WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Немалую ценность для диссертационного исследования составили материалы фондов губернских, областных, районных отделов народного образования, их партийных фракций, осуществляющих непосредственное взаимодействие партийно-государственных органов в работе среди учительской интеллигенции. Диссертантом проработан ряд фондов партийных и советских органов в Государственных архивах Костромской (ГАКО, ГАНИКО), Ивановской (ГАИО), Владимирской (ГАВО) и Ярославской (ГАЯО, ЦДНИЯО) областей.

Наиболее содержательные и обобщающие материалы по теме диссертации находятся в Государственном архиве Ивановской области (ГАИО), в фондах областных партийных и советских органов Ивановской промышленной области, в состав которой входили в исследуемый нами период большинство районов названных выше областей.

Важным историческим источником является периодическая печать. Диссертант проанализировал материалы по исследуемой проблеме как центральных газет («Правда», «Известия», «Учительская газета», «Крестьянская газета», «Комсомольская правда» и др.), журналов («Народный учитель», «Народное просвещение», «Бюллетень НКП РСФСР», «Культурная революция», «Известия ЦК ВКП(б)» и др.), так и местных органов печати («На ленинском посту», «Вопросы просвещения», «Просвещение Ивановской области», «Рабочий край», «Северная правда» и др.). При анализе материалов периодики учитывались их идеологизированность, пропагандистский характер, необходимость авторских комментариев, сопоставления с другими источниками.

Отдельную группу источников составляют работы, выступления видных деятелей народного образования, организаторов школьного строительства, политических лидеров страны, в которых содержатся ценные сведения о развитии системы образования на селе, подготовке учительских кадров, их профессиональной и общественной деятельности и др.33

Особое место среди источников занимают документы личного происхождения, дневники, письма, воспоминания ветеранов просвещения, раскрывающие нередко неофициальную сторону жизни учительства, её человеческие измерения34.

Немаловажное значение имеют статистические материалы, отражающие основные тенденции и показатели развития народного образования, колхозного строительства в 1920-1930-е годы, эволюцию состава кадров учительской интеллигенции, их количественную и качественную динамику. Богатейшую информацию о социальном, возрастном, половом составе учителей, их образовательном уровне, специализации, педстаже, территориальном размещении и пр. содержат материалы специальных школьных переписей 1927 и 1933 годов35. Помимо опубликованных статистических сборников большая информация об учительстве содержится в ГАРФ, в фондах Наркомпроса (А-2306), ЦК профсоюзов работников просвещения (ф. Р-5462), в местных архивах. Многие данные исследуемого периода требуют критического подхода, ибо цифровые показатели нередко приспосабливались к политической ситуации, что выдвигает задачу их перепроверки на основе разных источников.

Расширению источниковой базы исследования проблемы способствовал выход в последние годы документальных сборников с ранее недоступными для исследователей и, тем более для широкого круга читателей, материалами. Большую ценность для понимания противоречий и деформаций политики коллективизации деревни, затрагивающей интересы широких слоев населения, в том числе, сельского учительства, имеют материалы пятитомника «Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание»36. Не менее интересен сборник писем и откликов рядовых советских граждан о событиях 1920-1930-х годов, в том числе о колхозном строительстве и др.37

В целом опубликованные и архивные документы, составившие источниковую базу диссертации, позволили обобщить и систематизировать разнообразные материалы по исследуемой проблеме, сделать соответствующие выводы.

Научная новизна диссертации состоит в систематизации и комплексном анализе документального исторического материала о партийно-государственной политике по формированию кадров сельского учительства в условиях коллективизации деревни. На основе широкого круга источников, часть которых впервые вводится в научный оборот, по-новому анализируется механизм взаимоотношений властных структур, общественности и учительской интеллигенции на селе в период его коренного реформирования. История сельского учительства в 1927-1932 годах рассматривается в контексте социально-экономического и культурного развития страны, показываются как общие черты и тенденции школьного строительства, профессиональной, общественной деятельности учительской интеллигенции, так и специфические особенности протекания исследуемых социальных процессов в крупном регионе Верхнего Поволжья.

На основе выявленных фактов, их объективного анализа реконструирована целостная научно-исследовательская картина социальной роли и положения сельского учительства в условиях коллективизации деревни. Сформулированные с учётом достижений современной науки выводы и обобщения вносят существенные коррективы в прежние представления о партийно-государственной деятельности по формированию кадров сельских учителей, развитию их социальной активности в условиях коллективизации деревни.

Теоретическое и практическое значение диссертации состоит в обобщении опыта партийно-государственного руководства формированием сельской учительской интеллигенции, вовлечением её в процесс строительства колхозной деревни, который может быть критически использован в современной практике реформирования российского общества. Результаты исследования целесообразно использовать при написании монографий, подготовке учебно-методических пособий, вузовских и школьных курсов отечественной истории, в том числе по интеллигентоведению, краеведению, а также при изучении других гуманитарных дисциплин (педагогики, социологии, политологии, культурологии и др.), в музейном деле, при подготовке справочно-библиографической и другой литературы.

Апробация работы. Положения диссертации были апробированы на 5 межрегиональных конференциях в 2006-2008 годах в Костромском, Ивановском государственных университетах, Военной академии РХБЗ, в преподавательской работе диссертанта. По теме диссертации опубликовано 5 работ.

Структура диссертации определена задачами и логикой исследования. В основу композиционного построения работы положен проблемно-хронологический принцип. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка источников и литературы, приложения.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обоснована актуальность темы, определены объект, предмет и методология исследования, дан историографический анализ проблемы, сформулированы цель и задачи диссертации, охарактеризована научная новизна и практическая значимость работы.

В первой главе «Опыт партийно-государственной деятельности по формированию сельской учительской интеллигенции в период коллективизации деревни (1927-1932 г.г.)» анализируются проблемы количественных и качественных изменений состава сельского учительства в контексте курса правящего режима на реформирование деревни, в реализации которого органы власти отводили учителю особую роль, рассчитывая на его участие в масштабном социальном эксперименте. Вместе с тем, учительская интеллигенция села не была готова к выполнению возлагаемых на неё новых задач. Её количественный состав далеко не отвечал потребностям школьного строительства на селе в период непосредственной подготовки и осуществления всеобщего начального обучения. В РСФСР потребовалось дополнительно 50 тыс. учителей для сельских школ38. Верхневолжский регион имел к 1927 г. лишь один педагогический вуз в г. Ярославле, ежегодный выпуск которого составлял менее 14 педагогов. В регионе работало 140 педтехникумов (5 – в Ярославской, 4 – в Иваново-Вознесенской, 3 – во Владимирской и 2 – в Костромской губерниях) с общим контингентом студентов 2 464 человек, что составляло менее 20 % от потребности школ в педагогических кадрах39.

Не меньшую проблему для руководства страны представлял качественный состав сельского учительства. На долю так называемых в те годы «старых специалистов» приходилось в 1927 г. около половины всего состава учительства деревни. Не вписывался в систему политических интересов правящего режима и такой показатель: выходцы из рабочих составляли среди учителей сельских начальных школ только 5,8 %, а категория «служащих» и «прочих» равнялась соответственно 43,3 %40.

Ещё большую тревогу у власти вызывали настроения среди учительской интеллигенции, подавляющая часть которой не хотела участвовать в общественно-политической жизни деревни, связанной с проведением массовой коллективизации, «раскулачиванием», хлебозаготовками и пр. По инициативе агитпропотдела ЦК правящей партии руководство профсоюзом работников просвещения страны провело в феврале-марте 1928 г. широкую проверку состояния общественной активности сельского учительства, материалы которой были тщательно рассмотрены на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б). По итогам проверки было направлено директивное письмо в местные партийные организации. Констатировалось реальное положение дел: учителя охотно участвовали в культурно-просветительской работе, но «не желали портить отношения с кулаком», имели место факты антисоветских выступлений отдельных педагогов против коллективизации41.

Таким образом, советская власть столкнулась с непростой дилеммой: с необходимостью привлечения учительского корпуса, главной культурной силы села, к реформированию деревни и неготовностью большинства учителей стать её активными помощниками в реализации курса на социалистическое переустройство сельского мира. Надо отдать должное политическому руководству страны, сумевшему в целом, несмотря на серьёзные упущения и ошибки, реально оценить обстановку и выработать достаточно выверенную программу действий по формированию кадров учительской интеллигенции, отвечающих требованиям правящего режима.

В первом параграфе главы «Деятельность государственных и партийных органов по подготовке учительских кадров для сельских школ» анализируются основные каналы подготовки учителей в исследуемый период, включающие наряду с расширением сети педагогических вузов и техникумов организацию краткосрочных курсов, направление городских педагогов и служащих на работу в сельские школы, партийно-комсомольские мобилизации, привлечение к преподавательской работе, особенно в школах колхозной молодёжи, агрономов, зоотехников и др. Количество сельских учителей за период с 1927 по 1932 годы выросло вдвое и составило к 1933 г. в целом по стране 451 461 человек, в том числе в РСФСР – 281 124 человека, в Верхнем Поволжье – 13 100 человек42.

В нужном для власти направлении менялся социальный состав учительства, осуществлялась политика «пролетаризации» вузов и техникумов. Бюро обкома ЦК ВКП(б) Ивановской промышленной области (ИПО) в своём постановлении «О Ярославском пединституте» от 15 июня 1929 г. констатировало, что социальный состав студентов вуза (23 % – дети рабочих и 22,6 % – дети крестьян) «не гарантирует выработку кадров педагогов, проникнутых пролетарско-классовой идеологией». Ставилась задача принимать в институт не менее 75 % детей рабочих и трудового крестьянства. В таком же «классовом духе» были приняты решения о наборе в педтехникумы Костромским, Макарьевским и другими партийными комитетами43.

Форсированные темпы формирования новых педагогических кадров в условиях слабой учебно-материальной базы, культурной отсталости страны, жёсткой классовой политики правящего режима, недостатка опыта работы приводили к существенным деформациям в деле качества подготовки специалистов, доступности образования всем слоям населения. Вместе с тем несомненной заслугой властных структур, общественных организаций, трудовых, студенческих коллективов была их напряжённая и последовательная работа по обеспечению сельских школ учительскими кадрами, стремление к повышению уровня их качественной подготовки в соответствии с реальными возможностями и политическими, идеологическими постулатами своего противоречивого времени. Формирование многочисленной армии сельских учителей создавало позитивную возможность для укрепления культурного потенциала российской провинции, её глубинки, вовлекаемой в общий процесс модернизации страны.

Во втором параграфе «Идеологическая и социальная работа органов власти среди учительской интеллигенции советской деревни» исследуется механизм взаимодействия партийно-советских структур с учительством, формы и методы идейного, морального, административного влияния власти на сельскую интеллигенцию. Приоритетным направлением для правящего режима была работа по укреплению партийно-комсомольского ядра в среде учителей, которая осуществлялась за счёт мобилизации коммунистов и комсомольцев на педагогическую работу, в систему краткосрочных курсов, расширения приёма сельских учителей в партию, притока молодых специалистов-комсомольцев. Партийно-комсомольская прослойка в составе сельских учителей выросла с 1927 по 1932 г.г. по РСФСР с 15,9 % до 25,9 %. В районах Верхнего Поволжья она соответственно увеличилась с 13,5 % до 29,2 %44.

Сердцевину идеологической работы органов власти среди учительства составляла формирующая система их политического образования, которая включала разные формы: вовлечение педагогов-коммунистов и комсомольцев в сеть партийной и комсомольской учёбы, организация кружков при Домах работников просвещения, школ политграмоты, самообразование и др. Широким каналом массовой политической пропаганды среди интеллигенции были различные учительские съезды, совещания и конференции, созываемые на всех уровнях: всесоюзные, республиканские, региональные и др.

На идейные позиции, настроения педагогов оказывали немалое воздействие их материально-правовое положение, отношение к ним руководителей государственных, хозяйственных институтов. Последствия гражданской войны, разрухи, рыночная стихия нэпа пагубно сказывались на положении сельских учителей. В первой половине 1920-х годов Костромской губком ЦК ВКП(б) сообщал в ЦК партии о том, что «учителя нанимаются в пастухи, идут в батраки к кулаку, учительницы занимаются стиркой белья в богатых семьях, идут в няни»45.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»