WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Анализ существующей научной литературы указывает на то, что и в эпоху глобализации политическая культура элит не утрачивает своих национальных особенностей, а, напротив, может рассчитывать при благоприятном стечении обстоятельств не просто на выживание, но и на дальнейшее конструктивное развитие. При этом каждое государство, этнос или нация обладают своей специфической, неповторимой политической культурой, носителями которой являются, прежде всего, представители политических элит. Политическая культура российских региональных элит отличается в зависимости от культурно-исторических традиций конкретного региона. При этом у каждой возникает свой набор традиционных и инновационных черт, главными из которых являются «антиномии»: авторитарное – демократическое, либерализм – этатизм, этика - прагматизм и т.д. В отдельных случаях инновации, пришедшие к нам с Запада, выдавливаются укоренившимися здесь политическими традициями, преимущественно авторитарного плана. Существенное влияние на развитие столкновения традиционного и инновационного в культуре политических элит оказывает глобализации политических процессов. Во многом благодаря этому в настоящее время возникает и все больше укореняется тема политико-экономической модернизации.

Политическая культура элит весьма противоречива. Она, как и культура в целом, построена на бинарных оппозициях: добро - зло, свой - чужой, экстремизм - конформизм, харизматик - трикстер и т.д. Такие оппозиции проявляются во всех ее элементах, в том числе в морали и в публичной политике. Современная ситуация в связи с расширяющейся публичностью политики во всех ее видах обостряет эти оппозиции и превращает их в весьма активно действующие дихотомии.

Уникальным соединением традиционного и инновационного в культуре политических элит является система ролей, которая, с одной стороны, корнями восходит к истокам общечеловеческой культуры, к архетипам человеческого бессознательного, с другой стороны, более чем когда-либо становится неотъемлемой принадлежностью культуры политической элиты в последние десятилетия.

В таких условиях соотношение традиционного и инновационного может приобретать совершенно различные конфигурации и оказывать различное культурно-историческое воздействие на политическую реальность.

Во втором параграфе «Моральные основания политической культуры современных российских элит» рассматриваются различные подходы к взаимоотношению таких важнейших сфер общественной жизни, как мораль и политика. В диссертации обращается внимание на общее и специфическое в них, причем делается это в тесной связи с пониманием политической культуры, в которой базовой категорией является не политическая мифология или символика, а мораль. Как показано в параграфе, политика в принципе не может не иметь нравственно-аксиологического аспекта, поскольку она всегда рассчитана на получение конкретного результата, который обязательно рассматривается в контексте «морального» или «аморального» измерения. Мораль в политике, с точки зрения желаемого идеала, приводит участников политического процессе к истине, тогда как исключение морали из политической повседневности заменяется идеологической фальсификацией и мифологией. Для таких политиков и политологов удобно видеть в политике исключительно только «волю к власти». Это связано, с тем, что в российской политической культуре всегда превалировали авторитарные и тоталитарные модели; господствовала монополия на власть и идеологию; отсутствовали демократия, свобода и политический плюрализм. С точки зрения политической культуры мораль является её главной категорией – она выступает и в роли аксиологического измерения, и в качестве руководящего императива, и в виде цементирующего все остальные категории политической культуры субстанции. При этом автор придерживается точки зрения П.П. Степнова, утверждающего, что полем поиска основы нравственного закона, бесспорно, является сама действительность.

В параграфе показано, что история этико-политической мысли располагает широким спектром точек зрения на соотношения и способы взаимосвязи морали и политики, выделяется ряд достаточно обоснованных подходов к данной проблеме, изложенных в работах отечественных исследователей, отмечая при этом теоретико-методологические особенности этих подходов. Проделанный анализ работ по данной проблематике показывает, насколько широк разброс мнений, причем, практически каждое из них, имеет как позитивные, так и негативные стороны с точки зрения другой логики. Особое внимание в данном параграфе уделено анализу точке зрения Е.Л. Дубко, выделяющей негативные и позитивные результаты взаимодействия морали и политики.

В процессе анализа акцентирует внимание на развернутом обосновании четырех подходов к взаимоотношению политики и морали (морализаторском, автономном, бескомпромиссном и компромиссном), представленных В.П. Пугачевым и А.И. Соловьевым. Поскольку взаимоотношение политики и морали рассматривается в контексте политической культуры, поэтому он считает целесообразным выделить основные культуральные измерения, проявляющиеся в политической культуре, солидаризируясь по этому вопросу с подходом С.А. Литвиной и О.И. Муравьевой, выделяющих семь таких измерений. Определенное внимание в данном параграфе уделено политической публицистике с целью показать реальные проявления недостаточно морального, а порой и явно аморального поведения представителей российской политической элиты.

В третьем параграфе «Роль дихотомии «трикстер – харизматик» в политической культуре элит» дается изложение основных ролевых дихотомий современной политической культуры элит.

Поскольку политическая культура элит проявляется не только через бинарные оппозиции, но и через сформировавшиеся в процессе ее существования дихотомии, то важно показать не только функционирование этих дихотомий в такой глубиной сфере как мораль, но и в сфере публичной политики.

Параграф посвящен анализу дихотомии образов трикстера - харизматического лидера. Истоки этой дихотомии лежат в традиционной культуре,где ролевые структуры – «трикстер - культурный герой» остаются на уровне бинарных оппозиций. Основные характеристики трикстера, заложенные в ту эпоху, как то двойственность, разрушение традиционных устоев, посредничество между мирами, аморализм, оборотничество и т.д. остаются актуальными и для роли политического трикстера. В параграфе проанализированы такие базовые характеристики роли политического трикстера, как эпатаженость, декларации об изменении мира с помощью не слишком общепринятых путей, сопровождающие его мифы о скрытой положительности и т.д.

Вторая составляющая бинарной оппозиции - культурный герой традиционного общества - в сфере политической культуры заменяется харизматиком. И одновременно сама бинарная оппозиция превращается в дихотомию, выходящую на уровень базовых категорий, без которых публичная сторона политической культуры элит уже не может существовать.

В работе дается анализ образов вождей российской политической элиты ХХ века в научной, публицистической литературе и СМИ (В.И. Ленин, Н.С. Хрущев, В.В. Путин, С.М. Миронов, В.В. Жириновский) с точки зрения данной ролевой дихотомии. Современный политический трикстер четче обозначает харизматические черты основного лидера пробрасыванием в политический оборот непопулярных идей, которые пройдя определенную обкатку в политическом сознании, переходя на уровень бессознательного восприятия частью электората, могут уже на сознательном уровне в другой форме и по другому поводу обозначаться харизматиком. Сама дихотомия как часть системы публичной политики устойчива, а конкретные персонажи могут переходить из одной позиции в противоположную. Современный политический лидер может примерять на себя то роль харизматика, то трикстера.

В заключение диссертации подводятся итоги изучения проблемы, определяются пути практического применения полученных в ходе исследования результатов.

Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в следующих публикациях автора:

Статьи в ведущих рецензируемых научных журнала, определенных ВАК РФ

1. Кайбушев А.Д. Современная культура российских политических элит // Каспийский регион. 2008. №1.(0,5п.л.).

2. Кайбушев А.Д. Место персонажа политического трикстера в политической культуре // Социально-гуманитарные знания, 2008, № 11, С.102-106. (0,5 п.л.).

Научные статьи:

3. Кайбушев А.Д. Политическая культура и политическая этика современных российских элит (0,5 п.л.) // Вопросы элитологии. Т. 3. 2006. -222с.

4. Кайбушев А.Д. Толерантность и политическая культура. С.132-135. (0,4 п.л.) // Россия и Восток: проблема толерантности в диалоге цивилизаций. Материалы 4 Международной научной конференции. 03-05.05.2007. Ч.2. Астрахань, 2007. -414с.

5. Кайбушев А.Д. Политическая культура российской власти на фоне модернизационных процессов современности (0,6 п.л.) // Вопросы элитологии. Т. 4. 2007. -220с.

6. Кайбушев А.Д. Политическая культура и политическое управление в условиях постиндустриального общества С.124-127 (0,4 п.л.) // Электронная культура. Преодоление информационного неравенства: материалы Международной научно-практической конференции (Астрахань 2-5 июня 2008 г.). Астрахань: ООО «Типография НОВА», 2008, -346с.

7. Кайбушев А.Д.Политический дискурс и культура политических элит С.155-160. (0,5 п.л.) // Традиционная славянская культура и современный мир: Материалы III Кирилло-мефодиевских чтений, 22.05.2008 г. Астрахань, 2008. – 194с.

8. Кайбушев А.Д. Традиции и инновации в культурном облике современных политических элит (российский опыт) (0,5 п.л.) // Вопросы элитологии. Т. 5. 2008. -220с.

_____________________________________

Подписано в печать 09.10.2009. Печать трафаретная.

Формат 60х84 1/16. Усл.печ. л. 1,0. Тираж 120 экз. Заказ № ___


1 См.: Gabriel A. Almond, Sidney Verba. The Civic culture. Political attitudes and democraty in five nations. Princeton. N.-Y. 1963; на русском языке: Алмонд Г., Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии // Полис. 1992. № 4. С.122-134; Rosenbaum W. Political culture: basic concept in political science. – N.Y., 1975; Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и изменяющиеся общества // Полис. 1997. № 4. С.6-23.

2 См.: Ашин Г.К. Элитология. Смена и рекрутирование элит. М., 1998; Соловьев А.И. Культура власти российской элиты: искушение конституционализмом // Полис. 1999. № 2; Соловьев А.И. Политическое сознание и политическая культура. М., 1999; Гаман-Голутвина О.В. Политическая элита России. Вехи исторической эволюции. М., 1998; Понеделков А.В. Элита (Политико-административная элита: проблемы методологии, социологии, культуры). Ростов н/Д. 1995; Парфенов А.И. Политическая мифология. Саратов. 1996; Морозова Е.В. Современная политическая культура Юга России // Полис, 1998, №6; Понеделков А.В. Политико-административные элиты России в середине 90-х гг. ХХ в. и 10 лет спустя (теоретический и прикладной аспекты анализа). Ростов-на-Дону: Изд-во СКАГС, 2005; Малинова О.Ю. «Политическая культура» в Российском научном и публичном дискурсе // Полис. 2006. №5. С.107-109; Глебова И.И. Политическая культура России: образы прошлого и современность. М., 2006.

3 Пивоваров Ю.С. Политическая культура: Методологический очерк. М., 1996; Формизано Р. Понятие политической культуры // Pro et Contra. М., 2002. – Т.7. №3. С.111-146.

4 Политическая культура: Теория и национальные модели / Под ред. К.С. Гаджиева. М., 1994; Политическая культура России: история, современное состояние, тенденции, перспективы. СПб., 2001.

5 Баллестрем К. Власть и мораль (основная проблема политической этики) // Философские науки. №8. 1991; Рикёр П. Мораль, этика и политика // Рикёр П. Герменевтика. Этика, Порлитика. Московские лекции и интервью. М., 1995.

6 Азаров Н.И. Взаимоотношения морали и политики // Социально-политический журнал. 1977. №4; Бикбов А.Т. Мораль в политике: насилие над господствующими // Полис. 2002. №4; Гаджиев К.С. Введение в политическую философию: Учебное пособие. М. 2004; Гобозов И.А. Политика и мораль// Социально-политический журнал. 1996. №2; Гусейнов А.А. Философия. Мораль. Политика. М., 2002; Дубко Е.А. Политическая этика: Учебник для вузов. М., 2005; Капто А.С. Профессиональная этика. М.- Ростов-на-Дону. 2006; Капустин Б.Г. Критика политического морализма (мораль-политика-политическая мораль) // Вопросы философии. 2001. №2; Капустин Б.Г. Различия и связь между политической и частной моралью (мораль-политика-политическая мораль) // Вопросы философии. 2001. №9; Костюк К.Н. Политическая мораль и политическая этика в России // Вопросы философии. 2001. №2; Назаров В.Н. Прикладная этика этика: Учебник. М. 2005; Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. М., 1997; Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии. М.: Аспект Пресс, 2000 – С.372-392.

7 См., например: Политическая культура: теория и национальные модели. М., 1994; Градинар И.Б. Политическая культура: мировоззренческое измерение. В 2-х ч. СПб., 1996; Назаров М.М. Политическая культура российского общества. 1991-1995 гг.: опыт социологического исследования. М., 1998.

8 Радин. П. Трикстер. Исследование мифов североамериканских индейцев с комментариями. Г. Юнга и К.К. Кереньи. Перевод с английского В.В. Кирющенко. - СПб. : Евразия. - 1999.

9 Babcock-Abrahams B. A Tolerated Margin of Mess: The Trickster and His Tales Reconsidered // Journal of the Folklore Institute. 1975. Vol. 11.1.3. Р. 147-186; Hynes W.J., Doty W.J. Mythical Trickster Figures. Contours, Contexts, and Criticism / W.J. Hynes, W.J. Doty. – Tuscaloosa and London, 1993.

10Топоров В.Н. Образ трикстера в енисейской традиции // Традиционные верования и быт народов Сибири. XIX - начало X в. Новосибирск, 1987; Гаврилов Д.А. Трикстер. Лицедей в евроазиатском фольклоре /Д.А. Гаврилов. – М., 2006. – 240 с Гаврилов Д.А. К определению трикстера и его значимости в социо-культурной реальности // Первая Всеросcийская научная конференция «Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы», 15 мая 2006 г. [материалы]. – Омск: СИБИТ, ИПЭК, СРШБ (колледж), 2006. –409с. C. 362-363; Гаврилов Д.А. Трикстер в период социо-культурных преобразований: Диоген, Уленшпигель, Насреддин // Experimentum-2005. Сборник научных статей философского ф-та МГУ /Под ред. Е.Н. Мощелкова. – М.: Издательство «Социально-политическая мысль», 2006; Беденко Г. Боги, герои, мужчины: архетипы мужественности. М., 2005.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»