WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |
  1. предложено обоснование историко-философской значимости основных парадигм изучения перевода, рассматриваемых как опыт осмысления релевантных для языкового посредничества проблем философской герменевтики;
  2. предложена трактовка ряда разработанных в истории европейской философии концепций понимания как дающих прецеденты общетеоретического решения релевантных для языкового посредничества проблем философской герменевтики;
  3. дана интерпретация проблемы переводимости как частного случая проблемы общезначимости понимания (интерпретации) и на этой основе предложен критерий для компаративного исследования парадигм изучения перевода с точки зрения трактовки ими герменевтических аспектов последнего;
  4. проведено компаративное исследование лингвистической и герменевтической парадигм изучения перевода, а также концепции языкового посредничества с точки зрения специфики осмысления ими проблемы общезначимости интерпретации и ряда других релевантных для языкового посредничества проблем философской герменевтики; рассматриваемые парадигмы соотнесены в указанном аспекте с историко-философским контекстом;
  5. предложена реконструкция ряда важнейших герменевтических предпосылок лингвистической теории перевода и концепции языкового посредничества.

Положения, выносимые на защиту:

  1. В контексте исследований коммуникативной рациональности философское значение приобретает проблема языкового посредничества и, в частности, перевода, причем наиболее значимым в философском отношении является вопрос о герменевтическом измерении этого феномена. В историко-философском плане также приобретает значение опыт осмысления релевантных для области языкового посредничества проблем философской герменевтики, представленный в различных парадигмах изучения перевода.
  2. Обнаруживается параллелизм между трактовками релевантных для данной области проблем философской герменевтики, предложенными в основных парадигмах изучения языкового посредничества, и рядом концепций понимания и познания, выдвинутых в истории западной философии.
  3. История философской герменевтики представляет прецеденты осмысления и решения в общетеоретическом плане ряда проблем, которые соотносятся с сущностными чертами языкового посредничества: Ф. Шлейермахер заложил основы компромиссного подхода к осмыслению дилеммы «своего» и «чужого», интуитивного и рационального в процессе понимания и перевода; В. Дильтей продемонстрировал неустранимость внерациональных моментов в любой герменевтической процедуре; М. Хайдеггер раскрыл укорененность понимания и перевода в бытии человека в мире; Х.-Г. Гадамер исследовал присущий герменевтическому опыту характер обусловленной традицией и языком практики.
  4. Среди проблем философской герменевтики ключевое значение для области языкового посредничества имеет проблема общезначимости интерпретации, которая применительно к данной области преломляется как проблема переводимости. Поэтому в качестве критерия для сопоставительного анализа парадигм изучения языкового посредничества, рассматриваемых как опыт осмысления его герменевтического измерения, целесообразно принять способ решения проблемы переводимости.
  5. Две парадигмы изучения языкового посредничества обладают самостоятельным подходом к его герменевтической сфере – собственно герменевтическая и лингвистическая. В первой межъязыковой перевод признается частным случаем базовой герменевтической ситуации и на него распространяются положения, относящиеся к интерпретации вообще (Ф. Шлейермахер, М. Хайдеггер, Х.-Г. Гадамер). Вторая же, трактуя эквивалентность перевода как результат перекодировки инвариантного содержания сообщений средствами переводящего языка, обнаруживает сходство с «логически-смысловой» концепцией понимания Г. Риккерта.
  6. Концепция языкового посредничества выходит за рамки лингвистической парадигмы и обнаруживает в своем противопоставлении собственно перевода и адаптивного переложения параллель с предложенной Р. Рорти, применительно к другой области и исходя из других философских предпосылок, антитезой эпистемологии и герменевтики. При этом понятие соизмеримости дискурсов аналогично трактовке феномена переводимости, задаваемой в концепции языкового посредничества комплексом требований, которые предъявляются к собственно переводу.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что она предлагает анализ трактовки ряда релевантных для области языкового посредничества проблем философской герменевтики как в истории философии, так и частно-научных исследованиях перевода. В этой связи предложен подход к исследованию способов, с помощью которых герменевтические аспекты языкового посредничества осмысляются в любых концепциях перевода, в том числе и таких, которые эксплицитно этой темы вообще не касаются.

Практическую ценность работы можно усматривать в том, что использованный в ней материал допускает применение при подготовке некоторых лекционных курсов, в частности по истории философии и философии языка, особенно в отношении установления межпредметных связей между курсом философии языка и курсом герменевтики.

Апробация результатов данного исследования имела место в ходе следующих конференций: научно-практическая конференция профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов факультета иностранных языков Мурманского государственного педагогического университета (8 – 12 апреля 2003 года); международная научно-практическая конференция “Language. Speech. Communication. Aspects of Theory and Teaching Methods”, проведенная на базе Мурманского государственного педагогического университета (5 – 8 мая 2003 года); научно-практическая конференция профессорско-преподавательского состава Мурманского гуманитарного института (13 – 14 ноября 2003 года); научно-практическая конференция студентов, аспирантов и преподавателей факультета иностранных языков МГПУ (5 – 9 апреля 2004 года); региональная научно-практическая конференция «Лингвистика и методика. Современные тенденции и направления» (15 – 16 ноября 2004 года); международная конференция «Культурное разнообразие в эпоху глобализации» (“Cultural Diversity in the Epoch of Globalization”), проведенная на базе Мурманского государственного педагогического университета (28 – 30 марта 2006 года).

Структура работы. Диссертационная работа включает введение, две главы основной части (одиннадцать параграфов), заключение, библиографический список по теме исследования.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, выявляется степень ее разработанности, определяются объект, предмет, цели и задачи исследования, характеризуется его теоретическая база и использованные методы, раскрывается теоретическая и практическая значимость исследования, описывается его апробация и перечисляются публикации автора, в которых отражены полученные им результаты, характеризуется структура и объем диссертационной работы, приводятся положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Трактовка релевантных для области языкового посредничества проблем в истории философской герменевтики» – рассматриваются в порядке исторической преемственности наиболее важные для целей данного исследования положения ряда концепций понимания, выработанных главным образом в рамках философской герменевтики, в которых даны прецеденты теоретического решения указанных герменевтических проблем. Во вводных замечаниях охарактеризовано соотношение между рассматриваемыми проблемами и сущностными чертами языкового посредничества. В этой связи рассматривается значение для теоретического осмыслнения перевода ряда проблем, обсуждаемых в философской герменевтике, – таких, как проблема общезначимости, роль рациональных и внерациональных моментов в деятельности интерпретатора, взаимодействие «своего» и «чужого» в межъязыковом переводе, соотношение содержания и языковой формы сообщений, роль языковых факторов в процессе интерпретации и т. п. Предпринимается попытка показать, что речь идет фактически об одних и тех же проблемах, которые философская герменевтика стремилась решить на общетеоретическом уровне, тогда как теории перевода были вынуждены как-то с ними осваиваться (далеко не всегда ставя их явным образом) применительно к своей специфической области, – причем такой, которой ряд философов придавал парадигмальное для осмысления герменевтического феномена значение. На этой основе выделены подлежащие исследованию в первой главе концепции философской герменевтики и определены ракурсы, в которых рассматривается каждая из них.

В первом параграфе «Специфика герменевтического подхода к феномену понимания. Проблема общезначимости понимания» выделяются два аспекта первого из этих вопросов: 1) природа понимания как такового: для герменевтики специфично представление о понимании как поиске смысла, а не приписывании значений (В. С. Малахов)13; 2) характер познавательных способностей, вовлеченных в процесс понимания: герменевтика исходит из того, что в нем участвуют все духовные и душевные силы (Г. И. Рузавин)14

. Рассмотрены три подхода к проблеме понимания, соответствующие трем этапам ее философского осмысления и вопрос о соотношении установок герменевтики и экзегетики. В связи с последним вопросом обсуждается также ключевая для некоторых областей роль проблемы общезначимости понимания.

Во втором параграфе «Концепция Ф. Шлейермахера: «своё» и «чужое», рациональное и внерациональное в понимании» охарактеризован вклад философа в проблематизацию понимания как такового и отмеченная духом романтизма специфика его постановки вопроса, связанная с его «метафизикой индивидуальности» (из которой вытекает условие возможности эмпатии: автор и толкователь суть индивидуальные выражения единого сверхиндивидуального духа). Основой понимания у Ф. Шлейермахера выступает диалектика «чужеродного – родственного», а его средой – язык. Процесс понимания характеризуется циркулярностью («герменевтический круг»), протекает в единстве рациональных и иррациональных (эмпатии, вживания) моментов и предполагает искусство толкователя в применении системы правил, конкретизирующих два основных метода – грамматический и психологический. Повторив со своих позиций творческий акт создателя текста, конгениальный толкователь способен понять «речь» даже лучше ее «инициатора» – благодаря прояснению тех моментов, которые у автора выступали в качестве бессознательных. В целом же концепция Ф. Шлейермахера представляет собою отмеченную психологизмом универсальную теорию понимания, нацеленного в значительной мере на постижение индивидуального душевного мира автора.

В третьем параграфе «Концепция В. Дильтея: вопрос об общезначимости интерпретации в контексте разработки герменевтики как специфического метода наук о духе» – особое внимание уделяется тем аспектам рассматриваемой концепции, которые касаются проблемы общезначимости. Герменевтическая проблематика у В. Дильтея в конечном счете вытекает из проекта обоснования «наук о духе». Общетеоретической предпосылкой здесь явилась философия жизни, толкуемой прежде всего как духовно-исторический мир, в котором оказывается возможной – в отличие от ситуации естественных наук – однородность познающего и познаваемого. Благодаря ей приобретают легитимность процедуры «вчувствования», «вживания», опирающиеся на присущее всем людям фундаментальное единство способов переживания. Стремясь преодолеть опасности психологизма и субъективизма, В. Дильтей разрабатывает триаду категорий «переживание – выражение – понимание», всё более акцентируя вторую из них, фиксирующую момент «объективации духа», опредмечивания духовных содержаний в «знаках», что дает надежду на выход к общезначимому их постижению. Несмотря на это, до конца преодолеть близость понимающих процедур художественному освоению мира философу не удается, и его концепция демонстрирует неустранимость внерациональных моментов в герменевтической процедуре.

В четвертом параграфе «Вопрос об условиях возможности общезначимого понимания: подходы и решения, предлагавшиеся вне собственно герменевтической традиции» – рассмотрены некоторые концепции, объединенные стремлением ответить на вопрос о природе того «третьего начала» (П. П. Гайденко)15

, которое делает возможным взаимопонимание между мной и другим. Г. Риккерт видит ответ на этот вопрос в трактовке понимания как постижения сверхчувственных смысловых образований, которые принадлежат общечеловеческому логическому миру и понимание которых поэтому общезначимо: мы понимаем не самого говорящего (не его душу, чувства и т. п.), а только сказанное им. Э. Гуссерль, не разрабатывая специально герменевтики, открывает, однако, в интерсубъективном мире ту среду, в которой становится возможным общезначимое понимание. М. Шелер постулирует присутствие другого Я в самой структуре личности и раскрывает роль языка как посредника понимания.

В пятом параграфе «Онтологизация понимания в герменевтике М. Хайдеггера» – обсуждается, преимущественно на основе концепции, представленной в «Бытии и времени», тот принципиальный поворот, который осуществил М. Хайдеггер в осмыслении герменевтической проблематики и который имел ключевое значение для становления герменевтики в качестве особого философского направления. В философски первичном смысле герменевтика есть толкование бытия «присутствия» (Dasein). Она выявляет фундаментальные определения присутствия, то есть его «экзистенциалы». К их числу относятся, в частности, расположение, понимание и речь. Любому акту мышления неизбежно предпослано бытие, вовлеченность мыслящего в мир, о котором он мыслит: «присутствие» всегда преднаходит себя в некой ситуации, в определенном месте и времени, причем способ, которым оно это делает и которым при этом присутствию открывается его бытие, и есть понимание, из чего видно, что понимание есть модус бытия, а не метод познания. Человеческое бытие оказывается изначально герменевтичным, а любые формы и методы познания выступают как экзистенциальные дериваты первичного понимания. При анализе концепции М. Хайдеггера акцентируется также и его трактовка понимания как умения обращаться с тем, что понимаешь.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»