WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Во введении, формулирующем актуальность, новизну и задачи исследования, определен различный уровень изученности наследия Шницлера в зарубежном и отечественном литературоведении; а также проведен обзор исследовательской литературы, посвященной научной деятельности Фрейда. Отмечено, что исследователи наследия Шницлера и Фрейда внесли большой вклад в понимание двух представителей эпохи рубежа XIX—XX веков: рассмотрены ключевые аспекты творчества Шницлера, его связь с психологией, общность биографий и мировоззрения Шницлера и Фрейда, сделаны попытки реконструировать психологическую концепцию Шницлера и выявить элементы художественного стиля в работах Фрейда. Однако общий культурный контекст, породивший «двойников», остается без внимания исследователей. При этом критики часто ограничиваются лишь внешним биографическим сходством двух мыслителей, забывая об оригинальности их концепций. Необходимо подчеркнуть, что Шницлер и Фрейд при общности интересов шли разными путями и вырабатывали собственный взгляд на проблемные вопросы порубежного времени.

Первая глава диссертации «Артур Шницлер и Зигмунд Фрейд в психологическом и литературном дискурсе эпохи» открывается параграфом «Истоки психологизма в австрийской литературе». Австрийская литература долгое время считалась частью литературы немецкой. Литературные традиции в Австрии XIX века находились в стадии своего становления. Многие произведения отличал «провинциальный» и бытописательный характер. Начатки психологизма прослеживаются в творчестве Адальберта Штифтера и Фердинанда фон Заара. Особняком в австрийской литературе стоит Леопольд фон Захер-Мазох, чье творчество посвящено психологии любовных взаимоотношений и предвосхищает эпоху рубежа XIX—XX веков с ее интересом к вопросам пола. Ситуация изменилась с появлением в начале 90-х годов XIX века кружка «Молодая Вена», в который вошли Герман Бар, Артур Шницлер, Гуго фон Гофмансталь, Рихард Бер-Гофман, Леопольд фон Андриан и другие. В их художественных произведениях нашел отражение психологический подход к человеческой личности. «Младовенцы» подчеркивали сложность душевного мира современного человека. При этом они полагали, что наиболее богатый материал для исследования глубин человеческой психики представляет личность, над которой довлеют некие роковые обстоятельства. Поэтому особое значение в их произведениях приобретают такие понятия как смерть, страх и одиночество. Андриан, Бер-Гофман и Гофмансталь избирают объектом исследования сознательные и подсознательные импульсы, представленные сновидениями и фантазиями главных персонажей. Чрезмерное внимание героев к своему внутреннему миру провоцирует эстетское миропонимание, уход от реальной жизни и обрекает их на самолюбование, одиночество или смерть. Герой программной для «младовенцев» новеллы Гофмансталя «Сказка шестьсот семьдесят второй ночи» олицетворяет целое поколение эстетов – современников писателя. Судьба купеческого сына дает возможность проследить становление и пагубность эстетизма. Эстетская жизненная позиция героя обречена на разрушение.

С начала XX века все большее влияние на литературу начинает оказывать психоанализ. Австрийские писатели откликались на учение Фрейда, принимая или отвергая его. Отмечено, что в рамках диссертации не может быть подробно изучена возрастающая психологизация литературы XX века, поэтому автор работы останавливается на наследии двух выдающихся австрийских писателей: восторженного адепта фрейдизма Стефана Цвейга и критика психоанализа Роберта Музиля. Творчество Цвейга продолжает традиции психологической прозы А.Шницлера, Л.фон Андриана и Р.Бер-Гофмана. Проза Музиля посвящена исследованию экзистенциальных явлений, начатому «младовенцами».

Подчеркнуто углубленный психологизм творчества Шницлера требовал от писателя поиска разнообразных приемов интроспективного изображения. Нацеленность «младовенцев» на использование опыта зарубежных писателей сказалась в яркой палитре влияний со стороны скандинавской, итальянской, английской и русской литератур. Среди них особо следует выделить французскую литературу как первую сформировавшую «симптомы рубежа веков». Точкой отсчета можно считать роман Гюстава Флобера «Госпожа Бовари» (1856). Флобер вошел в мировую литературу как создатель объективного романа. Определяющей для него стала идея вчувствования, заключающаяся в том, что нужно перенестись в описываемый персонаж. Постановка такой писательской задачи закономерно повлияла на стиль Флобера. Важнейшим приемом объективного письма является использование несобственно-прямой речи как средства раскрытия внутреннего мира героя: речь персонажа внешне передается в виде авторской речи, не отличаясь от нее ни синтаксически, ни пунктуационно, но сохраняет все стилистические особенности, свойственные прямой речи персонажа. Шницлер-прозаик параллельно с Ги де Мопассаном разрабатывал приемы объективного повествования в области малого жанра.

Несмотря на тенденцию к преодолению натурализма, писатели «Молодой Вены» и, в первую очередь, Шницлер использовали некоторые важные достижения натуралистов. Одной из главных особенностей творческого метода австрийского писателя является экспериментальное начало его новелл и пьес. Непосредственное влияние на Шницлера в этом вопросе оказал французский врач Клод Бернар, считавший, что эксперимент должен создавать пограничную ситуацию с целью выявления всех возможностей личности. Идеи К. Бернара были развиты применительно к художественному творчеству писателями-натуралистами. Эмиль Золя в работе «Экспериментальный роман» доказывал, что цель экспериментального метода и задача всякого научного познания одинаковы. Эдмон и Жюль Гонкуры подчеркивали, что роман является формой социального исследования, и в него должна войти обыденная жизнь с ее радостями и бедами. В основу натуралистической теории были положены три главных аспекта, предложенные историком И. Тэном: раса, среда и момент, которые оказывают решающее влияние на развитие личности.

Писатели, начиная с Золя и Гонкуров, не только проповедовали сближение науки и искусства, но и осмысляли возможности двух альтернативных методов познания мира и человека. При этом часто предпочтение отдавалось творческой интуиции художника. Сходство взглядов прослеживается между Шницлером, оставившим врачебную практику ради искусства, и Альфонсом Доде. Его роман «Бессмертный» представляет собой сатиру на Французскую академию, чье величие осталось в прошлом. Свобода подлинного художественного творчества воплощена в образе художника Ведрина. Он обладает способностью к наблюдению и анализу, воплощая собой гармоничный синтез научного и художественного начал. Тему кризиса официальной науки продолжил оказавший влияние на Шницлера Поль Бурже. Испытав воздействие философии позитивизма, Бурже постепенно отходит от этого учения, признавая, что душа – сложное явление, которое нельзя разложить на составляющие. В романе «Ученик» разрушается логика позитивистского подхода к жизни. Однако Бурже не дает никакой альтернативы позитивистскому методу, призывая «склониться перед загадкой» души. Именно необъяснимые чувства и душевные порывы становятся темой любовных психологических романов Бурже, особенности которых были учтены Шницлером.

Большой пласт наследия Шницлера составляет драматургия. Особенностью драматического творчества «младовенцев» является игровое начало, истоки которого лежат в богатых традициях венского народного театра. Проблематика, затронутая Шницлером, требовала наряду с продолжением традиции новых драматических приемов. Непосредственное влияние на него оказал норвежский писатель Генрик Ибсен – основоположник «драмы идей». Основным принципом ибсеновской драматургии оказывается аналитическая композиция, при которой развитие действия означает последовательное обнаружение неких тайн, неблаговидных поступков героев или их прежних чувств и мыслей, что приводит к постепенному раскрытию внутреннего неблагополучия. На передний план выдвигается сложный внутренний мир человека, для освещения которого используются такие приемы как: актуальность проблематики, напряженность и «подтекстность» диалога, введение символики, органически вплетающейся в ткань пьесы.

Существенно влияние русской литературы на творчество Шницлера, в дневниках которого есть многочисленные заметки о знакомстве с произведениями русских писателей. Важнейшим опытом, перенятым Шницлером от русских писателей, был показ мира человека путем техники внутреннего монолога и «потока сознания», которые представляют собой высказывание героя, непосредственно отражающее внутренний психологический процесс. Писатель не только переносится в своего героя, но и говорит его языком, построенным по ассоциативным законам человеческого мышления. Возможности внутреннего монолога были продемонстрированы Федором Михайловичем Достоевским и Львом Николаевичем Толстым. Особо отмечается влияние Антона Павловича Чехова на прозу и драматургию Шницлера, общность проблематики, жанровых и стилевых предпочтений австрийского и русского писателей.

Во втором параграфе «Предшественники, современники и последователи психоанализа З.Фрейда» подчеркнуто, что идея о бессознательном, положенная в основу фрейдовской теории, имеет давнюю историю и различно преломляется в философских системах. Большую роль понятие бессознательного играло в романтическом мировоззрении. Романтики обратились к природе, частью которой является человек, и пытались постичь ее глубинные основания путем вчувствования. Интерес романтиков характеризуется напряженным чувством самосознания и сосредоточенностью на сложной природе человеческого «Я». Первенство принадлежит не разуму, а чувству и воображению. При этом романтики обращали внимание не только на возвышенные стороны человеческой души, но и на ее противоречивые и темные стороны, соприкасавшиеся с проблемами зла, смерти, демонического и иррационального начал. Закономерен их интерес к бессознательным проявлениям душевной жизни: сновидениям, психическим расстройствам, необъяснимым силам рока, а также мифам и фольклору как сокровищнице неких универсальных символов.

Йенская школа философов и писателей разработала философско-эстетическую теорию раннего романтизма: возможность преображения мира посредством искусства, идеал новой универсальной культуры, в которой сливаются искусство, философия, наука и религия. Личностное начало восприятия мира и искусства стало основным положением «Наукоучения» Иоганна Готлиба Фихте. Философ писал о необходимости интроспективного взгляда и постулировал, что «Я» (личность) творчески создает все «не-Я» (материю) вокруг себя. Принцип противопоставления «Я» и «не-Я» как внешнего и внутреннего пространства является «общим местом» как для Фихте, так и для Фрейда. Фридрих Вильгельм фон Шеллинг широко оперировал понятием бессознательного, превратившемся у него в своеобразную иррациональную основу бытия. Бессознательное, по мнению философа, это природа, объективный мир, который с помощью субъективного человеческого начала может себя осознать. Этот процесс наиболее продуктивен в рамках творческой деятельности.

Крупнейший поэт-романтик Новалис развивал принятое впоследствии Фрейдом положение о противоположностях как о двух рядах явлений, из которых один выступает как обозначение другого, что ведет к возможности всеобщего перехода. В системе взглядов Новалиса соединяются в неразрывной целостности и плавно перетекают друг в друга Жизнь и Смерть.

Более тесные параллели с психоанализом прослеживаются в философии Готхильфа Генриха фон Шуберта, продолжателя натурфилософской теории Шеллинга. Общими для фон Шуберта и Фрейда являются представления о трехчастной структуре человеческого существа, дуализме инстинктов жизни и смерти, «иероглифичности» и универсальности языка сновидений.

Внимание к «изнанке» человеческой души, ее темным сторонам, зародившееся в романтизме, получило всестороннее освещение в философских системах С. Кьеркегора, А. Шопенгауэра и Ф. Ницше. Центральными положениями фрейдовской концепции были феномены страха, ужаса и тревожности. У датского философа Сёрена Кьеркегора проблема достижения человеком личностной свободы рассматривается в условиях непримиримого конфликта между внутренним миром и внешней реальностью. Свобода предполагает ответственность. Поэтому понятие свободы у философа связано с феноменом страха. Психологические наблюдения Кьеркегора позволяют говорить о нем как предшественнике психоанализа Фрейда. У Кьеркегора страх в чувстве вины, возникающей при нарушении нравственных запретов, рассматривается как проблема отношения сознания к бессознательному.

Взаимосвязь и полярность инстинктов жизни и смерти (одного из основных постулатов фрейдовского учения) убедительно показал в своей философии Артур Шопенгауэр. Философ утверждал, что у жизни нет смысла, что она – бездумное движение, лишенное цели. Человека мучает постоянное чувство беспокойства и неудовлетворенности. Наше существование – это явление и осуществление воли к жизни, но в условиях, когда человек вступает в безнадежную борьбу со всем остальным миром. Жизнь человеческого индивида есть, по Шопенгауэру, постоянная борьба со смертью.

С Фридрихом Ницше Фрейда связывает идеализация подавляемых культурой естественных влечений человека, противопоставление природного и культурного. Как и Фрейд, философ писал о необходимости расширения сферы сознания человека для обретения им подлинной свободы. Культурный идеал Ницше состоит в принятии мира таким, какой он есть, умении видеть красоту даже в темных сторонах бытия. Обращаясь к истории человеческой культуры, Ницше подчеркивал ведущую роль в ней искусства, а в нем – фантазии и интуиции. Подлинное искусство воплощало, по мнению философа, стихийную волю и инстинкты художника.

В конце XIX века произошло бурное развитие новой науки – психологии. Учеными-психологами была подхвачена идея о бессознательном, которые подвели под нее солидную экспериментальную базу. У Фрейда, чья философская система вышла из области медицины, было много предшественников среди ученых. Психотерапевтические методы зародились еще в XVIII веке. Ф.А. Месмер занимался изучением феномена, названного им «животным магнетизмом». Д. Брейд, продолжая исследования Месмера, создал теорию гипноза и тесно связал ее с медициной. Важный вклад в разработку гипноза внесли французские школы – Нансийская (И. Льебо, И. Бернгейм) и Сальпетриерская (Ж.М. Шарко, П. Жане). Исследование бессознательного имело место в работах Г. Гельмгольца, П. Жане, В. Вундта и У. Джеймса.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»