WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Целостный взгляд на проблему художественности с точки зрения ее философского содержания предложил отечественный литературовед В.И. Тюпа. Он определяет эстетическое как «особый род отношений человека к действительности», подразумевающий «эмоциональную рефлексию». В.И. Тюпа выделяет пять законов художественного творчества. Закон условности предполагает наличие в произведении искусства новой реальности воображенного мира. Под художественной целостностью понимается многоуровневое единство художественного произведения, не сводимое к сумме составляющих его элементов. Законы индивидуации и генерализации подразумевают оригинальность произведений искусства и в то же время их обобщенность. Закон адресованности отражает коммуникативную природу искусства.

Специфике «пограничных» явлений искусства посвящена концепция эссе М. Эпштейна, который подчеркнул наджанровый и междисциплинарный характер этого феномена. Важный признак эссе – соединение научного и художественного мышления – отражен в ключевой категории данного жанра – «мыслеобразе».

Существенной при определении сущности художественного произведения является проблема стиля. С лингвистической точки зрения стили разделяются на две обширные группы: функциональные и художественный. Последний отличает исключительная стилевая сложность, которая включает в себя все другие стили в различных комбинациях и преобразованном виде.

Второй раздел «Жанровая специфика наследия Фрейда» выявляет связь Фрейда с художественным творчеством. Как и Шницлер, Фрейд стоял перед выбором литературной или научной деятельности. Искусство всегда оставалось для ученого притягательным, что подтверждается его обращением к анализу литературных произведений и исследованию психологии личности художника. Подобные труды Фрейда делятся на несколько групп: психоаналитическая биография художника, психоаналитическая литературная критика и искусствоведческая критика. Фрейд обращался к изучению биографий великих писателей и художников – Л. да Винчи, И.В.Гете, Ф.М.Достоевского и других. В соответствии с теорией психоанализа Фрейда интересуют прежде всего следы раннего детства художника, которые оказывают решающее влияние на его творчество («Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве» (1910), «Одно детское воспоминание из «Поэзии и правды» Гете (1917)).

Психоаналитическая литературная критика не всегда представляет полноценный литературоведческий анализ, так как занимается преимущественно одной стороной литературного произведения – содержанием: героями, сюжетами, характерами и т. д. В отдельных случаях материал исследования побуждает Фрейда уделить внимание и повествовательной технике. В работе «Некоторые типы характеров из психоаналитической практики» (1916) ученый анализировал образ леди Макбет. Он сравнил хронику Голиншеда, из которой Шекспир почерпнул сюжет «Макбета», и саму драму. Фрейд отметил противоречие между сюжетом, в котором как будто бы разрабатывается мотив бездетности, и «экономией времени» в драме. Поэтому ученый приходит к выводу о наличии глубинных психологических мотивов, приведших леди Макбет к краху. В одном из писем С.Цвейгу Фрейд проанализировал одну из новелл писателя, уделив особое внимание изобразительному мастерству писателя. Очерк «Бред и сны в «Градиве» В.Йенсена» (1907) открывает одну из граней, отличающую Фрейда-мыслителя: свободу творческой интерпретации литературного произведения, о чем прямо заявляет ученый. Такая точка зрения предвосхищает современное культурное развитие с намеренной установкой автора на множественность смыслов и сотворчество читателя.

Особняком в творчестве Фрейда стоит небольшая статья «Моисей Микеланджело» (1914). Она далека от психоаналитических идей, подчеркивает связь Фрейда с культурой и может считаться полноценным образцом искусствоведческой критики.

Специфика наследия Фрейда, позволяющая расположить его в рамках художественной литературы, состоит в наличии нескольких сущностных признаков его произведений. Важнейшим критерием является диалогичность в бахтинском понимании. Во фрейдовских работах всегда присутствует, хотя бы на имплицитном уровне, «посторонний» или «оппонент», функции которого состоят не только в достижении логической упорядоченности, но и в убеждении читателя в правильности изложенного материала и служат осуществлению диалога с читателем. В работу «Проблема дилетантского анализа, или дискуссия с посторонним» (1926) ученый вводит литературный персонаж – Постороннего. Это произведение приближается к особому античному философско-художественному жанру – «сократическому диалогу». Используемые Фрейдом приемы диалогизации повествования (синкриза, анакриза) разрушают научный стиль изложения материала и создают эффект полноценного диалога двух равноправных собеседников.

Одной из главных особенностей фрейдовского стиля являются новеллистические моменты. Талант Фрейда-новеллиста выходит на первый план в описании историй болезни, непохожих на чисто медицинское изложение материала. Работа «Дора: история болезни» (1905) содержит введение и послесловие. Характер повествования в них находится в рамках научного стиля. Что касается непосредственно исследовательского материала, эта часть работы отличается литературностью. Фрейд упоминает о сходстве его исследования с художественным произведением с той лишь разницей, что писатель из эстетических соображений волен замалчивать и упрощать некоторые моменты В повествование Фрейдом включены целые страницы диалогов с пациенткой. Литературность повествования вытекает из метода лечения, практикуемого Фрейдом, которое одна из его пациенток назвала “talking cure” (лечение разговором).

Художественные достоинства трудов ученого подчеркиваются привлечением в психоаналитическое исследование автобиографического материала. Автобиографические моменты работ Фрейда раскрывают его душевный мир. В книге «Толкование сновидений» (1900) он привел в качестве иллюстрации своей теории собственные сны и проанализировал их. Фрейд был и аналитиком, и анализируемым одновременно. «Толкование сновидений» положило начало новому этапу фрейдовского творчества, где он отходит от ограничительных рамок научной прозы. Парадокс его интерпретаций, когда субъект высказывания оказывается в числе его объектов, является существенным признаком жанра эссе.

Жанровое сходство трудов Фрейда с художественными произведениями обусловлено также тем, что ученый включал в свои работы художественные образы, по-своему их интерпретируя. Используемые им образы делятся на несколько групп: образы литературных персонажей, мифологические, библейские, образы еврейских анекдотов. Они имеют различные функции. Большинство образов являются яркой художественной иллюстрацией фрейдовских положений. Библейский Иосиф (толкователь снов), Моисей и гетевский Фауст выполняют функцию идентификации с автором. Мифологические образы Древней Греции получают у Фрейда «второе рождение», становясь научными терминами (Эдипов комплекс, Эрос, Танатос).

Аспектом, связывающим учение Фрейда с различными пластами культуры, являются цитаты. Если пользоваться терминологией постструктурализма, Фрейд вступает в диалог с различными текстами. Особенно содержательными являются цитаты-эпиграфы, предваряющие главы или целые произведения. На цитаты могут иметься ссылки, но есть и цитаты без отсылки к источнику. Чем образованнее читатель, тем больше ассоциаций возникает к различным произведениям.

В третьем разделе «Стилистические особенности трудов Фрейда» отмечается, что работы ученого богаты тропами. Среди них выделяются нехарактерные для научного стиля развернутые сравнения и метафоры. Литературные элементы фрейдовских произведений были вызваны необходимостью выработать особый язык созданной Фрейдом науки. Метафоричность языка психоанализа была единственно возможным вариантом описания глубинных проявлений психики. Метафора как ключевое понятие фрейдовской терминологической системы позволяет говорить о наличии в текстах ученого новой реальности воображенного мира, поскольку данная Фрейдом картина психического мира нетождественна реальному психическому аппарату. Важное место в работах Фрейда занимают стилистические синтаксические приемы: призванные создать особый колорит вопросительные и восклицательные предложения, перечисления и вводные фразы с разговорным оттенком.

В Заключении при подведении основных итогов исследования подчеркивается, что специфические качества австрийской культуры – склонность к синтезу и оригинальному осмыслению культурных традиций, плюрализм эстетических концепций, игра и экзистенциальное мышление – наиболее актуальны в наше время. Шницлер открыл для немецкоязычной литературы XX века область бессознательного и опробовал в рамках нового подхода к человеческой личности технику внутреннего монолога. Заслугой Фрейда и его метода свободных ассоциаций является все большая психологизация современной литературы. Наметившаяся на рубеже веков тенденция к теоретизации художественной литературы и акцент на художественные качества научных работ продолжается в наше время. На рубеже XIX—XX веков австрийская культура сложилась как самостоятельная и в силу своей синтетичности наметила важнейшие культурные ориентиры современности.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Филатова Л.Ю. Особенности изображения сновидения в ранней новелле Артура Шницлера «Весенняя ночь в анатомическом театре» // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. Иваново, 2002. 0,5 п.л.
  2. Филатова Л.Ю. Игра в психоанализе З. Фрейда и в произведениях А. Шницлера // Вестник Ивановского государственного энергетического университета. Иваново, 2004. 0,4 п.л.
  3. Филатова Л.Ю., Цветков Ю.Л. Артур Шницлер и Зигмунд Фрейд: психоаналитическое содержание новеллы «Умереть» // Национальная специфика произведений зарубежной литературы XIX – XX веков: Литературные связи. Типология. Интертекст. Часть 2. Иваново, 2002. 0,6 п.л.
  4. Филатова Л.Ю. Элементы художественности в произведениях Зигмунда Фрейда // Молодая наука в классическом университете: Актуальные проблемы филологии XXI века: Материалы научной конференции фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых. Иваново, 2002. 0,2 п.л.
  5. Филатова Л.Ю. Психоаналитическое содержание ранних новелл Артура Шницлера // XIV Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сб. статей и материалов. М., 2002. 0,1 п.л.
  6. Филатова Л.Ю. А. Шницлер и психоанализ // Молодая наука в классическом университете: Материалы научной конференции фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых. Часть 7. Иваново, 2003. 0,1 п.л.
  7. Филатова Л.Ю. Артур Шницлер о психоанализе (Отношение писателя к психоаналитическому учению) // Художественное слово в пространстве культуры: От модерна к модернизму: Межвуз. сб. науч. тр. Иваново, 2004. 0,6 п.л.
  8. Филатова Л.Ю. Художественные образы в сочинениях З. Фрейда // XVI Пуришевские чтения: Всемирная литература в контексте культуры: Сборник статей и материалов конференции. М., 2004. 0,1 п.л.
  9. Коршунова Л.Ю. Наука и литература в творчестве Зигмунда Фрейда: точки пересечения // Информационная среда вуза: Материалы XI Международной научно-технической конференции. Иваново, 2004. 0,4 п.л.
  10. Коршунова Л.Ю. Страх и суеверие в эстетической концепции А.Шницлера (На примере новеллы «Предсказание») // Молодая наука в классическом университете: Материалы научной конференции фестиваля студентов, аспирантов и молодых ученых. Часть 7. Иваново, 2004. 0,1 п.л.
  11. Коршунова Л.Ю. Артур Шницлер и Зигмунд Фрейд: писатели и психологи // Художественное слово в пространстве культуры: От византийских хроник до постмодернистской литературы: Межвуз. сб. науч. тр. Иваново, 2005. 0,4 п.л.
  12. Цветков Ю.Л., Коршунова Л.Ю. Австрийский литературный экспрессионизм // Художественное слово в пространстве культуры: От византийских хроник до постмодернистской литературы: Межвуз. сб. науч. тр. Иваново, 2005. 0,7 п.л.
  13. Коршунова Л.Ю. Концепция бессознательного Зигмунда Фрейда как отражение романтического мышления // Информационная среда вуза: Материалы XIV Международной научно-технической конференции. Иваново, 2007. 0,4 п.л.
Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»