WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

6. Вывод о том, что отечественное законодательство об оперативно-розыскной деятельности, регламентирующее ограничение прав человека на неприкосновенность коммуникативных контактов, является достаточно развитым, и многие его положения отвечают самым высоким международным стандартам в области прав человека. Вместе с тем, некоторые его нормы необходимо переработать с учетом требований международно-правовых актов, а также опыта развитых европейских стран. В частности, необходимо установить, что прослушивание телефонных и иных переговоров лиц, которые могут располагать сведениями о преступлениях, допускается только при наличии достаточных фактических данных полагать, что они обладают информацией об указанных преступлениях и могут сообщить ее в процессе переговоров. При этом необходимо законодательно установить обязанность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, подтверждать в суде необходимость проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих права человека на неприкосновенность коммуникативных контактов, с использованием данных, полученных из других источников, особенно если оперативно-розыскные мероприятия планируется проводить в отношении лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях.

7. Автором выработаны предложения по совершенствованию действующего законодательства, позволяющие повысить уровень обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека, которые заключаются в необходимости:

1. Включить в перечень товаров, реклама которых не допускается, содержащийся в статье 7 Федерального закона «О рекламе», восьмым пунктом «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». Это будет способствовать затруднению сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, и как следствие повышению уровня обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека.

2. Часть 2 статьи 91 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации изложить в следующей редакции: «Получаемая и отправляемая осужденными корреспонденция подвергается цензуре со стороны администрации исправительного учреждения только в случаях, когда это необходимо в целях обеспечения безопасности учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, его сотрудников, лиц, в нем содержащихся, поддержания общественного порядка, а также в целях предотвращения беспорядков или преступлений. Цензура в отношении переписки осужденного устанавливается по мотивированному решению начальника учреждения, исполняющего наказание, или его заместителя на определенный срок, по истечении которого, в случае устранения оснований, повлекших ее установление, она подлежит отмене. Лицо, в отношении корреспонденции которого применялась цензура, должно быть уведомлено об этом после ее прекращения. Переписка осужденного с судом, прокуратурой, вышестоящим органом уголовно-исполнительной системы, а также с Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, уполномоченным по правам человека в субъекте Российской Федерации, общественной наблюдательной комиссией, созданной в соответствии с законодательством Российской Федерации, Европейским судом по правам человека цензуре не подлежит. Переписка осужденного с защитником или иным лицом, оказывающим юридическую помощь на законных основаниях, цензуре не подлежит, за исключением случаев, если администрация исправительного учреждения располагает достоверными данными о том, что содержащиеся в переписке сведения направлены на инициирование, планирование или организацию преступления либо вовлечение в его совершение других лиц. В этих случаях контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений осуществляется по мотивированному постановлению руководителя исправительного учреждения или его заместителя».

Часть 5 статьи 92 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации изложить в следующей редакции: «Телефонные разговоры осужденных могут контролироваться персоналом исправительных учреждений в случае, когда это необходимо в целях обеспечения безопасности учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, его сотрудников, лиц, в нем содержащихся, поддержания общественного порядка, а также в целях предотвращения беспорядков или преступлений. Контроль в отношении телефонных переговоров осужденного устанавливается по мотивированному решению начальника учреждения, исполняющего наказание, или его заместителя на определенный срок, по истечении которого, в случае устранения оснований, повлекших его установление, он подлежит отмене. Лицо, телефонные переговоры которого контролировались сотрудниками администрации, должно быть уведомлено об этом после отмены решения об установлении контроля телефонных переговоров». Данные изменения в наибольшей мере обеспечат информационную безопасность осужденных, не ущемляя возможности администрации исправительных учреждений по реализации своих полномочий.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретическая значимость работы заключается в том, что выводы и обобщения, полученные в результате анализа доктринальных положений и норм законодательства, позволяют развивать ряд направлений в науке информационного и административного права.

Практическая значимость проведенного исследования состоит в том, что его анализы и выводы могут быть использованы при совершенствовании нормативной правовой базы, при применении правовых норм работниками правоприменительных органов, а также в учебном процессе в системе высшего профессионального образования юридического профиля при изучении курсов «Информационное право», «Правовое обеспечение информационной безопасности в Российской Федерации».

Обоснованность и достоверность полученных результатов обеспечиваются методологией проведенного исследования, базирующейся на системном и комплексном подходах к предмету исследования. Положения и выводы диссертационного исследования опираются на анализ норм международного права, информационного, административного, уголовного, уголовно-процессуального законодательства и иных нормативных правовых актов, регулирующих исследуемую область общественных отношений. В работе использованы положения Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовного кодекса Российской Федерации, Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О связи», Доктрины информационной безопасности Российской Федерации и д. р. В диссертационном исследовании также использованы решения Европейского суда по правам человека.

Апробация и внедрение результатов исследования. Диссертация подготовлена и обсуждена на кафедре Общей юриспруденции и правовых основ безопасности Московского инженерно-физического института (государственного университета). Основные теоретические положения и выводы проведенного диссертационного исследования отражены в шести публикациях. Основные результаты проведенного исследования докладывались в рамках межвузовских научно-практических конференций «Научная сессия МИФИ 2006», «Научная сессия МИФИ 2007», а также на межведомственном научно-практическом семинаре «Проблемы теории и практики государственного сыска», прошедшем в Воронежском институте МВД России в феврале 2008 г.

Структура диссертации обусловлена задачами исследования. Диссертация состоит из двух глав, поделенных на семь параграфов, введения, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень теоретической разработанности проблемы, определяются цели, задачи и объект исследования, формулируется научная новизна исследования; излагаются основные положения, выносимые автором на защиту, характеризуется апробация результатов исследования.

Глава I «Понятие и основные направления правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека» посвящена рассмотрению проблем, связанных с созданием системы правовых норм, регулирующих обеспечение информационной безопасности коммуникативных контактов человека; истории развития правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека в России и развитых зарубежных странах; анализу правовых норма, устанавливающих ответственность за посягательства на неприкосновенность коммуникативных контактов человека.

В первом параграфе «Понятие коммуникативных контактов человека и международно-правовые основы обеспечения информационной безопасности в данной сфере общественных отношений» рассматриваются основные положения международных правовых актов, гарантирующие права человека на неприкосновенность коммуникативных контактов. Особое внимание уделяется рассмотрению положений Всеобщей декларации прав человека и Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод».

Проведенный анализ показывает, что Конституция Российской Федерации содержит положения, отражающие требования Всеобщей декларации прав человека и Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» в сфере обеспечения неприкосновенности коммуникативных контактов человека.

В названных международных правовых актах в качестве объекта правовой охраны указано право человека на «тайну корреспонденции» и «уважение корреспонденции», соответственно. Конституция РФ идет гораздо дальше, распространяя правовую охрану на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. С одной стороны, можно отметить позитивный момент, связанный с попыткой максимально широко и конкретно определить сферу применения данной нормы. Однако необходимо указать и на то, что в Конституцию РФ включено понятие, юридическая сущность которого является достаточно размытой. Речь идет о понятии «иные сообщения». Практически каждый автор, обращающийся к этой проблеме, дает свое уникальное определение этого понятия, включая либо исключая из него по своему усмотрению отдельные виды связи. Сложившаяся ситуация совершенно неприемлема для правовой действительности, поскольку у правоприменителя при толковании данной нормы возникает свобода усмотрения. Автор пришел к выводу о том, что в конституционно-правовом смысле в понятие «иные сообщения» включаются любые сообщения, переданные с использованием услуг операторов связи.

При построении системы правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека особое место отводится судебной практике, и в частности, практике Европейского суда по правам человека в части охраны прав человека на уважение корреспонденции.

В параграфе сделана попытка систематизировать основные критерии, используемые Европейским судом по правам человека при проверке соответствия того или иного нормативного правового акта Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. К этим критериям, в частности, относится «доступность закона», «предсказуемость закона», «качество закона», «необходимость ограничений в демократическом обществе», «соразмерность». Используя эти критерии можно оценить качество отечественного законодательства в указанной области и выработать предложения по его совершенствованию и приведению в соответствие с международными стандартами.

Во втором параграфе «История развития правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека» рассмотрены основные этапы развития правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека, как в отечественной правовой системе, так и в правовой системе Соединенных Штатов Америки. Анализируя развитие отечественной системы правового регулирования исследуемой сферы общественных отношений, автор пришел к заключению о том, что историю его развития можно разделить на два этапа. Первый этап начинается с 1690 года, с момента учреждения перлюстрации всех писем отправляемых за пределы государства, и заканчивается в 1990 году в связи с принятием Закона СССР «О внесении изменений и дополнений в основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик». Этот документ следует признать первой попыткой на законодательном уровне урегулировать действия правоохранительных органов по контролю за коммуникативными контактами человека. Характеризуется этот этап, прежде всего, секретностью нормативных правовых актов, регулирующих действия органов государственной власти по ограничению неприкосновенности коммуникативных контактов человека. Вместе с тем, государство устанавливало достаточно суровые меры ответственности за посягательства на неприкосновенность коммуникативных контактов не уполномоченными на то лицами, что подтверждается правовым анализом законодательства Российской империи, устанавливающего ответственность за совершение правонарушений в исследуемой сфере общественных отношений.

Реальный уровень обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека оставался неудовлетворительным, поскольку зачастую ни один человек не был защищен от пристального контроля за его корреспонденцией со стороны органов государства, наделенных соответствующими полномочиями.

Второй этап развития правового регулирования обеспечения информационной безопасности коммуникативных контактов человека продолжается и по сей день. На этом этапе был принят ряд нормативных правовых актов, не только закрепляющих возможность ограничения неприкосновенности коммуникативных контактов человека со стороны правоохранительных органов, но и содержащих механизмы защиты от злоупотреблений в этой сфере. К ним, в частности, относятся Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». С легализацией возможности правоохранительных органов знакомиться с содержанием коммуникативных контактов человека появилась возможность использовать результаты подобных мероприятий в качестве доказательств по уголовным делам, что способствует повышению уровня раскрываемости преступлений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»