WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |

Третья глава диссертации«ГЕНЕАЛОГИЯ, ИДЕОЛОГИЯ И МЕТОДОЛОГИЯОРТОДОКСАЛЬНОГО МАРКСИЗМА», состоящая из шести параграфов,раскрывает закономерности возникновения,распространения, утверждения и крушенияортодоксальной – политически доминирующей - версиимарксизма. Трагический финал «реальногосоциализма» служит убедительнымсвидетельством недопустимости издержек,являющихся результатом тотальнойидеологизации общественного сознания. Ноесли возведенная на теоретическийпьедестал идеядиктатуры пролетариата в соответствующемей политико-правовом оформленииопровергнута самой жизнью, то объективнаяоценка большевизма, вытеснившего принепосредственном участии широкихтрудящихся масс все остальные«конкурирующие» с ним направленияроссийского освободительного движения,вплоть до настоящего времени продолжаетзачастую оставаться неполной и дажеодносторонней.

Трагико-героическийопыт созидания «декретируемого»коммунистической партией социализма,будучи прыжком, по выражению Маркса, «черезестественные фазы развития», не «сократил»и не «смягчил», а скорее, как это чаще всегобывало в истории России, обострил и продлил«муки родов». Октябрьский политическийпереворот знаменовал собой именно преждевременные его«роды» (точнее даже искусственное«прерывание беременности»), когда наповестке дня стояла задачаиндустриализации общества, а не переходаего к социализму. Вследствие этого и успехисоциалистического строительства свелисьглавным образом к продвижению СоветскогоСоюза по пути модернизации, обозначившемупо мере решения этой задачи и колоссальныев социально-экономическом ицивилизационном измерениях издержки, исимптомы стратегического тупика.

В то же время было быошибочно, по мнению диссертанта,рассматривать социалистическую идеютолько как рычаг идеологического диктата,камуфлирующий корпоративные интересыпартийно-государственной номенклатуры. Втолще общественного сознания онасопрягалась с незавершившимся,«антиномичным» (Н.А. Бердяев) по своейприроде поиском социальнойсправедливости. Именно этимобстоятельством можно объяснитьностальгические настроения по советскимвременам, сохраняющиеся у значительнойчасти населения в средней и особенностаршей возрастных группах.

Ментальные особенностимировосприятия, которые еще не стали, ксожалению, в полной мере предметомнаучного дискурса, в общем историческомконтексте бифуркации марксизмаанализируются в первом параграфе «Цивилизационные корни «русскогокоммунизма» как превращенной формынациональной идеи».

Признавая, вслед за Н.А.Бердяевым, «некоторую историческуюправоту» большевизма, следует усматриватьее, однако, как полагает диссертант, не в научно-теоретическомпревосходствеортодоксального марксизма над «сентиментально-романтическимидеализмом» народников или над «доктринерскимпониманием марксизма» меньшевиками изападными социал-демократами.Провозгласив идеологическое содержаниемарксизма непререкаемой (т.е. посути, абсолютной) истиной, ортодоксальныймарксизм порывает тем самым с принципаминаучного познания. Коренная причинаошеломляющих успехов в строительствеэкономики мобилизационного типа лежала,как справедливо полагал Бердяев, в продуктивномиспользовании исключительноблагоприятного органического синтеза«русского мессианизма с пролетарскиммессианизмом», т.е. в психологическойпривлекательности марксистскихидеологически «скрепляющих символов».Парадоксальность ситуации заключается втом, что «реальный социализм» явилсяпревращенной(неадекватно выраженной) формойнациональной идеи. Это былне только политический выбор, но иперманентный для российского самосознанияпоиск глубинных корней национальнойсамоидентификации.

В обращении к «русскойидее» в постсоветский период находитнепосредственное выражение вполнеестественное для современногонезавершившегося переходного состоянияобщества обострившееся столкновениеразнообразных, и в том числе полярных,представлений о «судьбе России». Полюсамиздесь выступают воинствующий, откровеннонационалистический и столь жеодностороннийлиберально-космополитический вариантырешения проблемы.

Отмеченный Бердяевым,как и многими другими отечественными изарубежными авторами, явный диссонансмежду богатейшим духовным опытом России иее неспособностью решить элементарныепроблемы повседневного бытия продолжаетоставаться символом не только нашегонедавнего прошлого, но и теперешнего«смутного» времени. Продолжающееся«размывание»национально-идентификационных корнейроссийского менталитета выступаетследствием некритического подражанияЗападу, которое столь же разрушительно, каки его категорическое неприятие в недавнемпрошлом. Между тем, при диалектическомподходе к анализу историческойперспективы западной и российской ветвеймировой цивилизации можно обнаружить нетолько бросающееся в глаза различие, но иобласть их растущего совпадения. По законудиалектического отрицания оказываетсявостребованным как раз тот типчеловеческой солидарности (скорее«органический», чем «механический», потерминологии Э. Дюркгейма), потенциалкоторого Россия «вынашивала» всю своюисторию и отчетливо выражала на протяжениидвух последних столетий.

В то же времянесомненное превосходство западного путиразвития, как полагает диссертант,проявляется в его стихийно диалектическойтраектории. Этому в решающей степениспособствует практика политических иэкономических компромиссов, позволившаяЗападу прийти к правовому государству наоснове формирования гражданскогообщества. «Подражая»развитым западным странам в этом смысле,России, действительно, есть чему у нихпоучиться и что перенять.Компромисс как способ нахождения наиболееприемлемого для различных социальныхгрупп варианта решения конкретнойпроблемы – это,собственно говоря, и есть наиболее общая формуладиалектического мышления, досегодняшнего дня не получившаяраспространения на российской почве.

Наряду с особенностямименталитета этому в значительной, если не врешающей степени, способствовали те отступления отдиалектико-материалистической методологии,которые проявились ужев самом начале теоретическойи практической деятельности В.И. Ленина.Идеологические издержкиленинской полемики с народниками всоциологическом анализе пореформеннойРоссии рассмотрены во втором (одноименном)параграфе. Теоретическая реконструкция всехэтапов ленинского оппонированиянародничеству представляет собой все ещенедостаточно изученный пласт российскойистории, который может быть воспроизведенлишь общими усилиями обществоведов,обогащенных опытом его постсоветскогопереосмысления. Продолжая обсуждение этойтемы, диссертант ограничился анализомнаиболее значимых и дискуссионныхвопросов, непосредственно проецирующихсяв логике исторического развития марксизма.

В отечественнойисториографии советского периодааксиоматически однозначным выгляделоутверждение о том, что ожесточенная борьбас народничеством на этапе становленияленинизма носила научно-доказательныйхарактер и выступала важнейшим условием изакономерностью распространения марксизма в России.Однако согласиться (с некоторымиоговорками) со вторым из приведенныхтезисов можно сегодня лишь в той мере, вкакой поставлен под сомнение первый.

Адресуемые Ленину«творческое понимание марксизма» и«научный анализ действительныхпротиворечий капитализма» имеют,разумеется, своим методологическимоснованием общесоциологическую теориюмарксизма. Но, многократно подчеркиваяпринципиальноесоответствие «действительного процесса»капитализации России европейским«формационным» стандартам, он решает этузадачу ценой последовательной и вполнелегитимнойредукции социологического знания к егоидеологической проекции. Такого родаподмена в советский период и подается вкачестве образца научного исследования.

Вся история постановкии решения аграрно-крестьянского вопроса вРоссии пореформенного периодасвидетельствует о том, что он, имеяпервостепенное значение, явился, тем неменее, контрастно ощутимым логическимпробелом в теоретической системероссийского марксизма. Констатируяналичие тенденции разложения общины,сдерживавшей инициативу ипредприимчивость своих членов, русскиемарксисты, казалось бы, решительнопорывали с традиционной народническойидеологемой об «особом» пути развитияРоссии, но тем самым, как это нипарадоксально, вовсе не приближались кистине. Лишенные диалектического подхода,эти представления также не улавливали вполной мере того, о чем свидетельствовали«новые явления в хозяйственной жизни», ибостроились на доказательстве преимуществзападных моделей аграрной капитализации,отнюдь не созвучных настроениям основноймассы крестьянства. Все дело в том, что«врастая» в капитализм, крестьянскаяобщина как тип коллективнойсамоорганизации не просто«разлагалась», бесследно исчезая поднатиском классовой борьбы между сельскойбуржуазией и пролетариатом, но, благодарястихийно возникшему процессу кооперации,вступила, выражаясь диалектическим языком,на путь самоотрицания.

Можно сказать, что вмногообразии форм кооперированногороссийского крестьянства возникалиростки, аналогичные «кооперативнымфабрикам рабочих», о которых Марксупоминает в «Капитале» как о «первой бреши» вкапиталистическом способе производства.Трудовая крестьянская кооперация имелазначительные шансы превратиться врастущий и весьма перспективный социально-экономическийуклад с отчетливовыраженными социалистическимиочертаниями. Эволюция жекрестьянского хозяйства отторгала нерыночные отношения как таковые, анавязываемые ему попытки либо разрушения национально-специфической формыадаптации к ним, либо искусственной консервации «самобытности» в виде«грубого» («первобытного»)коммунизма.

Разумеется, снекоторыми сформулированными Ленинымположениями следует согласиться, в томчисле, конечно, и с тем, что «никакиеособенности землевладения не могут, посамой сущности дела, составить непреодолимогопрепятствия для капитализма». Отсюда, какон обоснованно полагает, и ошибочность«самой постановки вопроса: община или капитализм».Однако все дело в том, что ленинскаяоппозиционность народничеству в той мере,в какой она выстраивается по принципуконтрадикторности (противоречия), не отвечаеттребованиям как формальной, так и диалектическойлогики. Поэтому если народники идеализируют общину,закрывая глаза на ее классовое расслоение,то он очевидным образом этот процессидеологизирует, придавая ему завершенные формы и,как это ни парадоксально, также выдаваяжелаемое за действительное. Положение неспасает даже используемый и им самимобработанный громадный массивстатистических данных, равно как идопущенные его оппонентами теоретическиеошибки. Ведь фактический материал, если,разумеется, не придерживатьсяпозитивистской ориентации, не освобождает отнеобходимости его адекватной интерпретации, а разоблачение несостоятельностидоктринальных положений не является«симметричным» подтверждениемистинностивсех выводов, вытекающих изпротивоположных убеждений.

Все дело в том, что изсущества идеологических воззренийнародников следовал теоретически должнымобразом неотрефлексированный вывод овозможности иного, отличного отпредусматриваемых «классической» постановкойвопросапути развития, траекториякоторого стихийно определялась всем ходомэволюции крестьянского земледелия и былатеоретически обоснована Марксом в виде«кооперативного и согласованного труда»на базе коллективной собственности. Заявляя об«искусственности» капитализма в России(измеряемого российскимимарксистами исключительно полнотой егосоответствия либо «прусскому», либо«американскому» образцу), народники былигораздо ближе к истине, связываяроссийскую модель экономического идуховно-нравственного развития сдвижением по «некапиталистическому» (посути, кооперативному) пути. В свойственныхим абстрактных (внеисторических)представлениях о социализмевоплотилосьнеприятие историческиконкретныхформ западного капитализма.

В то время какнародники во многом «идеализировали»реальные тенденциисоциально-экономического процесса, Ленинпридерживался столь же произвольногообъяснения движущих революционных мотивовкрестьянской массы с ее преимущественнообщинным самосознанием. Ведь совершенно очевидно,что выдвигавшиеся им в качестветеоретически безупречных аргументы впользу европоцентристской установки на«пролетаризирование» крестьянства могливызывать симпатии только у российской«сельской буржуазии», стремящейся к«власти денег». Если согласиться с тем, что,по его словам, «более или менее решительно,более или менее последовательно, более илименее сознательно к этому исходу стремится нетолько пролетариат, но и широкиекрестьянские массы», придется признать,что «инстинктивно» последние былиодержимы желанием… самоликвидации (т.е.«раскрестьянивания»).

Вносимые Лениным вбазисную идеологическую парадигмумарксизма коррективы не предполагали отказ отабсолютного приоритета политическойидеологии по отношению к научному знанию,поскольку нетолько ничего не меняли в прогнозированииисторической судьбы российскогокрестьянства, но служили дополнительнымаргументом для упрочения прежнейортодоксальной точки зрения. Купленный впоследствииценой кровопролитной гражданской войнысоюз рабочего класса и беднейшего крестьянства так и неразвеял до конца ленинские сомнения поповоду пролетарской идентичности«социализируемого» крестьянства.Несмотря на произведенную классовую«зачистку», оно по-прежнему оставалось по природесвоей «мелкобуржуазной стихией, ежечаснорождающей капитализм», т.е. в лучшем случае«полупролетариатом». Ленинский лозунг«диктатуры пролетариата и крестьянства»(пришедший насмену тезису об «условной»его поддержке со стороны рабочегокласса) явился, такимобразом,«новым словом» лишь в идеологическойтранскрипции марксизма, подававшейся наязыке советского официоза в качествеубедительной иллюстрации доказательстваадаптациимарксистской теории применительно кспецифике России. Как бы то ни было,важнейший урок, усвоенный Лениным из опытапервой русской революции, заключался восознании того, что во имясохранения цивилизационной идентичности(т.е. самозабвенно отстаиваемойнародниками «самобытности»), даже в ееодностороннепонятом –идеологическом – измерении, Россия не моглабезоглядно следовать в фарватере Запада.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»