WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Крайне интересную единую адаптационно-регуляторную теорию старения предложил отечественный геронтолог В.В.Фролькис (Фролькис, 1970, 1975). Он определял старость как время сокращения приспособительных возможностей организма. На пути анализа фундаментальных механизмов старения В.В. Фролькису удалось доказать, что наряду с процессами старения существуют и процессы антистарения, или витаукт (от лат. вита – жизнь, ауктум – увеличивать). Процессы витаукта – это механизмы саморегуляции, которые противостоят разрушительным тенденциям и направлены на стабилизацию жизнедеятельности организма и увеличение продолжительности его жизни. Н.Ф. Шахматов рассматривал старение как результат возрастно-деструктивных изменений в высших отделах центральной нервной системы. Он стремился показать, что, хотя старение – это закономерный процесс возрастных изменений в органах и системах, он имеет ярко выраженный индивидуальный характер. Н.Ф. Шахматов стремился показать неразрывную связь биологической и психологической сторон старения.

Таким образом, можно констатировать, что к настоящему времени собрано значительное количество фундаментальных данных о сущ­ности, особенностях и механизмах процессов старения на раз­ных уровнях биологической организации. Однако как отмечают исследователи, действенная полноценная теория он­тогенеза пока еще не создана. Перспективным является подход, обосновываемый Дж. Тернером и Д.Хелмсом которые делят старение на три взаимосвязанных и взаимоперекрывающихся процесса: психологическое старение – как индивид представляет себе свой процесс старения, специфическое ощущение психологической старости, которое обладает как объективными признаками, так и субъективными проявлениями; биологическое старение - биологические изменения организма с возрастом, когда процесс ведет к возрастанию уязвимости организма и высокой вероятности смерти; социальное старение - как индивид связывает старение с жизнью в обществе, и выполнение социальных ролей пожилыми. Этот процесс влечет за собой изменение паттернов поведения и изменения социального статуса.

Психологические аспекты старения получили свою разработку в работах классиков отечественной геронтологии А. А. Богомольца, А. В. Нагорного, чуть позже, в работах Б.Г.Ананьева, М.А.Александровой и др. пожилом возрасте. В главе представлены и проанализированы научные исследования новообразований в периоде старости, смысложизненных ориентации пожилых людей, особенностей познавательной и мотивационно-потребностной сфер человека, характеристики «Я-концепции» пожилого человека. Например, интересные данные были получены в исследовании Н.Ф. Шахматова (Шахматов, 1996). Проведя анализ жизненной позиции пожилых людей, которые считали свое старение удачным, успешным, благоприятным и даже счастливым, ученый пришел к выводу, что можно говорить о становлении новой жизненной позиции в позднем возрасте.

В исследовании О.В. Красновой показано, что одним из механизмов жизненной активности пожилого человека в современной ситуации может стать сосредоточение на интересах узкого социального пространства – собственной семьи (Краснова, 1996). Т.Д. Марцинковская, анализируя особенности психического развития в позднем возрасте, подчеркивает, что на смену прежним механизмам регуляции поведения, таким, как интериоризация, идентификация с окружающими и эмоциональное опосредование, приходят другие – уход в болезнь, привлечение к себе внимания с целью получения привилегии и снисхождения (Марцинковская, 1999). По данным К. Рощака, перечень потребностей в пожилом возрасте во многом тот же самый, что и в предыдущие периоды жизни, однако изменяется структура, иерархия потребностей. Прослеживается выдвижение в центр потребностной сферы пожилого человека потребности в безопасности, в автономии и независимости, а также в проецировании на других своих психических проявлений. В тоже время потребности в творчестве, в любви, в самоактуализации и чувстве общности становятся менее значимыми (Рощак, 1990).

В исследованиях О.Н.Молчановой показано, что, наряду с общим снижением ценности Я и его отдельных аспектов, с возрастом проявляется новая тенденция, названная автором психологическим витауктом. Психологический витаукт – это факторы стабилизации и компенсации Я-концепции в позднем возрасте. (Молчанова, 1999).

Изучению смысложизненных ориентаций посвящено масштабное исследование А.И.Тащевой (Тащева, 2002). Проанализировав возрастную динамику смысложизненных представлений, она пришла к выводу о том, что в пожилом возрасте смысложизненные представления «выступают как рационализация жизненного пути. При невозможности реализовать себя в привычной сфере, например, профессиональной, происходит изменение смысла жизни, которое играет роль компенсации» (Тащева, 2002, с. 106). Интересно, что компенсаторная функция смысла жизни коррелирует с уровнем социальной адаптации личности.

Известно несколько исследований, посвященных типологии пожилых людей и особенностей принятия ими своего возраста (Ф.Гизе, И.С.Кон, Д.А. Бромлей, Л.И. Анцыферова, Авербух и др.).

Широкое распространение и известность в мировой психологической литературе получила классификация, предложенная Д.Б. Бромлей, в которой выделено пять типов приспособления личности к старости: 1.Конструктивная стратегия - (позитивное отношение человека к старости). 2.Отношение зависимости - (пассивность и зависимости от других людей). 3.Оборонительное отношение – (преувеличенная эмоциональная сдержанность). 4.Отношение враждебности к окружающим – (повышенная агрессивность). 5.Отношение враждебности человека к самому себе – (депрессия, пессимизм).

Известный отечественный социолог и психолог И. Кон предлагает выделять социально-психологические типы старости, в зависимости от характера деятельности, которой она заполнена 4 позитивных типа и 2 негативных.

Следует отметить, что психологи преимущественно концентрируют свое внимание на личностной типологии пожилых людей. Так, Л.И. Анцыферова считает, что можно выделить два основных личностных типа пожилых людей по таким критериям как уровень активности, стратегии совладания с трудностями, отношение к миру и себе, удовлетворенность жизнью. (Анцыферова, 1994; 2001).

Проблема типологизации процесса адаптации к старости в окончательном виде еще не решена. Решение этой проблемы и составило основную тему нашего диссертационного исследования. При этом основой теоретической модели старения выступили положения, обоснованные отечественными и зарубежными учеными: развитие представляет процесс перемещение субьекта в плоскости сознания и поведения назад к своему прошлому с последующим возобновлением поступательного движения (Анцыферова, 2004); интегративность как характеристика стадии поздней жизни и как поиск человеком смысла своей жизни, интеграции всех жизненных этапов и обретении целостности своего «Я».

Вторая глава – «Эмпирическое исследование особенностей восприятия старости и взаимосвязи индивидуально-личностных особенностей с жизненными стратегиями адаптации к периоду поздней зрелости» посвящена изложению программы, результатов и интерпретации данных, полученных в ходе конкретно-эмпирического исследования.

В эмпирической части исследования использовалась авторская анкета направленная на выявление значимых, с точки зрения цели и задач данной работы, характеристик человека. Она включала в себя совокупность открытых и закрытых вопросов различной направленности, представляющих собой, по сути, стандартизованное интервью и ряд апробированных и широко используемых психодиагностических методик.

Обследуемую выборку составили работники «Дальзавода» (г. Владивосток) и лица, стоящие на учете в Федеральной службе занятости населения по Приморскому краю: г.Владивостока, г. Находка, г. Артем, г. Лесозаводск. Всего было обследовано 175 чел, в том числе - 117 женщин (67%), и 58 мужчин (33%). Из них на пенсии – 67 чел. (38%) и не находящихся на пенсии - 108 чел. (62%). Средний возраст выборки – 54, 3 года (стандартное отклонение Std.Dev – 12,91). Среди обследуемых безработных было 75 чел. (44 %), а работающих – 100 чел. (56 %).

С целью изучения психосемантического пространства понятия «старость» в обыденном сознании современного россиянина, обследуемым было предложено завершить предложение (по типу методики незаконченных предложений «Старость – это….»). Получены ответы от 175 человек в возрасте от 47 до 75 лет1

.

Проведенный анализ и обработка данных показали, что можно говорить о позитивном (конструктивном) и негативном (деструктивном) отношении к феномену, фиксируемому данным понятием. Эти отношения зафиксированы в четырех шкалах: активность-пассивность; оптимизм-пессимизм; направленность во вне - направленность на себя; саморазвитие - самоугасание. Один полюс шкалы отражает конструктивное, а другой – деструктивное отношение к старости. В целом, можно констатировать, что среди обследуемых преобладает деструктивное отношение к старости.

При исследовании самоидентификации пожилых людей было предложено ответить на методику «Кто Я» (М.Куна, Макпартленда). Критериями оценки стали «личностные свойства» или «социогрупповая идентификация». Было получены ответы от 175 обследуемых. Полученные данные представлены в таблице.

Не ответили

Личностная самоидентификация

Социогрупповая самоидентификация

Л = С

8 человек

(4,6%)

125 человек

(71,43%)

31 человек

(17,7%)

11 человек

(6,29%)

Можно говорить о существенной выраженности у обследуемых личностной идентификации над социогрупповой. При этом доминирующими в социогрупповой идентификации является семья, товарищи и коллеги по работе. В личностной идентификации доминирующими оказались социально-психологические характеристики, нравственные и этические качества, черты характера, особенности мироощущения и индивидуально-личностные свойства.

Для выявления взаимосвязи между типом идентификации с представлениями пожилых людей о старости и их представлениями о жизнедеятельности в послепенсионный период жизни, использовался однофакторный анализ. В результате обработки данных, выявлена только одна значимая корреляционная зависимость (уровень значимости p<0,05), а именно между типом идентификации и пессимистичным представлением о своей послепенсионной жизни (суждение о том, что после пенсии человек будет доживать оставшиеся дни). Учитывая, что коэффициент корреляции отрицательный (r = - 0,23) можно констатировать, что чем чаще пожилые люди, ориентируются на социальноориентированный тип идентификации, тем чаще они рассматривают послепенсионный период своей жизни как доживание последних дней. Подобная зависимость вполне объяснима. Социальноориентированные в своей идентификации люди рассматривают общество в некотором смысле как продолжение себя (или наоборот, что в данном случае не имеет принципиального значения). Подтверждение этому является тот факт, что между представлением о своей послепенсионной жизни как «доживании оставшихся дней» есть значимая положительная корреляционная связь с идентификацией себя с крупными социальными общностями (r = 0,21, p<0,05) и отрицательная значимая корреляционная связь с личностным компонентом идентичности (r = - 0,28, p<0,05).

Значимой характеристикой процесса идентификации является понятие, обосновываемое в данном исследовании как «тип идентификации», под которым понимается системный и обобщенный показатель идентификации человека вычисляемый как итоговое соотношение между собой парциальных показателей личностной и групповой идентификации.

Одна из задач исследования состояла в выявлении стратегий адаптации к старости и ее восприятия пожилыми людьми. С этой целью, в соответствии с теоретической моделью адаптации к старости, изложенной в предыдущей главе, была выделена совокупность эмпирических переменных, в качестве которых выступили ответы на ряд вопросов анкеты. В частности, в качестве таких переменных выступили пять вопросов анкеты: № 13 (В какой мере прожитые Вами годы имели смысл), № 15 (В какой мере Вы испытываете страх перед приближающейся старостью), № 17 (В какой мере поставленные Вами жизненные цели достигнуты на сегодня), № 18 (Насколько Вам удалось реализовать Ваш потенциал как личности к настоящему времени), № 21 (В какой мере вы согласны с утверждением о том, что Вы с уверенностью и спокойствием смотрите в будущее). Каждый из вопросов характеризовал самооценку обследуемым одного из факторов моделирующих жизненный сценарий адаптации к старости. Так, вопрос № 13 характеризовал оценку обследуемым своего пройденного пути и его смысловую значимость; вопрос №15 - уровень неуверенности (страха и тревожности) перед приближающейся старостью; вопрос № 17 – совпадение поставленных и реализованных целей; вопрос № 18 - личностную самоактуализированность; вопрос № 21 - уровень принятия или непринятия естественного хода событий2.

По совокупности всех ответов на указанные вопросы была проведена типологизация обследуемых (разбиение на определенное количество групп) с использованием кластерного анализа (на основе метода k-средних) с разбиением обследуемых на различное количество групп. Была выделена совокупность переменных, входящих во все варианты кластеризации, которые были факторизованы.

Качественный анализ переменных входящих в каждый из факторов позволил следующим образом обозначить выявленными нами факторы: Фактор 1 – фактор самоактуализации; Фактор 2 – фактор физического здоровья; Фактор 3 – фактор самоотношения; Фактор 4 – фактор осмысленности своей жизни в прошлом и будущем; Фактор 5 - фактор тревожности относительно возможности саморазвития; Фактор 6 - фактор удовлетворенности верностью своим принципам; Фактор 7 – фактор активности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что данные факторы составляют эмпирическую модель жизненных сценариев адаптации к старости. Именно они лежат в основе различных вариантов предпочитаемых человеком вариантов адаптации к старости.

О каких же стратегиях адаптации к старости можно говорить С этой целью была проведена кластеризация обследуемых по степени выраженности у них каждого из них 7 факторов выявленных в эмпирической модели. Наиболее оптимальное распределение испытуемых обеспечивало разделение их на пять групп (результаты кластеризации представлены на графике № 1.

График №

Результаты кластеризации типов жизненных сценариев адаптации к старости

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»