WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

Представляется спорной позиция законодателя, согласно которой «предложения, заявления и жалобы, адресованные в другие органы государственной власти, общественные объединения, а также защитнику, должны быть рассмотрены администрацией места содержания под стражей и направлены по принадлежности не позднее трех дней с момента их подачи». Таким образом, фактически под контроль администрации подпадает вся переписка, осуществляемая между лицом, содержащимся под стражей, и адвокатом. Сотрудники следственного изолятора, как показывает практика, довольно часто рассматривают переписку адвоката и подзащитного, связанную с подготовкой правовой позиции по защите, как незаконную переписку. При этом, как правило, делается ссылка на ч. 3 ст. 20 и ч. 3 ст. 21 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений».

Отсутствие в законе гарантий неприкосновенности переписки лица, содержащегося под стражей, с защитником противоречит Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека. В 1992 году Европейским судом по правам человека было рассмотрено дело «Кэмпбелл против Соединенного Королевства», в котором суд сформулировал основные требования, предъявляемые к мероприятиям по контролю за перепиской лица, содержащихся под стражей, и защитником. В своем решении суд указал, что «хотя определенные меры контроля над перепиской заключенных могут быть допус­тимы, регулярная перлюстрация переписки заключенного (особенно лицами, кото­рые могут быть непосредственно заинтересованы в ее содержании) не соответствует принципам конфиденциальности и того иммунитета, которым пользуются профес­сиональные отношения между адвокатом и его клиентом, при этом не имеет значе­ния, что переписка непосредственно не связана с судебным процессом».

В соответствии со статьей 91 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, осужденным к лишению свободы разрешается получать и отправлять за счет собственных средств письма и телеграммы без ограничения их количества.

Получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения. Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, Европейским судом по правам человека цензуре не подлежит. Переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления, либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя.

Существенным недостатком УИК, равно как и Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», является применение цензуры к корреспонденции всех осужденных без каких бы то ни было исключений. Как уже отмечалось, такая практика не может быть признана соответствующей критериям Европейского суда по правам человека.

Для изменения сложившейся практики автор пришел к выходу о необходимости изменения действующей нормы. Необходимо законодательно закрепить возможность цензуры корреспонденции со стороны администрации исправительного учреждения, только в случаях, когда это необходимо в целях обеспечения безопасности учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, его сотрудников, лиц, в нем содержащихся, поддержания общественного порядка, а также в целях предотвращения беспорядков или преступлений. При этом цензура должна устанавливаться на определенный срок, по истечении которого, в случае устранения оснований, повлекших ее установление, она подлежит отмене.

Осужденным к лишению свободы предоставляется право на телефонные разговоры. При отсутствии технических возможностей администрацией исправительного учреждения количество телефонных разговоров может быть ограничено до шести в год.

В части 5 статьи 92 УИК РФ сказано, что «телефонные разговоры осужденных могут контролироваться персоналом исправительных учреждений». В предыдущей редакции кодекса эта норма выглядела следующим образом. «Телефонные разговоры осужденных контролируются персоналом исправительных учреждений». Учитывая, что законом установлена цензура всей корреспонденции заключенных, не ясно, почему законодатель разрешил в отношении телефонных переговоров свободу усмотрения. Если быть последовательным, и встать на позиции законодателя в отношении переписки осужденных, тогда необходимо вернуть старую редакцию этой нормы. В новой редакции кодекса не установлены ориентиры для администрации учреждений, исполняющих наказания в виде лишения свободы, при принятии решения о контроле телефонных переговоров конкретного осужденного. Наличие в законе нормы, допускающей произвол, а именно произволом, становится норма права, позволяющая чиновнику по внутреннему убеждению решать возникающие вопросы, является недопустимым. Такая норма обязательно будет признана не соответствующей Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд по правам человека в деле «Доэрга против Нидерландов»8, характеризуя законодательство этой страны, применяемое при контроле телефонных переговоров осужденных, указал на то, что «в тюремных правилах, о которых идет речь в данном деле, отсутствуют ясность и детальная проработанность, поэтому из них невозможно точно установить, при наличии каких обстоятельств тюремным властям допустимо производить перехват, запись и хранение телефонных разговоров заключенных и какого порядка при этом придерживаться».

В результате проведенного исследования автор пришел к выводу о необходимости внесения соответствующих изменений в уголовно исполнительное законодательство.

В заключении подведены итоги проведенного исследования, сформулированы основные выводы и рекомендации, имеющие теоретическое и практическое значение, вытекающие из содержания диссертации.

Анализируя прецеденты Европейского суда по правам человека, касающиеся ограничений неприкосновенности коммуникативных контактов человека, автор делает вывод о целесообразности применения таких категорий, как «доступность закона», «предсказуемость закона», «качество закона», «необходимость ограничения в демократическом обществе», «соразмерность», при анализе законодательства об ограничении неприкосновенности коммуникативных контактов человека.

Анализируя историю развития правового регулирования ограничения неприкосновенности коммуникативных контактов человека, автор пришел к выводу о возможности ее деления на два этапа. Эти этапы характеризуются различной степенью защищенности человека от произвольного вмешательства со стороны государства в его коммуникативные контакты и различным уровнем нормативного закрепления процедур такого вмешательства.

Автор определяет объем понятия «тайна связи» и указывает на необоснованность исключения из этого понятия сведений об абонентах. В диссертации предложены различные не противоречащие действующему законодательству и практике Европейского суда по правам человека способы организации доступа сотрудников правоохранительных органов к базам данных, содержащих такие сведения.

Анализируя законодательство и практику обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека в рамках трудовых отношений, автор делает заключение о необходимости выработки единого законодательного подхода, основанного на мировом опыте.

Анализируя законодательство, устанавливающее уголовную ответственность за деяния, нарушающие неприкосновенность коммуникативных контактов человека, автор пришел к выводу о необходимости его совершенствования с учетом требований Конституции РФ и прецедентов Европейского суда по правам человека.

Рассматривая отечественное законодательство об оперативно-розыскной деятельности, регламентирующее ограничение прав человека на неприкосновенность коммуникативных контактов, автор отмечает его недостатки и формулирует предложения по его совершенствованию, с учетом современных реалий борьбы с преступностью и прецедентов Европейского суда по правам человека.

Включение в УПК нормы, закрепляющей такое следственное действие как контроль и запись переговоров, несомненно, способствует повышению уровня правовой оснащенности правоохранительных органов при расследовании преступлений. Вместе с тем, автором предложен комплекс изменений в действующее уголовно-процессуальное законодательство, способный придать ему последовательность и привести в соответствие с практикой Европейского суда по правам человека.

Для обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, содержащихся под стражей, автор сделал вывод о необходимости законодательного установления обязанности органов, осуществляющих предварительное расследование, в случае возникновения необходимости контроля за коммуникативными контактами подозреваемого или обвиняемого, получать разрешение на проведение соответствующего следственного действия, в порядке установленном в УПК РФ.

Для приведения в соответствие с требованиями Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также с правовой позицией Европейского суда по правам человека, изложенной в рассмотренных решениях, автор полагает необходимым пересмотреть содержание статей 91, 92 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации в части правового регулирования контроля за коммуникативными контактами осужденных. Предлагается изменить положения о цензуре переписки и контроле за телефонными переговорами осужденных таким образом, чтобы порядок осуществления цензуры был максимально приближен к требованиям современного демократического общества.

Основные положения диссертации опубликованы в 6 работах общим объемом 1,7 п.л.:

Научные статьи, опубликованные в журналах, рекомендованных перечнем ВАК:

1. Лозовский Д. Л. Правовой анализ обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека в Российской Федерации.// Безопасность информационных технологий. 2006. №1. – 0,6 п. л.

2. Лозовский Д. Л. Правовые субинституты ограничения прав человека на неприкосновенность коммуникативных контактов// Безопасность информационных технологий. 2006. №2 – 0,5 п.л./ 0,3 п.л. (в соавторстве).

Научные статьи, опубликованные в иных изданиях:

3. Лозовский Д. Л. Правовое регулирование обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека.// Научная сессия МИФИ-2006. Сборник научных трудов. Том 14. – 0,2 п. л.

4. Лозовский Д. Л. Правовое регулирование деятельности правоохранительных органов по ограничению неприкосновенности коммуникативных контактов человека.// Научная сессия МИФИ-2007. Сборник научных трудов. Том 14. – 0,1 п. л. (в соавторстве).

5. Лозовский Д. Л. Актуальные вопросы правового регулирования уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности коммуникативных контактов человека.// Юридические науки. 2007. № 4. – 0,3 п. л.

6. Лозовский Д. Л. Правовое регулирование ограничения коммуникативных контактов человека.// Современные проблемы гуманитарных наук. Международный сборник научных трудов преподавателей и студентов высшей школы. Выпуск 4. Воронеж. 2008. – 0,2 п. л.


1 Ведомости Съезда народных депутатов Союза ССР и Верховного Совета СССР. 1990. № 26.

2 Вестник Конституционного суда Российской Федерации, 2004, № 1, С. 50 – 52.

3 Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2003. № 12.

4 Европейский суд по правам человека. Избранные решения./ Европейский суд по правам человека. Избранные решения/ В 2-х т. Т. 1 М.: Норма, 2000. С. 39-81.

5 СЗ РФ. 24.08.1998. № 34. Ст. 4368.

6 Европейский суд по правам человека. Избранные решения/ В 2-х т. Т. 1 М.: Норма, 2000. С. 670 - 671.

7 Решение Европейского суда по правам человека от 15.11.1996 г. по делу «Калоджеро Диана против Италии»// Сборник 1996-V. Вып. 21.

8 Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2004. № 9.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»