WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Симптоматично, что анализируемая группа пополняется термином, образованным на основе иноязычного слова, – криминальное дело. Слово криминал в значении "уголовное преступление" было заимствовано в Петровскую эпоху из латинского языка через польский язык и было синонимичным по отношению к терминологическому словосочетанию криминальное дело. В XVIII столетии данные термины еще не получили широкого распространения, поэтому немногочисленны случаи их употребления в законодательных актах и региональных деловых документах.

Отмечается преемственность терминосистемы «общеродовая номинация преступлений» с приказной традицией. Так, в новом канцелярском языке сохраняется термин обида, обозначающий социально-нравственные нарушения. Для деловой письменности Забайкалья свойственно употребление лексемы обида в нескольких значениях: "причинение материального ущерба", "оскорбительный поступок, поведение, слова", "нарушение прав личности". Им обозначались побои, нанесение увечья, кража, оскорбление. Распространенным в деловом языке является устойчивое словосочетание несносные обиды, характерное для просительных документов.

В рассматриваемый период широкое значение свойственно слову бесчинство, используемому в значении "нарушение установленного порядка, непристойные поступки, действия", которое закрепилось за этим словом в XVIXVII вв. В законодательных актах и региональной письменности XVIII в. термин бесчинство встречается редко.

В XVIII в. лексема плутовство не фиксируется в качестве официального юридического термина в законодательных бумагах, в то же время сохраняется в региональной письменности в значении "обман, нечестный поступок, преступление". При этом термин плутовство в своем функционировании на всей территории государства не имеет каких-либо семантических различий.

Большинство из данных терминов являются в XVIII столетии общенациональными и используются как в центральной, так и в местной деловой письменности. Однако вариативность терминологии обнаруживает региональные особенности употребления. Так, книжный термин злодейство в забайкальском деловом узусе характеризуется активным употреблением в качестве юридического термина во 2-й пол. XVIII в., в то же время к концу XVIII в. подвергается архаизации в центральной деловой письменности, в том числе в законодательных актах.

Специфика употребления термина продерзость, активного в забайкальском узусе, состоит в том, что он используется прежде всего для обозначения преступлений, совершенных военными (побег, преступления во время побега). Например: «… за побегъ от команды и в сносе / казенных вещеи, в продаже / на рынке неведомым людямъ щиблет с прибором и протчее / продерзости…» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 88, оп. 1, д. 106, л. 182; 1773].

В забайкальской письменности фиксируются термины, присущие только региональному деловому узусу. Представлены словообразовательные варианты терминов (предступление, продерзность), образованные по известным моделям церковнославянского языка варианты терминов, принадлежащих приказной традиции (обидимость). Например: «В семъ магистрате по поданнои жалобе… в причиненном ему Кулябину… темъ Малцовым обидимости и откушении… губы» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 88, оп. 1, д. 585, л. 1; 1789].

Региональная особенность заключается в том, что в деловом языке представлены народно-разговорные слова, бытующие в данном региональном узусе в качестве терминологических наименований. Например, слово уголовщина: «Какъ де у вас вчера была уголовщина» [Карт. заб. сл.; 1725]. Нужно отметить, что в донациональный период это был полноправный юридический термин. В истории лексемы уголовщина прослеживается динамика в изменении ее стилистического статуса.

В параграфе 2 анализируется терминология, обозначающая имущественные преступления. Имущественным преступлениям уделялось большое внимание еще со времен Русской Правды, где выделялись такие преступления, как кража, поджог, разбой. В Псковской судной грамоте, Судебниках имущественные преступления подробно разрабатываются: представлена квалифицированная татьба (коневая татьба, простая татьба), в то же время разбой и грабеж в этот период еще не разделяются. В Соборном Уложении 1649 г. преступления против собственности являются многочисленными, но особое внимание уделяется татьбе, разбою, грабежу. В «Артикуле воинском» к имущественным преступлениям отнесены кража, грабеж, разбой, поджог, насильственное истребление чужого имущества.

В забайкальском узусе XVIII в. выделяются группы терминов, обозначающих тайную кражу чужого имущества (кража, покража, воровство, похищение), насильственную кражу (грабеж, грабительство, разбой, отбитие), кражу при побеге (снос), кражу скота (отгон, увод).

Лексика терминологической сферы «преступления против чужой собственности» формируется в течение длительного периода и включает как термины, сложившиеся в древнерусском и церковнославянском языках, так и собственно русские лексические единицы. Во многом юридическая терминология национального периода опирается на соответствующую лексику донационального периода (разбой, кража, покража, воровство, грабеж, снос). Кроме этого, в XVIII в. терминология уголовного права, обозначающая имущественные преступления, пополняется за счет слов церковнославянского языка (похищение, грабительство), образований по моделям книжного языка (мошенничество). Заимствований из западноевропейских языков не отмечается.

В данной терминосистеме представлены синонимические ряды функционально равноправных терминов. Например, кража – покража – воровство – похищение. Наиболее широкой функциональной сферой, по свидетельству изученных документов забайкальской деловой письменности, обладает термин покража. Термин покража является стилистически нейтральным, сфера его функционирования не ограничена: он отмечается во всех жанрах делового письма. В деловой письменности XVIII в. термин покража конкурирует с книжно-славянским термином похищение. Анализ контекстуальных употреблений дает основание говорить о совпадении семантического объема терминов похищение и покража, сфере их распространения, в то же время лексема покража характеризуется более широкими синтагматическими возможностями. Термин похищение не используется для обозначения кражи скота.

Термины кража, покража, воровство объединяет семантика ("тайное присвоение чужого") и синтагматические связи (кража / покража / воровсто денег, вещей, товаров, имущества, скота и т.д.). Случаи их употребление в пределах одного контекста подтверждают дублетность терминов. Например: «… въ 779 м же за кражу / в слободе Твараговои ис питеинова / дому пятидесяти рублевъ аси/гнациями… въ 780 м за покражу / у драгуна московского дватцати семи / рублевъ… за учиненное у крестьянина разных пожитков воровство / наказан…» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 88, оп. 1, д. 282, л. 102 об.; 1781].

Наряду с термином грабеж, известным с XIII в., в памятниках деловой письменности используется однокоренное слово грабительство, образованное по продуктивной модели книжного языка и ставшее юридическим термином лишь в XVIII в. Оба термина распространены в документах одинаковых жанров (указы, сообщения, рапорты и др.), используются в одинаковых контекстах, что позволяет говорить о их дублетности.

Контексты употребления термина разбой указывают на то, что, с одной стороны, он противопоставлен по семантике терминам воровство, кража, покража, похищение, с другой стороны, лексеме грабеж. Юридические термины грабеж и разбой объединяет сема "насильственное похищение" и отличает значение "нанесение физического ущерба; посягательство на жизнь", свойственное термину разбой, который еще был представлен в древнерусском праве.

Относительной активностью характеризуются термины отгон и увод, обозначающие кражу скота, что объясняется экстралингвистическими факторами – близостью монгольской границы, традиционным скотоводческим хозяйством у коренного населения Забайкалья и т.д. Термины отгон и увод разделены хронологически. Приказной термин отгон используется в первой половине XVIII в., в то время как во второй половине века его вытесняет новый для канцелярского слога термин увод. Ср.: «У подданных пограничных жителей Китаиско/го империя подданным и мунгалами чинились отгоны лошадямъ» [Карт. заб. сл.; 1730]; «… намерение бежать за гра/ницу в Полшу… съ уводом / гдревых лошадеи» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 88, оп. 1, д. 9, л. 296; 1766].

Производное образование мошенничество в значении "обман с целью завладения чужим имуществом" становится актуальным лишь в юридическом обиходе XVIII в., в связи с этим термин еще непоследовательно употребляется в деловой письменности XVIII в. В забайкальской письменности встречается в значении "мелкое воровство". Например: «… кто учинил воровство мошенничество / ценою ниже дватцати рублеи того имать подъ стра/жу» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 20, оп. 1, д. 1271, л. 148 об.; 1788].

Наряду с общенациональными номинациями в сфере имущественных преступлений отмечаются региональные варианты терминов, проявляются отличия в семантике отдельных терминов. Региональные особенности употребления данной терминологии связаны с экстралингвистическими факторами, актуальностью определенных преступлений на территории Забайкалья. Так, характерны особенности при употреблении термина снос прежде всего в значении "кража при побеге военными". Например: «За побегъ… и за сносъ казенныхъ вещеи по поимке / ево в ыркуцке гоненъ шпицърутенъ» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 88, оп. 1, д. 219, л. 89; 1779]. В деловой письменности центральной части страны сносом называется прежде всего "кража при побеге дворовыми".

Термин воровство используется для обозначения преступлений на границе, обычно незаконной продажи товаров. Например «… называл того ламу / пограничным воромъ, бутто онои лама былъ с нимъ / на границе для торгу и давал ему онъ Казаринов / на продажу двадцать пять кирпичеи чаю, котораго / воровства в самом деле онъ Казаринов… не обнаружил» [Национальный архив Республики Бурятия, ф. 20, оп. 1, д. 1271, л. 2-2 об.; 1788].

Региональная специфика проявляется в наличии терминов, образованных по книжной модели на основе приказных терминов. Например, слово отбитие: «… в хож/дении и битии сиделца Каргаполцова / … и отбитии / у них оными мордовскими денежнои / казны и протчаго [НАРБ, ф. 20, оп. 1, д. 937, л. 1; 1787]. Для термина отбитие, образованного с помощью книжного аффикса, свойственно значение "захват с применением силы". Данная семантика в ряде региональных узусов присуща синонимичному варианту отбой (деловая письменность Прикамья, Смоленска), связанного с приказной традицией. В забайкальском узусе термин отбой не сохраняется.

В забайкальских памятниках представлен термин татьба, архаизированный в литературном языке XVIII в. Чаще всего он используется в составе устойчивых оборотов и в цитатах из Соборного Уложения 1649 г. Остаточные следы гиперонимичного значения отмечаются у терминов воровской "подложный", воровать "насиловать".

В параграфе 3 анализируются термины, обозначающие преступления против личности. Уголовные преступления против личности включают понятия, связанные с физическим насилием и лишением человека жизни, что является самой опасной сферой криминального действия на протяжении всей истории уголовного права. Данная терминологическая система представлена наибольшим количеством специальных наименований.

В Русской Правде под преступлением понималось нанесение вреда личности, поэтому в первом законодательном своде отражены только два вида преступлений: преступные действия против человека (убийство, телесные повреждения, оскорбление, побои) и против собственности. Убийство признавалось самым опасным преступлением, поэтому именно с него начинались все редакции Русской Правды. В праве Древней Руси для обозначения преступлений против личности употребляются термины, образованные в основном путем сужения значения общеупотребительного слова: головничество "убийство", головщина "убийство", душегубство "убийство", убой, убийство, убойство, убиение "убийство", бой "драка", гвалт "насилие", усильство "изнасилование", увечить "наносить вред здоровью".

В Судебниках 1497 г. и 1550 г. все наиболее тяжкие преступления – разбой, душегубство, татьба – выделены в особую группу, связанную с лихим делом. Также в Судебниках выделяются преступления против здоровья (нанесение увечья, легкие побои) и преступления против чести (лай, оскорбление, клевета). Соборное Уложение 1649 г. для номинации преступных действий, направленных против человека, использует термины: убийство, убойство, убивство, окрававити, задерети, дратися, резати, ударити, зашибити, замахнутися, наругательство, увечье, бесчестие, бой, ранити, убити, побои и др. 7

Многочисленные термины, представленные в деловой письменности Забайкалья XVIII в. для номинации преступлений против личности, можно классифицировать по следующим тематическим группам: а) термины, обозначающие преступления, связанные с лишением жизни (убийство, убивство, смертное убийство, смертное убивство, смерт(н)оубийство, смерт(н)оубивство); б) термины, обозначающие преступления, связанные с причинением физического вреда (побои, битье/битие, побоище, зараза, заразить, увечье, увечить, язва, уязвить, язвительный, рана); в) термины, обозначающие половые преступления (изнасилование, изнасильничать, насилие, насиловать, насильство, блудодействовать, воровать блудно); г) термины, обозначающие преступления против чести; оскорбления и угрозы (похвала, похвальные речи, похвальба, похвалка, похваляться, гроза, грозить, угрожение, уграживание, пристрастие).

В эпоху становления норм русского литературного языка происходит пополнение терминологии новыми специальными наименованиями, имеющими книжные истоки (смертноубийство, смертноубивство, угрожение, блудодействовать). Особенностью терминологии, выражающей понятия о противозаконных действиях, направленных против жизни и здоровья человека, является то, что в основном она состоит из терминов, которые были известны древнерусскому праву (убийство, насилие, увечить, рана и др.), приказной традиции (побои, зараза, гроза, угроза, угрожать, похвала, похвальба, похвалка, похваляться, пристрастие и др.). Термины, принадлежащие разным языковым традициям, сосуществуют в деловом языке XVIII в. Следует отметить, что в анализируемой группе абсолютно не представлены термины иноязычного происхождения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»