, что «нельзя допустить появления новых дестабилизирующих высокотехнологичных видов оружия», не говоря уже «о мерах по предупреждению новых сфер конфронтации, особенно в космосе»13 (выделено нами - И.К.).

С учетом этого в работе высказывается идея об инициировании Россией дальнейшего продвижения предложений, выдвинутых СССР в 1981,1983 гг., с целью заключения договоров, запрещающих размещение в космическом пространстве оружия любого рода и применение силы в космическом пространстве и из космоса в отношении Земли, в которых нашли бы отражения положения о запрещении бомбардировок из космоса незащищенных городов, населенных пунктов и гражданских объектов. Заключение таких договоров явилось бы последовательным шагом в дальнейшем прогрессивном развитии норм международного гуманитарного права, сфера действия которых охватывала бы космическое пространство.

В четвертой главе «Выполнение государствами договорных обязательств по международному гуманитарному праву» в диссертации акцентируется внимание на имплементации норм международного гуманитарного права Содружеством Независимых Государств, Россией, Республикой Беларусь, раскрываются меры по выполнению принятых обязательств западными государствами (Бельгией, Великобританией, США), а также рассматриваются проблемы осуществления международного контроля в этой области.

В первом параграфе «Меры по выполнению государствами норм международного гуманитарного права» приводится анализ источников международного гуманитарного права, содержащих обязательства государств по выполнению его норм, называются разного рода меры, принимаемые государствами на внутригосударственном уровне и в рамках международных организаций по осуществлению договорных обязательств в мирное время и в период вооруженных конфликтов: вводить в действие законы и подзаконные акты, направленные на предупреждение и пресечение нарушений норм международного гуманитарного права, защиту законных участников вооруженных конфликтов; распространять знания о международном гуманитарном праве; проводить мероприятия организационного характера (избегать размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи от них и предусматривать все возможные меры для защиты гражданского населения – ст. 58 Дополнительного протокола I; проводить работу по подготовке квалифицированного медицинского персонала для содействия применению Женевских конвенций, Дополнительных протоколов и других норм международного гуманитарного права – ст. 6 Дополнительного протокола I; предусмотреть мероприятия по организации работы юридических советников, обеспечение их документами по международному гуманитарному праву, а также нормативными актами внутреннего законодательства, касающимися соблюдений правил ведения войны – ст. 82 Дополнительного протокола I и др.).

Во втором параграфе «Имплементация международного гуманитарного права Содружеством Независимых Государств» раскрывается содержание обязательств Содружества по выполнению норм международного гуманитарного права в принятом им Соглашении о первоочередных мерах по защите жертв вооруженных конфликтов 1993 г.

В работе акцентируется внимание на том, что это Соглашение является свидетельством имплементации норм международного права в рамках международной организации. Государства - участники Содружества, глубоко обеспокоенные тревожной ситуацией на значительной части территории бывшего СССР в связи с вооруженными конфликтами по национальным, религиозным и политическим мотивам взяли на себя ряд обязательств, вытекающих из Женевских конвенций от 12 августа 1949 г. и Дополнительных протоколов к ним (сотрудничать на двусторонней и многосторонней основе в принятии необходимых мер, направленных на предотвращение нарушений норм международного гуманитарного права в районах вооруженных конфликтов (ст. 1); привести свое законодательство в соответствие с принципами и нормами международного гуманитарного права (ст. 2, выделено нами -И. К.); принять в возможно короткие сроки законодательные акты, гарантирующие социальную защиту и возмещение материального ущерба лицам, пострадавшим в результате вооруженных конфликтов (ст. 3); принять незамедлительные меры для защиты лиц, незаконно лишенных свободы по причинам, связанным с вооруженным конфликтом, независимо от того, интернированы они или задержаны, а также для возвращения военнопленных и безоговорочного освобождения заложников (ст. 4); принимать меры для пресечения любых действий, нарушающих международное гуманитарное право, включая применение эффективных мер судебного преследования и наказания лиц, организовавших, совершивших или приказавших совершить деяние, квалифицируемое как военное преступление или преступление против человека по международному праву и/или национальному законодательству (ст. 6) и др.

В Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 г., отмечается в диссертации, положения о международном гуманитарном праве нашли свое дальнейшее развитие (ст. 35).

В третьем параграфе «Соблюдение Россией договорных обязательств по международному гуманитарному праву» подчеркивается, что история становления и развития международного гуманитарного права свидетельствует о том, что Россия в прошлом не только проявляла инициативы в разработке документов, направленных на гуманизацию вооруженных конфликтов, но и принимала активное участие в имплементации его норм в национальное право и соблюдение их в период войн.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»