WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
Психология группы лиц по предварительному сговору характеризуется следующими особенностями. Поскольку члены такой группы предварительно договариваются совместно совершить преступление, то деятельность каждого из них в целом мотивирована поиском оптимального способа взаимодействия с другими членами группы. При принятии группового решения эмоций, как правило, бывает больше, чем в индивидуальном случае, но эти эмоции отражают волю группы в целом, уравновешены оценками ситуации и конечного результата. Групповой разум является гарантией против случайностей, поэтому решения группы менее субъективны, более точны и дальновидны. В таких группах уже существует, хотя и не сложилась до конца, психологическая структура, поэтому они отличаются как произвольной, так и целенаправленной активностью ее членов. Согласование функций вызывает определенные трудности и носит, как правило, стихийный характер. Это связано с тем, что в группе пока еще нет признанного всеми лидера и жесткой системы подчинения, хотя кто-то из членов группы уже может выделяться своей активностью. Члены группы строят отношения на личных симпатиях, эмоциональной близости.
В целом группа лиц по предварительному сговору характеризуется более высоким (по сравнению с группой лиц без предварительного сговора) уровнем координации совместной деятельности, а групповой (общий) субъект имеет выраженные признаки интеграции.
Организованная преступная деятельность - это высший уровень состояния группового субъекта деятельности, который характеризуется активной, сознательной организацией групповой психологии. Это уровень волевой регуляции деятельности членов группы, при котором достигается оптимальное сочетание целевых функций всей группы и каждого ее члена. Члены организованных групп, преступных сообществ объединены общими ценностями, целями и задачами деятельности, значимыми для группы (сообщества) в целом и для каждого ее члена в отдельности, поэтому отношения между ними опосредуются ценным для группы и личностно значимым содержанием совместной деятельности. В этой связи организованные группы и преступные сообщества выступают совокупным субъектом целостных психологических феноменов.

Для организованных групп и преступных сообществ почти исключен разброс результатов деятельности (например, эксцесс исполнителя), поскольку они предполагают формирование органов управления и, соответственно, очень высокую долю координации действий своих членов.

Организованные группы и преступные сообщества отличаются антипатией и враждебностью к другим преступным формированиям. Это связано с тем, что по ходу деятельности они сталкиваются с разного рода трудностями и проблемами. Они порождают напряженность и противоречия внутри группы (сообщества), которые, накапливаясь, могут вызвать агрессивность отдельных членов группы. Полного “выхода” внутри группы (сообщества) агрессивность иметь не может, так как это чревато распадом преступного формирования. В результате появляется жертва – чужая группа, на которую и “выплескивается” агрессивность. С другой стороны, межгрупповые конфликты служат внутригрупповой сплоченности, мобилизуют защитные механизмы группы (сообщества), которая сплачивает ряды, готовясь отразить опасность.

Помимо указанных общих признаков организованным группам и преступным сообществам присущи и некоторые “cтатусные” особенности.

Организованной группе присущ уровень сплоченности, который законодатель посчитал необходимым обозначить как устойчивость. Это выражается в том, что организованная группа сплочена в течение длительного времени, обеспечивая членам группы преимущества от объединения большие, чем можно получить вовне. Во всяком случае, для отдельного индивида в организованной группе превосходство выигрышей над проигрышами значительно большее, чем в группе по предварительному сговору. Изложенное позволяет заключить, что организованная группа характеризуется высоким уровнем совместной деятельности и выступает как единый (общий) субъект преступной деятельности.

Наконец, самый высокий уровень сплоченности поддерживается в преступном сообществе. Именно поэтому законодатель указал признак сплоченности в качестве основного для его характеристики. В преступном сообществе субъективная ценность получаемых членом сообщества выигрышей превосходит субъективную значимость затрачиваемых усилий. Дополнительные преимущества в виде “престижности” от пребывания в преступном сообществе, усиления собственной значимости также имеют большое значение. Можно сказать, что у членов преступного сообщества полностью меняется психика. Возникает феномен причастности, когда человек ощущает себя частью целого и его сознание сливается с сознанием сообщества.

Групповая преступность – весьма распространенное явление. Из года в год группой (в четырех, предусмотренных ст. 35 УК РФ, формах) совершается значительная часть всех преступлений. Самая опасная ее разновидность - организованная преступность за последние годы вышла на качественно иной уровень, приняла на себя выполнение ряда государственных функций: обеспечение безопасности (так называемые крыши), обеспечение исполнения долговых обязательств (“исполнительное производство”), “арбитраж” и т. п. Обнаруженные тенденции свидетельствуют, что организованная преступность (впрочем, как и вся преступность в целом) имеет социально-экономическую природу. Всплески групповой и организованной преступности в 1999 -2000 годах могут быть объяснены сложившейся в стране обстановкой после системного кризиса 1998 года.

В заключении подводятся основные итоги исследования, формулируются выводы, имеющие, по мнению автора, научное и практическое значение, и конкретные предложения по совершенствованию уголовного законодательства и правоприменительной практики.

Основные положения диссертации опубликованы в следующих работах автора:

Монографии, комментарии, учебные пособия

  1. Проблемы соучастия в преступлении по уголовному праву Российской Федерации: Монография. – М.: ВНИИ МВД РФ, 2005. – 17,3 п.л.
  2. Институт соучастия: системный подход и проблемы квалификации: Монография. - М.: ВНИИ МВД РФ, 2002. - 14,5 п. л.
  3. Системный подход к общей теории соучастия в совершении преступлений: Монография. - М.: Юриспруденция, 2002. - 8,0 п. л.
  4. Комментарий к главе 7 “Соучастие в преступлении” // Комментарий к УК РФ. - М., 2002. -1,0 п. л. (в соавторстве).
  5. Комментарий к главе 7 “Соучастие в преступлении” // Комментарий к УК РФ. - М., 2003. -1,0 п. л. (в соавторстве).
  6. Комментарий к главе 7 “Соучастие в преступлении” // Постатейный научно-практический комментарий к УК РФ. - М., 2004. -1,0 п. л.
  7. Теоретические проблемы института соучастия в преступлении: Учебное пособие.- М.: ВНИИ МВД РФ, 2001.- 3,75 п. л. (в соавторстве).
  8. Проблемы применения и совершенствования законодательства о соучастии в преступлении: Учебное пособие.- М.: ВНИИ МВД РФ, 2001.- 3,4 п. л. (в соавторстве).

Статьи, тезисы выступлений, материалы научных исследований

  1. Системная теория соучастия // Адвокат. 2000. № 12.- 0,7 п. л.
  2. Проблемы обоснования причинной связи в соучастии // Адвокатская практика. 2001. № 1.- 0,4 п. л.
  3. Уголовно-правовая характеристика преступного сообщества // Адвокат. 2001. № 2.- 0,7 п. л.
  4. Проблемы ответственности соучастников преступления // Уголовное право. 2001. № 3.- 0,5 п. л.
  5. Организованная группа: понятие, проблемы квалификации и ответственности // Право и политика. 2001. № 8.- 0,7 п. л.
  6. Ошибки при квалификации содеянного группой лиц по предварительному сговору // Российская юстиция. 2001. № 9.- 0,5 п. л.
  7. Системный подход к общей теории соучастия в преступлении // Право и политика. 2001. № 10.- 0,7 п. л.
  8. Теоретические и практические аспекты применения института соучастия в российском уголовном законодательстве // Вестник Академии предпринимательства при Правительстве г. Москвы. 2002. № 1. - 0,2 п. л.
  9. Эксцесс исполнителя и вопросы ответственности соучастников преступления // Преступное поведение (новые исследования): Сборник научных трудов. - М.: ВНИИ МВД РФ, 2002. - 0,5 п. л.
  10. Объективная сторона преступления, совершенного в соучастии // Уголовное право. 2002. № 2. - 0,5 п. л.
  11. Вопросы посредственного исполнительства при соучастии в преступлении // Адвокатская практика. 2002. № 2.- 0,5 п. л.
  12. Группа лиц и группа лиц по предварительному сговору // Право и политика. 2002. № 2. - 1,0 п. л.
  13. Об ответственности пособника преступления (на примере конкретного уголовного дела) // Адвокат. 2002. № 3. - 0,5 п. л.
  14. Уточнить понятие посредственного исполнителя // Российская юстиция. 2002. № 3. - 0,2 п. л.
  15. Организованная группа, преступное сообщество и легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем // Юридический мир. 2002. № 4. - 0,6 п. л.
  16. Группа лиц по предварительному сговору или организованная группа (на примере конкретного уголовного дела) // Адвокат. 2002. № 4. - 0,3 п. л.
  17. Организатор преступления // Право и политика. 2002. № 4. - 0,7 п. л.
  18. Соучастие создает особые основания уголовной ответственности // Адвокатская практика. 2002. № 5.- 0,7 п. л.
  19. Институт соучастия: исторический экскурс // Российский следователь. 2002. № 5. - 0,8 п. л.
  20. Сбыт или соучастие в приобретении наркотических средств (на примере конкретного уголовного дела) // Адвокат. 2002. № 5. - 0,5 п. л.
  21. Исполнитель преступления // Современное право. 2002. № 6. - 0,8 п. л.
  22. Субъективная сторона преступления, совершенного в соучастии // Сборник ИГ “Юрист”. - М., 2002. - 0,7 п. л.
  23. Совершение преступления преступным сообществом должно стать квалифицирующим признаком // Российская юстиция. 2002. № 8. - 0,2 п. л.
  24. Провокация преступления // Российский следователь. 2002. № 8. - 0,4 п. л.
  25. Объект преступления, совершенного в соучастии // Юридический мир. 2002. № 9. - 0,3 п. л.
  26. Организованные группы и преступные сообщества: вопросы квалификации // Законодательство и экономика. 2002. № 9. - 0,5 п. л.
  27. Незаконный сбыт наркотических средств организованными группами и преступными сообществами // Закон и право. 2002. № 9. - 0,6 п. л.
  28. Субъект преступления, совершенного в соучастии // Современное право. 2002. № 10. - 0,4 п. л.
  29. Пособник преступления // Закон и право. 2002. № 11. - 0,6 п. л.
  30. Подстрекатель преступления // Государство и право. 2002. № 11.- 0,8 п. л.
  31. Квалификация сбыта наркотических средств преступными сообществами // Законность. 2002. № 11. - 0,3 п. л.

40. Психология соучастия // Юридический мир. 2003. № 3. -1,3 п. л.

41. Эксцесс исполнителя // Уголовное право. 2003. № 1. - 0,6 п. л.


1 Под парадигмой следует понимать признанные всеми научные достижения, в течение определенного времени дающие модель постановки проблем и их решений научному сообществу. См.: Кун Т. Структура научных революций. М., 1975. С. 11.

2 См.: Жиряев А.П. О стечении нескольких преступников при одном и том же преступлении. С-Пб., 1850.

3 Ковалёв М.И. Основы криминологии. М., 1970. С.35.

4 См.: Квашис В.Е. Основы виктимологии. М., 1999. С. 4

5 См.: Криминогенная ситуация в России на рубеже ХХI века. / Под общей ред. А. И. Гурова. М.: ВНИИ МВД России, 2000. С. 3.

6 См.: Состояние преступности в России за 2004 год. МВД России. Главный информационный центр. Москва. С.35.

7 См.: Жалинский А. О современном состоянии уголовно-правовой науки // Уголовное право. 2005. № 1. С. 23.

8 См.: Состояние преступности в России за 2003 год. МВД России. Главный информационный центр. Москва. С.19; Состояние преступности в России за 2004 год. МВД России. Главный информационный центр. Москва. С.35.

9 См.: Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX века. Тула, 1997. С. 493.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»