WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

III. Безэквивалентные термины. К безэквивалентным терминоединицам относятся такие, которые обозначают реалии, отсутствующие в лексике другой страны, например: replevisor, writ of assistance; подъемные.

В целом неполная семантическая эквивалентность и безэквивалентность терминов в рассматриваемой сфере вызывается следующими причинами:

- различиями в сочетаемости компонентов аналитических номинаций, например: каузальная сделка – contract with consideration, выездная налоговая проверка – on-site tax verification.

- использованием в сравниваемых языках разных типов номинаций для обозначения одного понятия: доверенность – a power of attorney, отсрочка – a deferral payment (system), assignment – уступка требования.

- отсутствием соответствующей реалии в одном из сравниваемых языков, например: replevisor – истец по иску о возвращении владения движимой вещью, writ of assistance – исполнительный судебный приказ о вводе во владение.

Особый случай представляют собой терминоединицы, соотносимые с одним понятием, но обозначаемые в сравниваемых языках словами с разным объемом и разными типами значения. Так, русскоязычной номинации «коллизионная норма» соответствует в английском языке термин “conflict rule”.

В словообразовательной сфере налоговой терминологии обоих языков действуют две противоположные тенденции. Тенденция к увеличению длины словосочетаний вызывается, на наш взгляд, стремлением к точности выражения понятия. Тенденция к экономии языковых средств проявляется в создании новых терминов-слов.

Одним из продуктивных приемов выявления понятийного содержания и толкования значений терминов является семантико-дефиниционный анализ. С точки зрения лингвистической теории, рассматривающей обозначаемое термином понятие как его значение, именно семантико-дефиниционный анализ является средством, позволяющим репрезентировать понятийное содержание единиц специальной лексики.

Слова и выражения, соотносимые с ситуацией, в которой реализуются правовые характеристики участников, образуют так называемый «фактуальный словарь» [Толковый юридический словарь, 2000]. Принадлежность к фактуальному словарю определяет основные условия к использованию термина: четкое ограничение сферы его применения и точное соотношение слова и отображаемого им объекта действительности. Однако этим признакам никак не соответствуют, прежде всего, базовые юридические термины, в том числе – номинирующие основные фундаментальные правовые понятия, такие как state – государство и штат, law – и право, и закон. В лингвистике, лингвокультурологии и правоведении предлагаются разные способы упорядочения и систематизации терминов. Один из них заключается в изменении и дополнении некоторых статей в специальных терминологических и в толковых словарях, статьи которых посвящены словам, омонимичным терминам. Эти статьи должны постоянно пополняться – с учетом фактора времени и специфики ситуации в сфере налогового права.

При переводе русских терминов, не имеющих полных эквивалентов, на английский язык, широко используется возможность варьирования структуры переводящих терминологических номинаций (слово русского языка слово/словосочетание английского языка) или перефразирование. Однако четких правил здесь не существует.

Укрепление межгосударственных отношений определяет важность и актуальность проблемы унификации терминологии юридического языка. Это подтверждается активизацией экономических связей и необходимостью их одинаковой интерпретации участниками делового общения: представителями бизнеса, профессионалами-правоведами и рядовыми гражданами. Вопрос межъязыковой унификации терминологии неразрывно связан с лингвистической проблемой ее совершенствования путем употребления межъязыковых эквивалентов, стереотипных оборотов и выражений, а также комментариев к законодательным актам в виде развернутых определений безэквивалентных терминов.

Исследование показало, что систематизации терминов налогового права часто препятствует отсутствие четких дефиниций терминологических значений многозначных слов. Так, слово tax в словаре А.С. Хорнби имеет 4 толкования, tariff – 2, понятие взимание налога обозначается в английском языке и как taxation, и как rating. Еще более сложно обстоит дело с таким понятием, как товарный знак, в качестве эквивалента которого выступают термины товарное имя, торговая марка, бренд.

Хотя одним из основных признаков термина в лингвистике признана его однозначность, на практике тексты, содержащие термины налогового права, бывают и неоднозначными; наличие у термина нескольких дефиниций ведет к нечеткости, расплывчатости правого регулирования, порождает недоразумения и ошибки. Приведем пример:

«Непредставление налогоплательщиком в установленный законодательством о налогах и сборах срок налоговой декларации в налоговый орган по месту учета, при отсутствии признаков налогового правонарушения, предусмотренного в п. 2 настоящей статьи, влечет взыскание штрафа в размере 5 процентов суммы налога, подлежащей уплате (доплате) на основе этой декларации, за каждый полный или неполный месяц со дня, установленного для ее представления, но не более 3 процентов указанной суммы и не менее 100 рублей» (Налоговый Кодекс РФ, Ст. 119, С. 317-318).

Этот текст содержит термины уплата и доплата, которые различаются оттенками значения: доплата подразумевает, что какая-то часть причитающейся к выплате суммы уже была предоставлена в налоговый орган; но так как они употреблены в тексте в пояснительной конструкции, это означает, что речь может идти о штрафе за неуплату как всей суммы, так и какой-то ее части. Неясно также, почему не дифференцированы понятия, обозначенные выражением полный и неполный месяц.

В русском языке отсутствуют однословные термины для обозначения таких специальных понятий, как «непредоставление … в установленный законодательством о налогах и сборах срок подачи декларации в налоговый орган», «при отсутствии признаков налогового правонарушения», «суммы, подлежащей уплате (доплате)». Использование развернутых дефиниций вместо однословных терминов обычно значительно перегружает объем высказывания и затрудняет ее восприятие. То же самое явление – нечеткость формулировки из-за отсутствия слова-термина для обозначения специального понятия можно отметить и в формулировке статьи об ответственности свидетеля на английском языке: “The failure to appear or evading appearance without justifiable reasons of a person summoned with regard to a case concerning a tax violation as a witness” (Налоговый Кодекс РФ, Ст. 128, С. 324).

В лингвокультурологии принято рассматривать термины как единицы языка для специальных целей, так и текстов делового стиля в целом в их соотнесенности с реальностью, с «ожиданиями» реципиента [Вопленко, 1976; Грязин, 1986]. Особенности формы и значений терминов, образующих и пополняющих подсистемы налог и tax юридической терминологии в русском и в английском языках, зависят от многих динамических социально-культурных процессов, определяющих формирование государства, развитие экономики и финансов, также влекущих за собой изменение государственного устройства.

Результаты длительной и сложной эволюции, которую претерпело понятие о налогах и сборах как в российском, так и в англоговорящем обществе, подтверждают тезис о неотделимости процессов развития языка и культуры, а в данном конкретном случае – развития государства и системы налогообложения. Англоязычная налоговая терминология имеет следующий этимологический состав:

  1. заимствованные слова, семантические кальки и слова, образованные на основе заимствованных элементов (tax, legislation, budget, customs, bank) 88%;
  2. исконная лексика (right, duty, law, set-off, deal) 12%.

Большинство заимствований (82%) имеют латинские и французские корни. Единичные заимствования пришли из итальянского (bank), арабского (tariff), скандинавских языков (bond). Ассимилированных заимствований из русского языка в обследованном материале не обнаружено.

Этимологический состав налоговой терминологии в русском языке:

  1. заимствования, иноязычные вкрапления, слова, основанные на заимствованных корнях 79 % (акт, орган, юридический, акциз, лицензия);
  2. исконная лексика 21 % (налог, сбор, законодательство).

Около 75 % заимствований составляют термины из латинского и греческого языков (кредит, экономика), около 25 % – заимствования из английского языка (форфейтинг, лизинг, хеджирование), французского языка (финансы, контроль, котировки), немецкого языка (вексель, биржа, штраф), итальянского языка (валюта, инкассация) и др. Основная часть новых терминов, заимствованных в 20-м – 21-м веках, приходит преимущественно из английского языка.

Главная семантическая особенность налоговой терминологии русского языка, отличающая ее от англоязычной, заключается в разнородности ее состава. Она включает два семантически и этимологически различных пласта: сохранившуюся часть лексики старой экономической системы (до начала 90-х годов XX столетия) – термины, выражающие универсальные правовые понятия (орган, кодекс, юрисдикция) и лексику новой экономической формации (факторинг, овердрафт, дефлятор).

Понятие о налогах и сборах как в России, так и в англоговорящих странах претерпело длительную и сложную эволюцию, что еще раз доказывает правильность вывода о «неотделимости процессов развития государства и налогообложения» [Крохина, 2005]. В ходе формирования юридических понятий, к числу которых относится понятие о налоге, происходит отвлечение от всех особенностей отдельных предметов, относящихся к одному классу, и выделяется нечто общее для них. Этот процесс завершается номинацией специального понятия. Формирование понятийного содержания терминов налогообложения происходит на основе осмысления социальной действительности и образования национально-специфичных социальных структур.

Общность в формировании и развитии русскоязычной и англоязычной терминосистем налогового права заключается в общем компоненте базового понятия налога, а различия определяются:

    1. источниками права;
    2. институционализацией понятия о коммуникативной ситуации налогообложения (взимания и уплаты налогов); понятия о статусах участников, об их ролях (о налоговых обязанностях и о налоговом контроле), интенциях, целях и используемых средствах;
    3. общими положениями о праве и дифференциацией понятий права и правонарушения;
    4. разной дифференциацией налогов, по-разному осуществляемой в каждом отдельном государстве;
    5. спецификой формирования налогового режима и его дифференциации.

Межъязыковое сходство терминов-слов и терминосочетаний рассматриваемых систем проявляется в использовании наиболее рекуррентных для каждого языка способов слово- и фразообразования. Большее, по сравнению с русским языком, число заимствований в этой системе английского языка объясняется специфичностью его лексики, формирование которой в течение длительного времени находилось под влиянием нескольких зарубежных источников. Формирование терминологии налогообложения в русском языке исторически осуществлялось, в основном, за счет фонда исконной лексики, но в настоящее время находится под заметным влиянием зарубежных терминологий, прежде всего – англоязычной.

Заимствование иноязычной налоговой терминологии в обоих языках подчиняется, как и в других сферах, как чисто лингвистическому и экстралингвистическому (культурологическому и прагматическому) факторам. В качестве основного – социально-культурного фактора заимствования в русский язык выступают проводимые в России преобразования экономического и правового характера. Значительную роль играют процессы, связанные с ее вхождением в международное экономическое, политическое и правовое поле, в котором английский язык является средством международного общения [М.В. Китайгородская, З.Г. Бернацкая, Л.П. Крысин].

Значения терминов налогового права в русском и английском языках являются абстрактными и зачастую – весьма широкими, что обусловливает их полифункциональность в речи (тексте). Полифункциональность терминов проявляет себя в том, что некоторые из них используются и как единицы научного знания, профессионально-делового общения, т.е. единицы logos’a, и как единицы общего языка, единицы lexis’a [Реформатский, 1968]. При рассмотрении термина со стороны логоса на первый план выдвигается понятие речепроизводства как когнитивного процесса (когниции). При рассмотрении термина со стороны лексиса на первый план выдвигается не только получение знания и его сообщение, но реализация конкретного коммуникативного намерения субъекта речи. Таким образом, термины могут рассматриваться как особого рода прагмонимы – единицы языка, выполняющие функцию реализации коммуникативного намерения: информирования и воздействия.

Сопоставительное исследование функционально-коммуникативных характеристик рассматриваемых терминов показало следующее.

Коммуникативная среда, в которой происходит формирование понятийного содержания и функционирование терминов налогового права – это, главным образом, сфера делового общения, представленная специальными текстами. В научной сфере рассматриваемые термины используются в текстах монографий, диссертаций, статей и докладов. В сфере практической деятельности без них невозможны кодексы, законы, подзаконные акты, постановления, офисная документация и деловая переписка между юридическими и физическими лицами и фискальными органами (в том числе – представителями налоговой службы), освещающая разные вопросы теории права и правового регулирования. Научная и профессионально-деловая среда отличается особым характером речевого поведения субъектов речи [Матвеева, Варнавских, 2002]. Отправители специальных текстов используют терминологию для описания различных прецедентов и событий как с точки зрения правовой догмы и культурной традиции, так и с точки зрения расширяющегося горизонта правовых знаний.

Тематика специальных текстов на английском и русском языках, в которых используется терминология налогового права, охватывает широкий спектр концептов права, начиная с наиболее общих: proof – доказательство, truth – истина, suitor – истец, guilt – вина, law – закон, violation – нарушение, lawyer, jurist – правовед, justice – правосудие, witness – свидетель, ethics – мораль, court – суд, honour – честь, verdict – приговор и кончая наиболее конкретными, например, такими, как assets – активы, divulgence – раскрытие (истины), suretyship – поручительство, recovered – взимаемый, sudsidiary –дочерний, licenced – лицензионный, lawfully – законно, notarially –нотариально.

В текстах по налоговому праву используется пять основных видов терминов:

1) общеупотребительные: legislation (законодательство), act (акт), subject (субъект), rights and duties (права и обязанности) и пр.;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»