WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Окончательное внедрение во всей Средней Азии ислама определило в этот период повышенное внимание к созданию зданий мусульманского культа, что приводит к выработке их типологии, связанная с четко определившимися функциями этих построек: мечетей, мадраса, ханака, мавзолеев.

Третий раздел главы посвящается строительной культуре Мавераннахра IX-начала XIII вв.

Многочисленные исследования последних десятилетий архитектурных памятников на территории Мавераннахра, и в частности на территории Таджикистана, включая и наше изучение средневековых сооружений IX-начала XIII вв. выявили богатый материал по его строительной культуре. Поэтому в разделе анализируются некоторые вопросы строительного дела, материалов и конструктивных приемов, раскрывая параллельно некоторые стороны их генезиса. В частности, подчеркивается, что хотя строительная техника непрерывно совершенствовалась, традиции в выборе материалов прочно сохранялись. Строительство, как правило, осуществлялось из местных материалов– пахсы и сырцового кирпича (как в массовом, так и монументальном строительстве). Последовательно рассматриваются строительно-конструктивные характеристики лесса, пахсы, кирпича-сырца, жженого кирпича, естественного камня и других, выявляя их генезис и развитие.

В разделе также даётся анализ конструктивных приемов строительства. Особо подчеркивается, что в эпоху раннего средневековья (VI-X вв.) зодчие, не обладая глубокими математическими познаниями, могли простейшими методами построения и, используя на строительной площадке шнур, колышки и циркуль, могли воспроизводить объемно-пространственную структуру сооружения в трех измерениях51. Обращается внимание и на некоторые вопросы строительного дела и строительного процесса, особенно на технику возведения куполов и сводов из жженого кирпича на ганчевом растворе. Для того, чтобы более зримо представить строительный процесс в разделе анализируется ряд изобразительных материалов, в частности, одна из миниатюр XV в. к рукописи «Хамсе» Низами Камалиддина Бехзада «Строительство замка Хаварнак». На ней изображены леса в нише портального свода, состоящие из стоек и поперечин, стыки которых связаны веревками. Основания стоек вкапывались в землю, иногда для большой устойчивости были охвачены особыми «башмаками»52.

Подъем и установка отдельных деталей здания, например, балок и прогонов, осуществлялось специальными подъемными приспособлениями. Реконструкция подобного приспособления на примере Ванча53 позволяет выявить, что оно состоит из деревянного «козла» и длинной перекладины, установленной над ним в виде рычага. Один конец перекладины превращен в крючковидную форму. К другому концу перекладины привязаны веревки. При подъеме груза крючковидный конец перекладины опускается на землю, на него устанавливается прогон, затем другой конец перекладины при помощи каната медленно опускают вниз до тех пор, пока прогон не будет поднят на место назначения.

О наличии специальных подъемных машин в эпоху раннего средневековья свидетельствует также реконструкция Б.Маршаком подъемного устройства в храме Пенджикента, предназначенного для театрализованных культовых представлений54. Подобные подъемные машины могли использоваться и при строительстве монументальных сооружений в раннем средневековье.

В четвертом разделе рассмотрена преемственность и обновление архитектурно-строительных традиций в средневековье.

Как известно, преемственность в архитектуре и монументальном искусстве Средней Азии означает не просто прямое использование выработанных в предшествующий период, но их существенное обновление с соответствующей критической оценкой, пересмотром, использованием и развитием в соответствии с новыми общественными критериями и конкретно-историческими задачами общества IХ-Х вв. Период IХ-Х вв., а затем и ХI-ХII вв. в истории зодчества Центральной Азии характеризуется выработкой ряда приемов – художественных, планировочных, композиционных, строительных и других, которые стали определяющими для облика монументальных сооружений исламского зодчества – мадраса, мечетей, мавзолеев, ханака, каравансараев и др. В частности, основным ведущим архитектурно-планировочным приемом для архитектуры мадраса, мечетей, каравансараев становится 4-х или 2-х айванно-дворовая система, которая легла в основу хорасанских жилищ и парфянских дворцов сасанидского периода55.

На основе анализа архитектурно-строительных и художественных традиций IХ-Х, а затем и XI-XII вв. в разделе заключается, что преемственность традиций дает основу для развития архитектурных форм. И эта преемственность с инновацией осуществлялась в результате творческого подхода зодчих Мавераннахра в применяемых традициях прошлого.

В целом, подводя итоги первой главы, отмечается, что при общих принципах развития зодчества во всей Средней Азии, в строительной культуре Мавераннахра, в том числе Таджикистана, сохранялось своеобразие и местные черты, вызванные природно-климатическими условиями и преемственностью традиций прошлого.

Во второй главе «Мемориальные сооружения» выявляются происхождение, развитие и классификации мемориальных сооружений на территории Мавераннахра, в том числе Таджикистана. Глава состоит из двух разделов.

В первом разделе освещаются вопросы происхождения архитектурных форм мазаров-мавзолеев, истоки которых, как показывают исследования ученых, восходят к сасанидским купольным чортакам – храмам огня с куполом на четырех арках56.

Возведение мавзолеев в первое время из непрочного материала – сырца – привело к исчезновению наиболее ранних из них. Первый сохранившийся до наших дней погребальный памятник был выстроен на рубеже IX-X вв. из жженого кирпича – это замечательный в архитектурно-художественном отношении мавзолей Саманидов в Бухаре. Исследование генезиса форм этого своеобразного памятника говорит о местном характере происхождения облика мавзолея, хотя при этом допускались различные его толкования. Например, В.Л.Ворониной была высказана мысль о том, что прообразом галереи мавзолея Саманидов был доисламский храм57. С другой стороны, форма мавзолея связывается, например, Г.А.Пугаченковой, с обликом согдийского погребального «кеда» - особым сооружением, где, согласно зороастрийскому погребальному ритуалу, помещали тело усопшего58. С.Г.Хмельницким выдвинута гипотеза: прототипами мавзолея Саманидов были не культовые сооружения, а боевые замки доисламского зодчества59.

Во втором разделе даётся типология мемориального зодчества Мавераннахра IX- начала XIII вв., которая в целом определилась в IX-X вв., в формировании которой большое значение имели доисламские формы и архитектурно-художественные традиции. Особо отмечается, что структура чортака, характерная для ранних мавзолеев Мавераннахра, в последующем преобразовывается (в течение Х в.) в новую объемно-пространственную структуру портально-купольного здания. Анализ генезиса центрических портально-купольных зданий с IX до XV-XVI вв. показывает, что размеры портала менялись от едва заметного (например, в мавзолее Араб-Ата в Тиме) до крупного монументального портала с глубокой сводчатой нишей (например, порталы мавзолеев и других монументальных зданий эпохи Тимура и Тимуридов). Начиная с ХП века в архитектуре портально-купольных мавзолеев появляются глазурованные кирпичи и резная терракота. Сооружения поражают монументальностью и высоким строительным мастерством.

Обзор мемориального зодчества в Маверанннахре, и, в частности, на территории Таджикистана, IX- начала XIII вв. показывает, что в раннеисламский период здесь сформировалось несколько типов погребальных сооружений:

- центрический открытый типа «чортак»;

- центрический замкнутый с единственным входом;

- однокамерный портальный;

- комплексный («конгломерат»), где гурхона представляет организующий элемент в составе групп помещений, часто разновременных.

В разделе на конкретных произведениях зодчества Мавераннахра последовательно анализируются выделенные типологические группы мемориальных сооружений. В частности, из первой группы рассматриваются мавзолей Саманидов в Бухаре, погребальное сооружение Тилло Халоджи на юге Таджикистана, мавзолей Ак-Астана-баба в средневековом Чаганиане и др. Со второй группы обращается внимание на мавзолей Ходжа Булхак XI-XII вв. и центрическое однокупольное беспортальное погребальное сооружение Ходжа Рушнои близ селения Калача-Мазар Исфаринского района, мавзолеи Ходжа Сарбоз XI в. на юге Таджикистана и других.

К третьему типу автор относит известные мавзолеи Араб-Ата и Мирсаида Бахрома в долине Зеравшана; группу из двух усыпальниц Ходжа Нахшрон XI-XII вв. в Турсунзадиевском районе; Ходжа Дурбад на юге Таджикистана; Куммазор XI-XII вв. в Кобадианском районе.

Четвертую типологическую разновидность характеризует такие сложные сооружения XI-XIII вв., как мавзолей-мечеть Мухаммада Бошаро в селении Мозори Шариф Пенджикентского района, культовый комплекс Махдуми Азам в Гиссаре, датируемый исследователями X-XI вв.; склепы архитектурного комплекса Шохи Хомуш в селении Лангар близ Куляба, XI-XII вв. в Вахдатском районе и ряд других построек.

На основе рассмотренных особенностей архитектуры, конструкций, архитектурного декора в конце второй главы делается ряд общих выводов.

Третья глава «Гражданское зодчество» посвящена анализу произведений общественного, культового и иного назначения на территории Мавераннахра рассматриваемого периода, обращая особое внимание на сооружения, исследованные автором на территории Таджикистана и соседнего Узбекистана (в основном, Сухандарьинской области). Глава состоит из двух разделов.

В первом разделе рассматриваются историко-архитектурные условия развития гражданского зодчества Мавераннахра в IX- начале XIII вв., когда возрастает роль культовых зданий ислама: мечетей, мадраса, а начиная с правления Саманидов – и мавзолеев. Первоначальная архитектура следует в основном тем традициям, которые определились здесь ещё в доарабское время. Однако в IX-X вв., как пишет Г.А.Пугаченкова, наступает та фаза развития культуры халифата, когда, впитывая достижения народов покоренных стран, она как бы обратным ходом внедряет в них черты общехалифатской культуры60.

Арабы на первых порах почти не внесли в архитектуру Средней Азии ничего своего, за исключением нового типа укреплений-рабатов, однако строящихся по местным традициям архитектуры. Вместе с тем во всех городах региона появляются первые мечети (мечети IX-X вв. в Самарканде, Мерве, Термезе и других местах). Особо отмечаются дворцы правителей, жилища знати, «дома правления», рынки, бани, мечети, мадраса, загородные дворцы и феодальные замки, определяющие гражданское зодчество. Ряда сооружениям даётся краткая характеристика, отмечая их особые местные черты (дворцы Саманидов в Самарканде, Хульбуке, дворцовая загородная усадьба Кырк-кыз близ Термеза и др.). В частности, в усадьбах богатых землевладельцев ещё сохраняются элементы и формы замковой архитектуры, но замкнутости былых кешков в них уже нет. Монументальны были дворцы, для композиции которых характерен обширный двор с айваном на осях и в обводе одного-двух этажей помещений (например, дворец термезшахов в Термезе или дворец в Хульбуке).

В числе гражданских зданий XI – начала XIII вв. многочисленны каравансараи, возводившиеся вдоль караванных дорог (например, Рабат-и-Малик, в Дербенте). Характерными чертами этого типа сооружений являются квадратное или прямоугольное в плане сооружение, обведенное глухими стенами иногда с башнями на углах и портальный въезд.

В XI – начале XIII вв. формируется типология культовых зданий из мечетей, мадраса, ханака, мавзолеев. Типология мечетей основывалась на трех разновидностях: главная соборная мечеть дворового типа – джума-мечеть; загородная мечеть – мусалля, намозгох, идгох для проведения праздничных молитв Курбан и Рамазан; квартальная мечеть (купольная и колонная разновидность). У угла мечети, впритык или чуть в отдалении, высился минарет для созыва верующих к молитве. Минареты были не только составной частью сборных мечетей, но и являлись главной доминантой в силуэте города (например, минареты Калян в Бухаре, Вабкенте, Джаркургане и др.). Многочисленны в Мавераннахре были и мадраса – светские и духовные академии наук и учебные заведения. В письменных источниках указывается о том, что мадраса были почти во всех городах Средней Азии, в том числе Мавераннахре. При них нередко имелись библиотеки, общежития для студентов, учебные аудитории, мечеть. Из сохранившихся на территории Таджикистана из древнейших следует назвать мадраса-мавзолей Ходжа Машад в селении Сайёд Шахритусского района61.

И конечно следует сказать о том, что архитектурное творчество Мавераннахра XI - начала XIII вв. развивалось в тесном взаимодействии с зодчеством сопредельных стран – Афганистаном и Ираном. Тесные экономические и историко-культурные связи и обмен мастерами способствовали слиянию художественных течений в общий поток средневековой культуры всей Центральной Азии.

Второй раздел главы посвящен типологии гражданских зданий. В основу систематизации принимается главный типологический фактор – объемно-пространственная структура здания или сооружения. Например, в Мавераннахре, как и Средней Азии в целом, появляется несколько разновидностей мечетей: однокамерная типа «чортак», дворово-айванная, колонная, айванная, «диванный»62. Более устойчивый тип сооружения – мадраса также принимает здесь своеобразные объемно-пространственные композиции63.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»