WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Копылов Андрей Васильевич

ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОГО ПОСРЕДНИЧЕСТВА

В КОНТЕКСТЕ ФИЛОСОФСКОЙ ГЕРМЕНЕВТИКИ

Специальность – 09.00.03 – история философии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата философских наук

Мурманск – 2006

Работа выполнена в Мурманском государственном педагогическом университете

Научный руководитель:
доктор философских наук, профессор Трипольский Рувин Израилевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Перов Юрий Валерианович

кандидат философских наук, доцент Виноградов Андрей Иванович

Ведущая организация: Петрозаводский государственный университет

Защита состоится « 5 » октября 2006 года в 9 часов на заседании диссертационного совета К 307.009.01 в Мурманском государственном техническом университете

по адресу: 183010, г. Мурманск, Спортивная, д. 13, зал заседаний.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Мурманского государственного технического университета

Автореферат разослан «____» _____________________ 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Кузнецов Ю.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Языковое посредничество традиционно выступает объектом частно-научных исследований, и поэтому данная тема не обладает непосредственно очевидным философским значением. По той же причине можно считать, что лишено очевидного историко-философского интереса также и рассмотрение парадигм изучения языкового посредничества. В наше время, однако, уже существуют предпосылки для интеграции ряда аспектов переводческой тематики как в философские, так и в историко-философские исследования: они связаны со значением феномена межъязыкового перевода для осмысления проблемы языка и познания, особенно в контексте отмечаемого рядом авторов смещения фокуса исследований соответствующей проблематики от когнитивно-инструментальной к коммуникативной рациональности.1 Признание роли коммуникации и языка в познании не может не сопровождаться признанием также и значения того обстоятельства, что познание протекает в условиях неустранимого многообразия естественных языков и что перевод является одним из основных способов, с помощью которых преодолеваются порождаемые этим обстоятельством проблемы. Философский потенциал переводческой проблематики раскрывается, в частности, Н. С. Автономовой, указывающей, что перевод приобрел статус «эпистемологической проблемы» и «нуждается в философской рефлексии»2, и Л. А. Микешиной, по мнению которой феномен перевода представляет собою одну из тех проблем, изучение которых позволяет выявить «новые аспекты проблемы языка и познания»: ведь он выводит на первый план такие аспекты мышления и познания (язык, интерсубъективность, интерпретация) которые оставались в тени в традиционной эпистемологии.3 Кроме того, вопрос о природе перевода принадлежит к философской проблематике языка, причем в этой связи становится оправданным обращение при обсуждении этих тем и к опыту лингвистики – в духе той «несомненной конвергенции философской и частно-научной тематизации феномена и проблемы языка»4, о которой говорил К.-О. Апель. В историко-философском плане, на наш взгляд, особый интерес представляет вопрос о трактовке проблем философской герменевтики и вообще герменевтических аспектов перевода в различных парадигмах его изучения: ведь именно своим герменевтическим аспектом перевод наиболее тесно связан с философской проблемой понимания, что позволяет ставить вопрос о соотношении трактовок понимания и трактовок перевода в плане выявления принципиальных сходств и различий между ними в осмыслении этого фундаментально единого проблемного узла. Существенным для целей историко-философского исследования является то обстоятельство, что любые концепции перевода всегда были вынуждены так или иначе учитывать и подвергать осмыслению, хотя бы и применительно к своему специфическому материалу, ряд серьезных проблем философской герменевтики (общезначимость интерпретации, соотношение содержания и языковой формы текста, взаимодействие «своего» и «чужого» и т. д.). В этом смысле представляется возможным утверждать, что основные парадигмы изучения перевода – в той мере, в которой они представляют собою опыт осмысления ряда проблем философской герменевтики, – могут, наряду со своим частно-научным значением, претендовать и на определенный историко-философский статус.

Степень разработанности проблемы. Проблема трактовки релевантных для области языкового посредничества вопросов философской герменевтики в истории философии и осмысления этих же вопросов в основных парадигмах изучения языкового посредничества в той или иной форме затрагивается в работах как по истории философской герменевтики, так и по истории и теории перевода, однако в первом случае эти вопросы обычно ставятся безотносительно к языковому посредничеству, а во втором, – так сказать, безотносительно к философской герменевтике, в том смысле, что они, как правило, вообще четко не формулируются в качестве герменевтических. Здесь мы и видим ту лакуну, которую пытается отчасти заполнить данная работа. Существует, однако, обширная литература, посвященная общим вопросам герменевтики и теории перевода, в которой рассматриваются те или иные аспекты феномена перевода или феномена понимания, которые, при известном преломлении, оказываются важными для целей настоящего исследования. Именно эта литература и послужила отправной точкой для данной работы.

Центральная для наших целей проблема переводимости впервые серьезно поставлена в теоретическом плане, наряду с проблемой понимания, еще в герменевтике Ф. Шлейермахера. Быть может, этим отчасти и объясняется то, что перевод в герменевтике нередко мыслится как частный случай деятельности понимания, причем, что имеет место у Х.-Г. Гадамера, как случай, особенно ярко демонстрирующий фундаментальные особенности этой последней. Перевод здесь оказывается всего лишь «количественным» (вследствие иноязычности оригинала) усложнением обычной деятельности понимания, не отличаясь от нее качественно.

Данная работа, однако, не столько опирается на представленные в герменевтике готовые трактовки перевода, сколько стремится выделить те концепции в истории философской герменевтики и философии вообще, в которых, на наш взгляд, подверглись наиболее глубокому и основательному исследованию проблемы философской герменевтики, наиболее релевантные для осмысления феномена языкового посредничества, то есть коррелирующие с его сущностными чертами: это проблема общезначимости понимания, соотношения рационального и внерационального в процедуре интерпретации, взаимодействия в ней своего и чужого и т. д. Такая установка потребовала дать обзор соответствующих концепций в их историческом развитии, отражающем преемственные смысловые связи. При выделении и общей характеристике указанных концепций в интересующем нас ракурсе в данном диссертационном исследовании во многих отношениях проявляется зависимость от целого ряда устоявшихся точек зрения и оценок, высказанных в авторитетной историко-философской литературе, касающейся герменевтической тематики (работы Х.-Г. Гадамера, Р. М. Габитовой, И. С. Нарского, С. Ф. Одуева, Я. Г. Фогелера, П. П. Гайденко, В. Г. Кузнецова, И. Джохадзе, Е. А. Жеребиной, В. С. Малахова, Б. В. Маркова, А. А. Михайлова, Н. С. Плотникова, Дж. Реале и Д. Антисери, С. Н. Ставцева, Е. М. Сергейчика, П. Рустерхольца и некоторых других авторов)5.

Наряду с герменевтиками, рассматриваемая тематика занимала также и философов, исследовавших проблемы языка и познания. Здесь обычно выделяется, как специально разрабатываемая на материале перевода, глава «Перевод и значение» в работе У. Куайна «Слово и объект»6, где анализируется так называемый «радикальный перевод», то есть перевод с языка пока еще неизвестного народа. Исследование этой ситуации приводит автора к концепции «неопределенности перевода». Для нас, однако, анализ У. Куайна имеет ограниченное значение: ведь его «радикальный перевод», строго говоря, вообще не является переводом в общепринятом смысле, – фактически философ анализирует проблемы дешифровки неизвестных науке языков. Языковое же посредничество, напротив, всегда имеет место в ситуации, где языковому посреднику заранее известны оба языка, и, значит, он находится в принципиально ином положении, чем тот, кто пытается разобраться в неизвестном языке. Концепция У. Куайна поэтому вообще не могла быть рассмотрена в настоящей работе.

Для исследования перевода имели значение лингвистические и культурологические концепции, испытавшие влияние «гипотезы лингвистической относительности» (Э. Сепир, Б. Уорф)7

. В ее свете оказывается проблематичной достижимость эквивалентности текстов оригинала и перевода: специфическое видение мира, задаваемое тем или иным языком, служит здесь почти непреодолимым препятствием. Примечательно, что даже позднейшие и, возможно, свободные от непосредственной зависимости от указанной гипотезы опыты исследования культурологических аспектов перевода приводили к весьма нигилистическим выводам именно в отношении применимости к переводным текстам понятия эквивалентности (здесь особенно показательны работы С. Л. Пшеницына)8.

Огромное, даже решающее значение для исследования языкового посредничества в последние десятилетия имели работы лингвистов (Л. С. Бархударов, Р. Якобсон, Ж.-П. Вине, Ж. Дарбельне, О. Каде, Г. Егер, Дж. К. Кэтфорд, А. Майкл, К. Халлидей, Ю. Найда, А. Нойберт, К. Райс, Дж. Р. Фёрс, Я. И. Рецкер, А. Д. Швейцер, А.В. Федоров, В. Н. Крупнов, Л. А. Черняховская, А. Курелла, Ж. Мунэн, Л. К. Латышев, В. Н. Комиссаров, М. Я. Цвиллинг, Н. К. Гарбовский, В. С. Виноградов, С. В. Тюленев, В. В. Сдобников, О. В. Петрова и другие)9.

Современная лингвистика перевода исходит, как правило, из представления о переводе как перекодировании инвариантного содержания сообщений средствами другого языка. При такой постановке вопроса герменевтические аспекты перевода оказываются либо оттесненными на второй план (причем нередко здесь речь идет о «декодировании» исходного сообщения, что может мыслиться, строго говоря, не как полноценная герменевтическая процедура, а просто как применение известного «кода», под которым понимается естественный язык), либо вовсе исключаются из обсуждения. По этой причине возникает необходимость тщательной реконструкции имплицитных герменевтических предпосылок лингвистической парадигмы изучения перевода, чему посвящена значительная часть главы второй данной работы.

Объектом данного исследования являются концепции философской герменевтики, предлагавшие решения значимых для осмысления феномена языкового посредничества проблем, и важнейшие парадигмы, представленные в изучении этого феномена.

Предмет данного исследования составляет содержащаяся (в том числе имплицитно) в рассматриваемых концепциях и парадигмах трактовка проблем философской герменевтики, релевантных для осмысления герменевтического измерения языкового посредничества.

Цель исследования состоит в том, чтобы, проанализировав важнейшие концепции философской герменевтики и парадигмы изучения языкового посредничества под углом зрения трактовки ими релевантных для области последнего герменевтических проблем, определить место парадигм изучения языкового посредничества, взятых как опыт осмысления указанных проблем философской герменевтики, в общей истории концепций понимания. Достижение этой цели предполагается через решение следующих более частных задач.

  1. Выделить в истории философии те концепции, в которых глубоко осмыслены релевантные для области языкового посредничества аспекты герменевтического феномена и даны прецеденты решения герменевтических проблем, неизбежно встающих, в силу присущего языковому посредничеству характера герменевтической практики, перед любой теорией перевода; изложить взятые в интересующем нас ракурсе ключевые положения указанных концепций.
  2. Предложить и обосновать критерий для компаративного исследования парадигм изучения перевода с точки зрения присущей им трактовки релевантных для языкового посредничества проблем философской герменевтики.
  3. Выделить и охарактеризовать с соответствующей точки зрения подлежащие исследованию парадигмы изучения языкового посредничества.
  4. Предпринять, на основе предложенного критерия, которым является трактовка проблемы переводимости, сравнительный анализ особенностей постановки и решения релевантных для языкового посредничества проблем философской герменевтики в исследуемых парадигмах.
  5. Осуществить в этой связи реконструкцию и экспликацию трактовок герменевтического аспекта языкового посредничества применительно к концепциям, базирующимся на некоем имплицитном его понимании.

Теоретическая база данной диссертационной работы связана, прежде всего, с компаративистским подходом в историко-философских исследованиях (представленным в отечественной литературе, в частности, коллективным трудом А. С. Колесникова, М. Я. Корнеева, Б. В. Маркова, И. К. Романовой, Ю. А. Сандулова, И. Н. Сидорова, Б. Г. Соколова)10, особенно в плане выявления и исследования способов решения ряда сквозных проблем в обсуждаемых областях философии и науки. Привлечение к историко-философскому исследованию материала не только собственно философских, но также и частно-научных концепций основано на уже упоминавшейся ранее идее К.-О. Апеля о свойственной нашему времени «несомненной конвергенции философской и частно-научной тематизации феномена и проблемы языка»11, причем межъязыковой перевод мыслится, вслед за Л. А. Микешиной, как один из способов представления проблемы языка и познания.12

В качестве методов исследования в данной работе выступают, главным образом, общенаучные методы анализа и синтеза, а также сравнительно-исторический метод и метод реконструкции.

Новизна работы состоит в следующем:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»