WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Практическая значимость исследования. Полученные результаты и выводы могут оказаться полезными в ходе преподавания культурологии, религиоведения, философии культуры и ряда других философских дисциплин; при чтении следующих специальных курсов: «Культурология И.А. Ильина в контексте современных духовно-нравственных исканий», «Философско-культурологические проблемы сопротивления злу силой». и др. Материалы исследования могут быть использованы в осмыслении практики национально-патриотического воспитания, осуществляемого в светских и религиозных образовательных учреждениях, в семье, в средствах массовой информации, в армии и т.д.

Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертации апробированы в научных публикациях общим объемом 5,9 печатных листа, а также изложены в сообщениях и докладах на Международной научно-практической конференции «VI Царскосельские чтения» (2002 г.); на Международной научно-практической конференции «Русская школа: история и современность, ценности и опыт работы» (2005 г.); на Международной научной конференции «X Царскосельские чтения» (2006 г.). Концептуальные положения работы нашли отражение в девяти научных публикациях.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав (по два параграфа в каждой), заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования, оценивается степень разработанности исследуемой проблемы, опреде­ляется цель и формулируются задачи исследования, его методологические основы, раскрывается научная новизна, характеризуется теоретическая и практическая значимость выполненной работы.

Первая глава «Личность И.А. Ильина как философа и его исходные методологические позиции в оценке судеб русской духовной культуры» состоит из двух параграфов и посвящена рассмотрению воззрений И.А. Ильина прежде всего через призму споров о нем его современников как о представителе русского национального религиозного философствования, в контексте характернейшей именно для него и не скрываемой им страстной любви к России, к ее православной вере, к ее духу и народу. Акцентируется внимание на таком методологическом ключе для понимания философско-культурологического наследия И.А. Ильина, как «триада» понятий и ценностей - религия, дух и патриотизм.

В первом параграфе «И.А. Ильин как русский тип ученого-философа» философ оценивается как русский национальный тип ученого-философа, причем без славянофильских или евразийских абсолютизаций, глубоко и всесторонне знавший западную культуру, критиковавший, но вместе с тем и чтивший ее. И.А. Ильин - почвенный русский патриот. Он вобрал в себя дух русской культуры. В особом внимании к внутренней духовно-нравственной культуре личности, к «лествице» возвышения или падения, к становлению человека в человеке как образа Божия», причем становлению в борьбе, в патриотическом подвиге, - проявляется, на наш взгляд, главная черта И.А. Ильина как рус­ского философа, мыслителя, следовавшего великой русской культурной христианско-православной традиции «душевного строительства». И.А. Ильин - национальный характер русского интеллигента, мыслителя. Он близок Иллариону, Сергию Радонежскому, А.С. Пушкину, А.С. Хомя­кову, И.В. Киреевскому, Н.В. Гоголю, Феофану Затворнику, Ф.М. Достоев­скому, у которых сердце, пусть порой зло, но «поет»... В их работах, как и у И.А. Ильина, много мысли, много чувства и молитвенного вдохновенья».

Вместе с тем И.А. Ильин утверждал, что, конечно же, и русский человек должен руководствоваться «единой» общечеловеческой логикой и что призыв к «сердечному созерцанию» не следует толковать как право русского человека на научную недоказательность, безответственность, на субъективный произвол или иное разрушительное безобразие. Наука для русского уче­ного должна стать наукой творческого созерцания - не в отмену логики, а в наполнении ее живой предметностью, не в попрании факта и закона, а в узрении целостного предмета, скрытого за ним. Проблема целостного предметного мышления особо интересовала И.А. Ильина.

Таким образом, если использовать классификацию русских характеров, данную Г.П. Федотовым, И.А. Ильин - это «русский европеец», существенно отличающийся от «интеллигентско-сектантского типа» и от «московского человека». «Русский европеец» универсален, а универсальность - сущностная, глубинная и прекрасная черта русского человека.

Во втором параграфе «Религия, дух и патриотизм главные понятия методологии анализа культуры» анализируются найденная для познания и оценки судеб культуры России и Европы, «триада» понятий: религия, дух и патриотизм. Эти понятия представляли для И.А. Ильина неразрывное единство.

Для И.А. Ильина существование Бога очевидно. По И.А. Ильину, нужно относиться «к миру, как живому символу, живому иероглифу Божию». История не знает культурно-творческого и духовно-великого народа, пребывающего в безбожии. Самые последние дикари имеют свою веру. Впадая в безверие, народы разлагались и гибли. «Понятно, что от совершенства религии зависит и высота национальной культуры».

Дух, по И.А. Ильину, это и вся психика человека, его душа, это и Бог («Бог есть Дух»). Духовен человек постольку, поскольку он: 1) живет внутренним опытом, а не только и не просто внешним, телесно-материальным; 2) умеет отличать нравящееся, приятное, дающее наслаждение, от того, что на самом деле хорошо, объективно-прекрасно, истинно, нравственно, художественно, справедливо, божественно; 3) «различая эти два ряда ценностей, умеет прилепляться к совершенству, предпочитать его, добиваться его, служить ему, беречь его и в случае надобности умирать за него».

Патриотизм как внутреннее духовное качество личности, с точки зрения И.А. Ильина, проходит путь от своей низшей формы к высшей. Первые проблески патриотизма вызываются к жизни нуждой и страхом. Затем вступает в свои права чувство долга, чести и признательности. А на вершине духовного развития появляется патриотизм как любовь к Родине.

Во второй главе «Образ "двух Россий" в культурологии И.А. Ильина», состоящей из двух параграфов, раскрываются представления И.А. Ильина о своеобразии русской дореволюционной и советской духовной культуры.

В первом параграфе «И.А. Ильин о своеобразии русской дореволюционной культуры» показано, что И.А. Ильин, характеризуя «дары Православия» (греческий и славянский языки; культуру сердечного созерцания; верное чувство греха; дар обновляющегося покаяния; дух милосердия, любви всенародного и всечеловеческого братства; дух жертвенности, рыцарственного смирения и терпения; культуру духовной свободы, соединенной с искренностью; волю к миру и справедливости; способность к самообладанию; монастырскую культуру с ее сонмом праведников и летописями, положившими начало русской историографии и русскому национальному самосознанию), обращает особое внимание на обусловленность тысячелетней державной крепости русского государства именно Православием.

Возвышенная духовность дореволюционной России, по И.А. Ильину, несомненна и очевидна. Она олицетворена в лучших качествах русского человека, воспитанных в нем природой, историей его общественной жизни, а также данных ему «от рождения» как представителю отдельного народа. Важнейшие черты характера русского человека - добродушие, незлобивость, отходчивость, терпение, чувство нравственной проблематики собственности, склонность к общинности, вера в своего рода гармонию личного «неплошания» с божественной волей: «делай свое дело как положено и как совесть велит, а там пусть будет так, как будет». И.А. Ильин, как мы установили, не делает акцента ни на соборности, ни на эсхатологии русской ментальности.

Согласно И.А. Ильину, важнейшая тенденция русской дореволюционной культуры - ее патриотическая направленность. Русский патриотизм выстрадан как патриотизм общенациональный, державный, и в значительной степени религиозный.

В диссертационном исследовании раскрывается суть критической позиции И.А. Ильина по отношению к культуре дореволюционной России в аспекте «триады» религии, духа и патриотизма, конкретно-исторические судьбы которой определили «скатывание» России к большевистскому перевороту и к трагическому опыту «строительства коммунизма», созидания новой, «советской культуры». На рубеже XIX - XX вв. бытование религии, духа и патриотизма претерпело такие глубокие и масштабные изменения, что И.А. Ильин выдвинул тезис не только о русском национальном, но и общеевропейском, мировом духовном кризисе.

Не отождествляя религию и церковь, И.А. Ильин видел в деятельности последней элементы «политиканства» и недопустимой некритичности по отношению к власть предержащим. «Старый строй сделал всё, чтобы заморить любовь к Родине в душе подданного».

Как и многие отечественные мыслители, И.А. Ильин отмечает противоречивость русского национального характера, русской души, олицетворяющей духовность России. Примечательно, однако, что в наследии И.А. Ильина противоречивость русской ментальности предстает в существенно ином свете, чем, к примеру, в трудах Н.А. Бердяева или С.А. Аскольдова. У них «русская душа» выстроена фактически в порядке равновесных «тезисов - антитезисов», даже с некоторым креном в негатив, как в воззре­нии С.А. Аскольдова, - от «святости» к «звериности». У И.А. Ильина же в констатации крайностей русского характера четко просматривается любовь к лучшим, мужественно-волевым качествам русских людей, указание на то, что, хотя духовность русского народа, особенно такой ее элемент, как правосознание, оказалась поврежденной к рубежу XX века, ее можно и нужно выправить. Необходимо лишь иное воспитание народа. На дух в человеке следует воздействовать только духом, лучшей культурой. К большевистской революции, по убеждению И.А. Ильина, привело оскудение религиозности, духа и патриотизма как в общероссийском, так и общеевропейском, мировом масштабах. И если западная культура все же справилась с искушениями «пролетарской революции», то России сделать это не удалось.

Во втором параграфе «И.А. Ильин о трагедии культуры в советской России» анализируются и обобщаются воззрения И.А. Ильина на советскую культуру. Последняя, по его мнению, не только ущербна, несмотря на все ее достижения, которые на самом деле во многом мнимы и раздуты в пропагандистских целях, но и, как культура агрессивно безбожная, превозносящая материализм и классовый интернационализм в ущерб общенациональному единению, обрекает социалистический строй, большевистский режим на неизбежный крах, а население России - на перманентный трагизм жизни, сочетаемый с ложно пьянящим движением к «раю на земле». Таким образом, И.А. Ильин приходит к выводу, что советское государство - не Россия. И.А. Ильин вопрошает: есть ли здесь творческий выход из духовного кризиса И как найти его Возможно ли возрождение культуры И как приблизить его начало

Третья глава «И.А. Ильин о грядущей России и актуальность его идей», состоящая из двух параграфов, посвящена видению И.А. Ильиным путей духовного обновления, пересмотра структуры духовной культуры, а также тому, как проекты И.А. Ильина отражены в проблематике современной философско-культурологической мысли и в социокультурных реалиях.

В первом параграфе «И.А. Ильин о пересмотре структуры культуры» анализируется философский проект преодоления российского национального и общеевропейского духовного кризиса, предложенный И.А. Ильиным. Этот проект состоял, во-первых, из образа «нового человека» и, во-вторых, из социокультурных, включая педагогические, средств формирования нового человека.

По И.А. Ильину, новый духовный национальный характер, - несомненно, патриот России. Но это патриот со «зрячей» любовью к Родине, с автономным, не «зомбированным» суждением, в ком высокая культура мышления сочетается со способностью к глубокому сердечному созерцанию. Российский патриот - нормальный, действительный, а не фиктивный субъект права. Будучи таковым, он уважает себя как личность; и уважает гражданина в себе; а потому он умеет уважать и свою государственную власть, не унижая себя и не пресмыкаясь.

В грядущей России, с точки зрения Ильина, должно быть покончено с государственным атеизмом. Само государство (И.А. Ильин не исключал его монархическую форму, но и не настаивал на ней, категорически отвергая вместе с тем идею реставрации) должно стремиться быть государством правды, заботиться о всех своих гражданах, обеспечивать и развивать частную собственность как экономическую основу личностного достоинства человека. Кадры управленцев должны быть, в сущности, новыми, служить народу и не использовать свое служение в корыстных интересах и т.п. Так организованная государственная власть станет великой воспитательницей народа, важнейшим субъектом патриотического воспитания граждан.

Термин «воспитание народа» занимает важное место в понятийном аппарате И.А. Ильина. Речь идет у И.А. Ильина фактически о социальном воспитании, когда все воспитывают всех. Но один из главнейших воспитателей - государство, ибо оно воспитывает граждан духом справедливых законов, положительным примером деятельности чиновников, вовлечением граждан в самоуправление и т.п.

Государство в грядущей России не должно быть теократическим. Оно призвано установить с церковью отношения симфонии, при которых церковь своими средствами участвует в «духовном окормлении» народа.

И.А. Ильин рисует широкую и убедительную панораму того, как формированию нового русского духовного характера будут служить наука, философия, искусство, освобожденные от чрезмерной рационалистичности, материалистической гордыни, от партийно-классовой ограниченности, от космополитических устремлений, от всякого рода пошлости и угождений толпе и массе.

По И.А. Ильину, школа и семья в грядущей России должны усилить внимание и к русскому, и вообще к национальному воспитанию подрастающих поколений, к почвенным традициям, безжалостно разрушенным или деформированным в условиях атеистического классового воспитания.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»