WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В бытовой речи русских женщин этот тип промиссивов встречается чаще, чем у француженок. Последние, в силу буржуазно-индивидуалистического типа сознания [Ляпустин, 2001] и национального стремления продемонстрировать свои индивидуальные качества [Французы//Стереотипы и характеры, электр. ресурс], в данном случае свою уверенность в исполнении обязательства, чаще используют эту структуру в институциональном речевом акте обещания.

Общей (гендерной) особенностью промиссивов является непредставленность в речи женщин обеих культур обещаний типа «Я обещаю./ Je promets.» и «Я обещаю. Я сделаю. /Je promets. Je ferai.», соответствующих 2-му и 3-му типам количественной трансформации.

Из пяти типов качественной трансформации структурно-семантической модели женщины активно употребляют только структуру обещания, соответствующую 2-му типу качественной трансформации, при которой в качестве обещания употребляется другой речевой акт (заявление, утверждение, согласие, заверение):

– Сделаете, дадите посмотреть – неожиданно спросил он. – Конечно, я покраснела. [Алексеева, Генеральная уборщица, 2007, с.528]

Alors tu ferais n’importe quoi pour moi reprit-elle d’un ton amus. – Oui! dis-je, esprant qu’elle m’ordonnerait le pire.

[http://frenchbook.net/index.php]

Подсчет промиссивов, относящихся ко 2-му типу качественной трансформации ПРАО, показал, что в бытовой речи русские женщины употребляют их в 45% случаев, а француженки в 65,8%. В статусной речи в русском языке их 80,4 %, во французском – 72,8%.

Результаты исследования показали, что для женской речи не характерны обещания, соответствующие структурам качественно-количественной трансформации СМ ПРАО (состоящие только из протазиса, в котором употреблен перформативный синоним или имеются отступления от 1-го лица единственного числа настоящего времени).

В разделе III.2.4. «Условные» промиссивы» было установлено, что женские косвенные промиссивы могут сопровождаться каким-либо условием, при соблюдении которого женщина обещает выполнить взятое на себя обязательство. Они названы в работе «условными».

– И если петербуржцы подтвердят этот мандат доверия и скажут, что они меня поддержат, я пойду на это. Я никогда не буду себя навязывать. [http://www.governors.ru/regmode=regions&statja=6474]

Si je suis lue, les agents publics seront protgs, ils seront raccompagns en sortant des commissariats. [http://segogo.over-blog.com/article-6544348.htm]

Здесь для исполнения принятого обязательства необходимо выполнение условия, которое зависит от адресата.

«Условные» обещания демонстрируют положительные человеческие и профессиональные качества адресанта и одновременно «страхуют» от неисполнения принятого обязательства не по вине женщины, а в силу внешних факторов. Частотность употребления речевого акта обещания с условием примерно одинакова в речи женщин обеих культур. Она немногим выше в статусной речи (7-8%).

Исследование, представленное в разделе III.3. «Вариативность синтаксической структуры женского промиссива», выявило, что женские промиссивы в обозначенных выше языках имеют как паратактическую, так и гипотактическую структуры.

Паратаксис, представляющий собой последовательность простых предложений или частей сложного предложения, не имеющих указания на связь друг с другом, соединенных сочинительной союзной или бессоюзной связью, используется женщинами обеих культур чаще в обиходно-бытовом речевом акте обещания (74,5% в русском языке и 58,6% во французском), что подтверждает распространенный гендерный стереотип о «пристрастии женщин к паратаксису» [Jespersen, 1922].

– Мы вполне современные люди , – повторяла она, изо всех сил улыбаясь.- Замужество , загсы , свадьбы , – какая чепуха! Какая, в сущности, все чепуха ! Все на свете ! Я сама пришла и сама уйду . Я свободная женщина .

[Б. Васильев, Не стреляйте в белых лебедей, 1978]

– Comparez-moi la tulipe noire, monsieur Cornlius, et je serai bien flatte , je vous jure ; disons-nous donc au revoir, monsieur Cornlius.

[http://www.dumapere.com/pages/biblio/chapitre.phplid=r408cid=1]

Женщины выбирают паратактическую структуру, если им не требуется объяснять адресату причинно-следственные связи своих действий, а необходимо лишь констатировать факт принятия обязательства. Иллокутивная цель высказывания достигается информированием адресата и акцентированием его внимания на положительной бенефактивности.

Гипотаксис, представляющий собой последовательность частей сложного предложения, соединенных подчинительными союзами, активно используется и русскими и французскими женщинами в институциональных промиссивах (в русском языке их 58,3%, а во французском – 62,8%):

– Я не буду никогда голосовать ни за «Яблоко», ни за СПС, потому что у них нет четкой позиции по экономике, четкой позиции по национальному вопросу и четкой позиции по приватизации.

[http://www.vsoloviev.ru/strasti/text.mhtmlPubID=135]

Si demain je me retrouve la rue…je m’en sortirai car au fond j’aime les difficults. [Paris Match № 2914 du 24 au 30 Mars 2005]

Женщины используют гипотаксис в институциональных речевых актах обещания для демонстрации причины, по которой они принимают на себя обязательство, акцентируют внимание адресата на своих положительных профессиональных и деловых качествах, вследствие чего достигается иллокутивная цель высказывания – вера адресата в исполнение обещания и гарантии положительной бенефактивности.

Исследование формы подлежащего в аподозисе женских промиссивов в русском и французском языках, представленное в разделе III.4. «Форма подлежащего в аподозисе женских промиссивов», свидетельствует о его вариативности, которая определяется грамматической системой двух исследуемых языков, и национальными характеристиками: коллективизмом русских и желанием француженок говорить много, правильно и красиво.

По этому морфологическому параметру речевые акты обещания женщин в русском и во французском языках обнаруживают общие (гендерные) черты:

– большинство аподозисов выражены личным местоимением «je/я», что соответствует структурно-семантической модели речевого акта обещания;

– «nous/мы = я + адресат» в качестве подлежащего аподозиса чаще используется в бытовой речи, т.к. в статусной речи адресат редко привлекается для совместного исполнения обязательства с говорящим:

… elle le rappela d’un signe et lui dit tout bas : «Revenez dner! Nous serons seuls!» [http://abu.cnam.fr/cgi-bin/donner_htmleducati1];

– подлежащее аподозиса «nous/мы = я + команда» более характерно для статусной речи женщин, чем для бытовой:

Мы будем получать дополнительные налоги, косвенно, не напрямую…[ http://old.radiomayak.ru/schedules/1/27519.html];

– подлежащее аподозиса может быть выражено личными местоимениями 2-3 лица единственного и множественного числа, указательными и обобщающими словами и оборотами, клишированными выражениями и существительными, неопределенно-личным местоимением «on» во французском языке:

– Ah, c’est heureux: vous allez me trouver supportable prsent.

[http://www.inlibroveritas.net/lire/oeuvre2930-page20.html#page]

– Елизаветинская библиотека действительно очень посещаемая, многими любимая. Она будет работать, ее никто не сможет притеснить.

[http://www.kadis.ru/daily/index.htmlid=38851]

– Сейчас, – пообещала им Инна. – Всё будет. Подождите.

[Т. Устинова, Первое правило королевы, 2003]

On va l’appeler votre gars, on va l’appeler de suite. Je vais m’en charger.

[http://fanlib.ru/BookInfo.aspxId=4ac21ef4-bcc1-4cd7-885c];

– в случаях, когда промиссив имеет инфинитивную конструкцию и когда речевые акты согласия, одобрения или заверения, выступают в функции обещания, женские промиссивы могут не иметь подлежащего в аподозисе.

Национальными чертами русских женщин является более частое употребление местоимения «мы» в значении «я + команда» в статусной речи и использование промиссивов без подлежащего в бытовой.

Француженки же в обоих стилях речи чаще употребляют «другие» формы аподозисного подлежащего, которые акцентируют внимание адресата на положительной бенефактивности и сообщают ему необходимую информацию.

Русские женщины и француженки с разной частотностью используют утвердительно-отрицательные конструкции промиссивов, что отражено в разделе III.5. «Утвердительно-отрицательная форма выражения женских промиссивных речевых актов». Независимо от национальной принадлежности, преобладает утвердительная форма в двух исследуемых стилях речи: в бытовой речи – 77,3% в русском языке и 88,8% во французском; в статусной – 80,7% в русском языке и 85% во французском. Утвердительная форма служит для акцентирования внимание адресата на положительных для него последствиях, для подтверждения исполнения просьбы адресата, для обещания компенсации за выполнение собственной просьбы адресанта, для выражения чувства любви, уважения, преданности и т.п. к адресату в бытовой речи, и для демонстрации своих положительных профессиональных и человеческих качеств в статусной речи:

Я обещаю: операцию вам сделают бесплатно, протез купит Минздрав. [http://www.kp.ru/daily/22660/12965/]

Je serai le garde des Sceaux qui redonnera aux Franais confiance en la Justice. [http://www.agora-elles.com/index.phpActualites-politiques/2007/05]

Отрицательная форма используется для тех же самых целей, но она усиливает воздействие на адресата благодаря противопоставлению отрицательной формы и положительных результатов какого-либо действия:

Я тебя никогда не забуду. [ А. Рыбаков, Тяжелый песок, 2000]

Je noublierai jamais le courage que tu as eu dans cette matine, dit Hortense en embrassant Lisbeth. [H. de Balzac, La Cousine Bette, 1972]

Русские женщины выбирают отрицательную конструкцию чаще француженок и в обиходно-бытовых промиссивах и в институциональных. Это объясняется национальными и историческими традициями, и связано с историческим архетипом русских людей [Ильин, http://www.pravoslavie.ru/jurnal/ 549r], для которых важно знать возможные отрицательные моменты в любой сфере жизни, и главное – «лишь бы не было хуже» [Карамзин, http://pravoslavie.ru/cgi-bin/autors]. Поэтому и в речевых актах обещания для русских женщин представляется более важным, чем для француженок, сконцентрировать внимание адресата на отрицательных моментах, чтобы подчеркнуть положительность своего обещания.

В разделе III.6. «Типы высказывания женских промиссивов» отражены результаты исследования речевых актов обещания по типу высказывания. В русском и французском языках в обоих стилях речи большинство женских промиссивов имеют повествовательную конструкцию, т.к. в них утверждается факт принятия обязательства:

– Обещание я выполню . [Т. Пожильцова, Ёжкин forever, 2006, с.497]

– Je reviendrai aprs m’asseoir votre chevet, et nous parlerons allemand jusqu’ ce que le sommeil nous vienne . [http://www.gutenberg.org/files/-8.txt]

Однако исследование стилевых различий женской речи показало, что повествовательные промиссивы используются чаще в статусной речи, чем в бытовой. В деловой и политической сферах демонстрация эмоций, как известно, признается не соответствующей ситуации общения. Кроме того, речь женщины-функционера заранее подготовлена и продумана с точки зрения достижения прагматической цели высказывания, что, в конечном итоге, положительно скажется на ее имидже, как спокойного и рассудительного профессионала.

Для выражения эмоций в женских промиссивах используются восклицательные конструкции:

– Возьми курут, – кричали ему. – Возьми, ты будешь кушать курут на войне, и твоя супруга будет разделять наш курут с тобой... – Буду разделять ! – кивала Варя. – Буду разделять курут !

[Ю. Герман, Дорогой мой человек, 1988]

Bien, bien, brave cavalier ! bien ! je vous envoie du secours !

[http://www.inlibroveritas.net/lire/oeuvre2930-page20.html]

Восклицательность высказывания является эмотивным компонентом, маркирующим эмоции, переживания, чувства, отношение женщины к тому, о чем она говорит и что она обещает сделать для адресата. Восклицательные промиссивы в бытовой речи русских женщин составляют 16,2%, а француженок – 10,8%, в статусной речи их 9% и 5,5% соответственно. Повествовательные промиссивы составляют большинство независимо от стиля речи и от национальности адресанта, что опровергает гендерный стереотип о «вечной восклицательности» женских высказываний на уровне речевого акта обещания.

Раздел III.7. «Эмотивные компоненты женского промиссива в русском и французском языках» имеет целью выявление национальных и стилевых особенностей употребления эмотивных компонентов при выражении женского обещания. Так, было установлено, что в русском и французском языках чаще других эмотивных компонентов используются экскламаторы, анализируемые в разделе III.7.1. «Экскламаторы в женском промиссиве». Они употребляются для усиления какого-либо признака, чувства, эмоции, для нюансирования смысла высказывания, для выражения отношения говорящего к адресату или к предмету речи, для демонстрации положительных профессиональных и человеческих качеств адресанта и указания на его намерение выполнить обещание.

При этом в бытовой речи русские женщины чаще других экскламаторов употребляют модальные отрицательно-неопределенно-личные интенсификаторы (что-нибудь, никто, никогда, любой и др.) (9,5%) и эмоционально-модально-усилительные слова и частицы (всё, весь, вместе и др.) (6,3%), которые помогают им усилить воздействие на адресата благодаря акценту на фиксированном, но неконкретном качественном или временном факторе, подтвердить положительную бенефактивность адресату и продемонстрировать свое неравнодушное отношение к предмету речи:

– Я никогда не забуду. [И.С.Тургенев, Вешние воды, 1981, С. 429]

– Я сделаю всё, чтобы девочки не пострадали.

[http://fanlib.ru/BookInfo.aspxId=806]

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»