WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |

В третьемпараграфе «Парадигмальнаязагадка марксовой философииистории» рассмотрен ряд накопившихся вконцептуальном поле историческогоматериализма проблем, обусловленных как внешнимипо отно­шениюк нему (социологическими) факторами, так иего собственной эволюцией в качествеметодологического направления, задающегоориентиры социально-философскимисследованиям.

Сомнения вплодотворности марксистской методологиисоциального анализа объясняются, например,неизбежностью существенных ограничений,накладываемых экологическимиимперативами совре­менной эпохи на показателиэкономического роста. Однако, как резонноподчеркивает К.Х. Момджян, критериямсоциальной материальности в полной мересоответствует только «потребностнаядетерминация» и поэтому есть все основанияполагать, что опреде­ляющаяроль материального производства(приоритетность экономики), проявляясь ввиде общеисторической закономерности,будет воспроизводиться дажетогда, когда экономиче­ская мотивация, какисторически преходящая форма объективнойзависимости индивида от способараспределения предметного богатства,утратит своетеперешнее значение.

Часто встречающейся исовершенно некорректной являетсяприписываемая Марксу в виде т.н.«экономического детерминизма»философская позиция, которая ничем неотличается от лапласовскогомеханистического детерми­низма. С ходячимиупреками по этому поводу нельзя, какполагает диссертант, согласиться ужепо­стольку,поскольку используемые Марксомтеоретические абстракции моделируютсяпутем опосредованного выведения их из сферы материальных,производственных отношений с учетомнеоднозначнойзависимости между всеми сферамиобществен­нойжизни. «Недостаток» жематериалистического понимания историиусматривают в све­дении ее многообразия к экономическомуфактору, упрощающему и иска­жающему еебезжизненными абстракциями.Следовательно, точнее было бы говорить не одетерминизме, а оредукционизме, но в этомслучае абсурдность обвинения стано­вится гораздоочевиднее.

Отвлекаясь от нынешнихконъюнктурных колебаний в областиметодоло­гиисоциального познания и опираясь на принципдеятельностикак теоретически исходной абстракции,нельзя не согласиться с принятой вотечественной литературе советскогопериода трактовкой историче­ского материализмакак философской и в то же время (но в ином отношении)общесоцио­логической теорией. Дифференциация этихотносительно са­мостоятельных уровней обобщениясоциальной реальности задает системукоординат, позволяющую выявитьодновременно активный, творческий и закономерный характербытия социума. В качестве объективногофак­тора опредмеченнаядеятельность, в конечном счете,детерминирует непосредственную, «живую».Однако эта детермина­ция осуществляется в парадоксальнойситуации все более очевидного возрастания роли субъективного фактора вобщественном развитии.

Содержание этогопротиворечия, со­ставляющего парадигмальную загадку марксовойфилософии истории, далеко невсем по­следователям Маркса, не говоря уже опротивниках, удается диалектическиинтерпретиро­вать. Трансляция его за пределысоциально-философской экспликации (где онопредстав­лено вкорреляции формационной и деятельностнойпарадигм) в сфере классовых отно­шений создаеточередную методологическую «ловушку»,поскольку идеологически-одно­значный подход к егоразрешению строится уже не надиалектическом, а на формально-логическомосновании. Речь идет о том, что по правиламформальной логики истинность одной извзаимоисключающих посылок означаетошибочность другой.

Для решения вопроса отом, в какой степени деятельность субъектаобусловлена наличными обстоятельствами,факторами социального бытия и, в своюочередь, способна на них влиять, Марксиспользует и формационную идеятельност­ную модели истории, каждая изкоторых, взятая в отдельно­сти, являетсязаведомым упрощением. Последняя,подчерки­ваяроль субъекта исторического действия,конституируется в теорию научногосоциа­лизма ввиде одной из «составных частей» марксоваучения в целом. Именно с нею мар­ксизм чаще всего иотождествляется. Противоречие междудеятельностным и формацион­ным аспектами анализаотчетливо проявилось в том, что идея естественноисторического развития буржуазного обществапостоянно сталкивается с проекциейпреждевременного, а, значит, сугубонасильственного преобразования его вугоду классово-политическим приоритетам. Вконечном счете, уже в период«реализованной» исторической «миссиипролетариата» собственно формационнаятеория оказалась не востребованной вполной мере, отодвинутой фактически напериферию социально-фило­софского знания, хотяофициально никто из марксистовортодоксального толка ее значе­ния не умалял.

Важнейшие, в том числедискуссионные проблемы, связанные с ееприменением, рассмотрены в четвертом параграфе«Типологический игенетический аспекты формационногоанализа». Несмотря на то, чтоатрибутика формационной теории всегдасчиталась неотъемлемой принадлежностьюсоветского марксизма, за более чемсемидесятилетний период достижения в этойобласти не были впечатляющими. Наибольшееоживление в атмосферу схоластическоготеоретизирования внесли дискуссии попроблеме азиатского способа производства,но они не могли коренным образомизме­нитьсложившуюся ситуацию. Она проявилась в«белых пятнах» теоретического знания иошибках формально-логического порядка,начиная с основополагающей дефиниции, откоторых оказались не застрахованными иэнциклопедические издания.

Проблема сегодняусматривается даже в том, чтоматериалистическое понимание историибазируется на исследовании Марксом однойобщественно-экономической формации (ОЭФ).Данное обстоятельство используется вкачестве основания для отрицанияформационной теории как таковой. Между тем,ОЭФ предстает как принципобъяснения и изученияистории, содержание которого в абст­рактной и теоретическипоследовательной форме воспроизводитсвоеобразие каждого из этих этапов. Сучетом такого различия представляютсядостаточно убедительными выска­занные в литературесоображения о неправомерности, с однойстороны, терминоло­гического употребления и разработкиособой «теории общественно-экономическойфор­мации»вообще, с другой - идентификации понятий«теория формации» и «теорияформа­ций». Использованиепоследних на страницах научных журналов имонографий в качестве тождественных ведетк недоразумениям. Будучиобщесоциологической теорией, социальнаяфилософия марксизма, как было отмеченовыше, является, тем самым, одновременно иобщей формационной теорией,т.е. теорией всех общественных формаций: вформацион­номподходе сконцентрирована сущностьсоциологического знания, его общенаучныйкри­терий.

Значимость принципаисторизма и диалектико-материалистическойметодологии в процессе историческойконцептуализации наглядно проявляется всвязи с дальнейшей разработкой генетического аспектаформационного анализа. До сих пор остаетсянедоста­точнопроясненным и в известной мере дажедискуссионным вопрос о возможностиопре­делениявременных параметров конкретных ОЭФ.Неоднозначно решается в литературе ивопрос о том, являются ли составнымэлемен­том ОЭФпроизводительные силы.

Недооценка различиймежду логическим и кон­кретно-историческимуровнями формационного анализа ведет ктому, что оппоненты формационной парадигмынередко объявляют эту теоретическуюмодель «мыслительной схемой», а то и простофикцией на том основании, что абсолютно«чистых» формаций «не бывает». Оборотнойстороной такого подхода выступаетпредставление о многоукладности ОЭФ.Отступая от диалектического пониманияобщего и особенного, исследователи (а имичаще всего оказываются историки) вместомногоукладности реальных социальныхорганизмов объявляют таковой ОЭФ.

В основу формационногоподхода положена идея разнопорядковости сту­пеней общественного развития. В этойсвязи в используемой Марксомметодоло­гииформационного анализа заслуживает самогопристального внимания принцип члене­ния истории на трибольшие общественные формации. Обращение к«формационной триаде» Маркса выявляетопределенную ограничен­ность ставшейтрадиционной в обществознании«пятичленки». Однако издержки,связан­ные с ее«укорененностью» в теоретическом и, темболее, массовом сознании, обуслов­лены в большейстепени, по мнению диссертанта, ее абсолютизацией, а неотсутствием эвристической значимости.

Непреходящий научныйинтерес в связи с исследованием механизмавозникнове­ния,функционирования и генезиса частнойсобственности и обусловленного этимфакто­ромпроцесса перехода от первичной формации ковторичной имеет проблема «азиатскогоспособа производства». Не останавливаясьна ней детально, диссертант ограничилсявыяснением принципиальногометодологического значения данногопонятия.

В пятом,завершающем параграфе первойглавы «Единствоформационного и цивилизационного подходовв объяснении истории»отмечены особенности цивилизационной концеп­ции, котораяотносится, несомненно, к числу самыхвлиятель­ных всовременной философии истории. Интенсивноразрабатываемая на протяжении ХХ века вкачестве «противовеса» мар­ксистскойформационной парадигме, она связана преждевсего с име­нами А. Тойнби и К. Ясперса и кнастоящему времени уже пережила на Западепик своей по­пулярности. В глазах же многихроссийских обществоведов, особенно тех,кто, по выражению А.С. Панарина, празднует«ос­вобождениеот формационной догматики», ее рейтингпро­должаетрасти.

Дискуссии,развернувшиеся на рубеже 80-90-х гг. настраницах журналов «Вопросы философии»,«Философские науки», «Вопросы истории»,«Новая и новейшая история», «Мироваяэкономика и международные отношения»,«Экономические науки», позволилиобнаружить издержки, связанные с абсолютизациейформационного подхода. По существу, какотмечается в нашей литературе, речь должнаидти о необходимости различать собственноформационную теорию и формаци­онный редукционизм какее особую форму.

Бытующее всоциально-философской и особенноисторической литературе проти­вопоставлениецивилизационной парадигмы формационнойфиксирует внимание лишь на внешней,бросающейся в глаза, поверхностной сторонеих соотношения, оставляя в тени егодиалектический характер. Ис­пользование жедиалектической методологии впостсоветский период остается весьмапроблематичным. Связанные сцивилизационным подходом дополнительныетруд­ностивызваны и тем, что «в отличие отформационной цивилизационная теорияпримени­тельнок каждой выделяемой ею историческойступени имеет дело не с одним, анесколь­кимиоснованиями. Поэтому цивилизационныйподход к историческому процессу являетсякомплексным».1

18 Указывая на то, что он обозначаетряд связанных между собой и вместе с темотносительно самостоятельныхцивилизационных парадигм, Ю.К. Плетниковвыделяет в их числе общеисторическую,философско-антропологическую,социокультурную и тех­нологическую. Причем важно отметитьто обстоятельство, что их конститутивнымоснова­ниемвыступает сформулированная Марксом цивилизационная триада.

Обращаясь к анализуцивилизационных закономерностейвсемирно-исторического развития, Маркссоздает принципиально иную познавательнуюмодель. Если формацион­ная теориясориентирована на логическую процедурутипологизации общества путем све­денияиндивидуального к социальному, тоцивилизационный подход, напротив,базируется на сведении социального киндивидуальному, определении мерысоциальности в человеке. Исходя из трехосновных технологических способовпроизводства, Маркс выделяет три фазыэмансипации личности. Несовпадениеисторических границ первого этапацивилизационной и формацион­ной триадсвидетельствует об ином, хотя исоотносительном, ракурсе интерпретацииисто­рическогопроцесса. Смена формационных типовцивилизации и направлена на ут­верждение тойнепосредственно общественной формыбогатства, критерием которой, со­гласно Марксу,является свободное развитие индивидовбезотносительно к какому бы то ни былозаранее установленному масштабу.

Как выражение синдромаглубокого кризиса современногообществознания следует восприниматьубеждение многих философов, ученых иобщественных деятелей в том, что именнодви­жение внаправлении, заданном формационнойпарадигмой, привело в итоге к усилениюобщей нестабильности в мире, истощениюприродных ресурсов, растущему даже вусло­вияхразвитых стран Запада отчуждению,возникновению опасных социальных болезнейи т.д. Построенная на диалектическомосновании, формационная модель историипод­вергается(как и марксизм в целом) теоретическинекорректной, односторонне-метафизическойинтерпретации, по­рождающей, в свою очередь,упрощенные представления о прогрессе.Многочисленные попытки толковатьпревратности прогресса как основание длямо­делированияв духе многолинейной постмодернистской«ризомы», до известной степени, конечно, нелишены смысла. Но призванные подчеркнутьбезбрежную широту пред­ставлений о механизме социальныхизменений, они, в конечном счете, выявляютбесплод­ностьсвоей крайней дискурсивнойнеопределенностью, как только начинаютпретендовать на альтернативноеформационному поле исследования.

В спектре обсуждаемыхисследователями марксизма вопросовнаибольшего внимания, несомненно,заслуживает феномен внутренне присущейему противоречивости. Этой проблемепосвящена вторая глава диссертационной работы «КОНЦЕПТ ОСНОВНОГО ПРОТИВОРЕЧИЯМАРКСИЗМА В ОППОЗИЦИОННОЙ ПРОЕКЦИИФОРМАЦИОННОЙ И ДЕЯТЕЛЬНОСТНОЙПАРАДИГМ», состоящая из шести параграфов. Помнению диссертанта, феномен внутреннейпротиворечивости марксизма, на которыйобратили внимание его критики,обнаружился, по крайней мере, еще в 80-е гг. XIXв., т.е. если не при жизни Маркса, то назавершающем этапе деятельности Энгельса.Вместе с тем, уже в самом конце XIX – начале XX вв. винтерпретации марксизма тон все увереннеезадают представители его ортодоксальногонаправления, которые категорическиотрицали наличие в марксистскомтеоретическом знании каких бы то ни былопротиворечий. В советской философии, гдебезоговорочно утвердилось ленинскоепредставление о «монолитной» целостностимарксизма, исключающее допущениесколько-нибудь существенных различий вэволюции жизненной позиции самого Маркса,данный аспект его учения также, разумеется,не мог быть востребован и санкционирован.Но и после того, как прежние идеологическиевериги были устранены, появились новые, апроблема противоречивости в оценкетеоретического наследия Маркса так и неполучила должного философскогоосмысления.

В комментариях западныхмарксологов упор делается на противоречиемежду «молодым» и «зрелым» Марксом.Фиксируя очевидное расхождение в выводахМаркса о сущности исоциально-экономических условияхпреодоления отчуждения, они связывают их свозрастными особенностями егоиндивидуальной биографии. Эволюция этихвзглядов свидетельствует, с точки зрениялиберальных критиков, об измене принципамгуманизма и свободы личности в пользунасилия и диктатуры. В лучшем случаемарксизм положительно воспринимается вего ранней, гуманистической форме, в товремя как на позднего Маркса возлагаетсявся ответственность за попыткупрактической реализации предложенной импрограммы переустройства общества.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 12 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»