WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В параграфе 2.1. «Формирование региональной научно-образовательной инфраструктуры политологии в ведущих научных центрах ЮФО» подчеркивается, что процесс становления и развития отдельной отрасли социально-гуманитарного знания имеет два измерения: во-первых, это возникновение социальных отношений и институтов, объединяющих исследователей в научное сообщество, во-вторых – развитие научных исследований.

Начало процессу формирования научно-образовательной
инфраструктуры политологии и складывания научного сообщества политологов на Юге России, как и в целом по России, было положено в конце двадцатого века. В 1991 г. создаются кафедры политологии, персонал которых рекрутируется в основном из числа преподавателей теории научного коммунизма, реже - из преподавателей философии или истории. В сущности, институционализация политической науки началась с формального переименования кафедр теории научного коммунизма в кафедры социологии и политологии.

Началось формирование организаций профессиональных политологов. Наиболее представительными из них стали Академия политической науки (АПН) и Российская ассоциация политической науки (РАПН). Последняя является членом международной ассоциации политической науки (МАПН).

С течением времени оформляются основные центры политологии на Юге России. Прежде всего, это – Ростов-на-Дону (Ростовский государственный университет, ныне – Южный федеральный университет (ЮФУ); Северо-Кавказская академия государственной службы (СКАГС) и Краснодар (Кубанский государственный университет) (КубГУ)

16.

Становление региональной политической науки во многом было обусловлено особенностями политического пространства Юга России и спецификой социального бытия самих политологов.
В столичном политологическом сообществе исследователи имели, например, значительно больше возможностей уже в 1990-е гг. войти в мировое профессиональное сообщество, получать гранты от различных зарубежных фондов, выступать аналитиками, экспертами, консультантами, политтехнологами. Для многих из них приоритетными стали составление рейтингов партий и политических деятелей, исследование становления гражданского общества, развития партийной системы и т.п.

Региональная специфика политической науки в ЮФО проявлялась:

  • в избранной тематике научных и прикладных исследований, когда наиболее важные и актуальные для региона процессы, проблемы и сюжеты изучаются наиболее активно, например, исследования этнорегиональных конфликтов, этнократии, этноэлит и т.п.;
  • в более тесной интеграции исследователей различных направлений и специальностей (политологов, социологов, философов, историков, правоведов), занимающихся изучением региональной социально-политической тематики;
  • в прикладной направленности политической науки.

Развиваясь в русле общероссийской политологической школы, региональная политическая наука Юга России имеет, вместе
с тем, свои собственные специфические черты.

Развитие «вширь» и реализация существующего эвристического потенциала представляется естественным этапом становления и развития региональной политической науки. Отталкиваясь от этого «стартового уровня», в дальнейшем в предметном поле региональной политологии начнется генерирование новых идей и концепций, способствующих более адекватному осмыслению политической реальности региона.

Только с началом нового столетия региональная политическая наука стремится сделать предметом своего исследования реальную структуру регионального политического процесса, а не «желаемую», что находит свое отражение в становлении основных научных направлений и научных школ на Юге России.

В параграфе 2.2. «Региональная специфика в процессах становления научных направлений и школ в ЮФО» отмечено, что Юг России (ЮФО) – самый сложный, экономически и культурно неоднородный и самый неспокойный из всех российских регионов. Современные социальные, политические и экономические процессы имеют здесь глубинный характер, их корни заложены в сложной и длительной истории региона.

Однако, многое из того, что происходит на Юге России – это не исторически данная нестабильность, это не чуждость местных этносов российской политической и социокультурной системе, это резонанс сложнейшей полиэтничной и поликонфессиональной среды на трудности и противоречия политической модернизации.

Распад Советского Союза привел к ликвидации центральных органов государственной власти, утрате национально-государ-ственной идеи. Началось перераспределение государственных полномочий в пользу регионов, оформление различных этнорегиональных движений. Политический процесс начинает преобразовываться в этнополитический, отличающийся не только субъектами, но и смыслами политических действий.

Специфика региона Юга России оказывает существенное влияние на процессы становления и развития политической науки, формирование основных научных направлений и школ. Анализ истории становления и развития политической науки на Юге России позволяет утверждать, что этот процесс отражает, во-первых, общие тенденции формирования и развития этой отрасли научного социально-гуманитарного знания; во-вторых, имеет свою региональную специфику. В ходе борьбы за становление демократических институтов в регионе в 1990-е гг. произошла и консолидация сообщества политологов.

Объектом внимания политологических центров и исследовательских групп стали новые характеристики и явления в социально-политической реальности Юга России. Активно начинают развиваться такие направления, как этнополитология, региональная конфликтология и региональная безопасность, политическая регионалистика, теория элит и элитогенез, партогенез, электоральное поведение и др.

Существенно изменились формы научной и учебной деятельности. Начавшаяся с 90-х годов в ряде ведущих вузов ЮФО подготовка по специальности «политология» способствовала обретению и развитию качеств научной школы за счет воспроизводства научных кадров через аспирантуру и докторантуру. За годы существования политологического сообщества на Юге России сложились или же завершают свое формирование научные школы: элитологическая (А.В. Понеделков, А.М. Старостин); политической концептологии (В.П. Макаренко); по проблемам этноконфликтологии (В.А. Авксентьев); регионалистике (В.М. Юрченко).

В главе 3 «Основные направления в региональных политологических исследованиях в ЮФО» выявляются направления и характеристики изучения регионального политического процесса учеными-политологами ЮФО, анализируется изучение проблем этнократии и этноэтатизма в аспекте региональной специфики политической науки на Юге России, а также раскрывается проблематика и характерные черты исследования региональных конфликтов и региональной безопасности в ЮФО.

В параграфе 3.1. «Осмысление регионального политического процесса» обращено внимание на то, что южнороссийская политическая наука, как реакция на развернувшуюся в стране регионализацию, в первую очередь ориентировались на описание регионального политического процесса.

Специфика Юга России заключается в том, что одной из доминант политического процесса становится этничность. Из культурно-исторической категории этничность трансформировалась в политическую, что подтверждается большим числом этнонациональных конфликтов по всему миру. Ситуация в Российской Федерации помимо того, что в ней находят отражение глобальные процессы роста этноцентризма, осложнена последствиями этнополитических процессов, охвативших пространство бывшего Советского Союза в 1990-х гг.

Именно на Юге России отчетливо проявляется конфликтность этнополитических процессов: территориальные претензии этнических групп друг к другу; строительство этнонациональной государственности; взаимодействие этнических групп, традиционно проживающих на данной территории, и этнических групп, мигрировавших из мест прежнего проживания; формирование этнизированных политических институтов и т.д.

На Юге России сложилось несколько научных центров, связанных с изучением региональных политических процессов. Ведущими среди них являются ростовские «школы» этнополитологов и современного государственного и политического управления на региональном уровне. В 1995 г. в РГУ прошла научная конференция «Проблемы этнополитологии» в 1999 г. на базе СКНЦ ВШ прошел I съезд кавказоведов; в 2001 г. при поддержке Института «Открытое общество» Региональный центр конфликтологии и миротворчества организовал на базе СКНЦ ВШ научно-практический семинар «Мир на Кавказе для нас и наших потомков». В Северо-Кавказской академии государственной службы и ее филиалах осуществляется мониторинг деятельности субъектов этнополитического процесса, формирования элементов гражданского общества на Северном Кавказе17. Ученые оказывают также помощь органам государственного управления, общественно-политическим организациям Юга России в решении актуальных проблем, связанных с политическими процессами в регионе. Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН издал более 50 монографий и сборников научных статей, посвященных анализу политических процессов в регионе.

Следует также отметить, что среди научных политологических школ региона заслуженным авторитетом пользуется Ростовская элитологическая школа, сформировавшаяся на базе СКАГС
в середине 90-х гг. под руководством А.В. Понеделкова и А.М. Старостина. Как отмечает профессор Г.К. Ашин: «… Мы можем с уверенностью сказать, что ростовская школа элитологии – одна из крупнейших в России, а в элитологической регионалистике является ведущей школой»18. За последние 15 лет представителями данной школы защищено 3 докторских и свыше 20 кандидатских диссертаций, опубликовано свыше 500 научных работ.

Одновременно с середины 90-х годов в Северо-Кавказской академии государственной службы закладываются исследования специфики государственности и политического управления на региональном уровне. В 1995-1996 гг. проводится ряд представительных всероссийских научно-практических конференций («Рациональность и государственное управление», «Проблемы легитимации власти и социального управления»). С 1999 г. по настоящее время проведено около 20 международных научно-практических конференций при содействии Фонда им. Ф. Эберта по регионально-политологическим проблемам. Выходят в свет монографические издания и сборники по данной проблематике19.

Исследованиями выявлено, что основными предпосылками формирования современной этнополитической ситуации на Юге России стали использовавшиеся в прошлом силовые методы регулирования межэтнических отношений, малоэффективные принципы национального строительства, а также глубокий политический, экономический и идеологический кризис, поразивший Россию
в 1990-е годы. Современная ситуация определяется наличием как центробежных (полиэтничность, поликонфессиональность, борьба этнических элит за власть, угроза терроризма, деструктивное влияние зарубежных сил с целью контроля над важным, с точки зрения геополитики, регионом), так и центростремительных сил (формирование российской гражданской идентичности, русский язык и культура, связывающие этнические группы Северного Кавказа, экономическая взаимозависимость регионов Юга России).

Большое внимание в исследовательских работах уделяется этнополитическим конфликтам, их типологии, региональной специфике. Юг России приобретет все большую значимость как предмет исследования и как регион, требующий особого внимания.

Параграф 3.2. «Исследование проблем этнократии и этноэтатизма» выявляет, что проблема этнократий и этноэтатизма на Северном Кавказе с рубежа 1980 – 1990-х годов все больше привлекает внимание ученых, политиков, публицистов. Постепенно накапливается эмпирический и теоретический материал, способствующий формированию нового исследовательского подхода.

Исследователи подчеркивают, что необходимо различать идеологические конструкты этнократии и этнократию как реальность. В основе идеологического конструкта этнократии лежит принцип этновластия, базирующийся на суверенитете титульного этноса. Этот суверенитет означает, что только данный этнос является источником верховной власти. Следствием политических притязаний этнически амбициозных лидеров становится монополизация ключевых позиций в управлении национальными территориями, т.е. происходит процесс этнизации государственного и общественного руководства.

Постсоветский этноэтатизм корнями уходит в исторические формы российской государственной интеграции евразийского пространства, которые не предполагали насильственную русификацию народов и полную универсализацию государственного управления и местного самоуправления. В условиях тотального и системного кризиса советской политической, экономической и социокультурной систем идеология этноэтатизма получила социальную базу на основе развернувшейся этнической мобилизации. Соответственно, этнократия и этноэтатизм оказались в сфере изучения политической науки Юга России.

В параграфе 3.3. «Изучение региональных конфликтов и региональной безопасности» существенное место занимает изучение региональных конфликтов и региональной безопасности, призванное заложить теоретическую основу для разработки эффективного варианта региональной политики на Юге России.

Политологи все больше внимания уделяют изучению региональных конфликтов и конфликтогенных факторов на Юге России. Исследователи выделяют различные группы факторов, оценивают их роль в формировании той или иной конфликтогенной ситуации в регионе. При изучении конфликтогенных факторов большое внимание уделяется изменению геополитического положения Юга России после распада СССР и кризису государственной и культурно-исторической идентичности российского (постсоветского) общества. В последнее время большое значение придается таким факторам, как взаимодействие цивилизаций и международный терроризм.

Региональная конфликтологическая проблематика становится одной из значимых в деятельности многопрофильных научных центров и групп (ЮФУ, СКНЦ ВШ, Северо-Кавказская академия государственной службы, Ростовский межрегиональный институт общественных наук, Дагестанский научный центр РАН, Кубанский государственный университет, Ставропольский государственный университет).

В 2005 и 2006 годах по разработке ЮНЦ РАН были осуществлены экспертные опросы с целью выявления тенденций эволюции регионального конфликтного процесса на Юге и уточнения конфликтологических сценариев развития региона.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»