WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Неопубликованные архивные источники выявлены и отобраны для исследования в 49 фондах 7 федеральных и региональных архивов: Государственном архиве Российской Федерации; Российском государственном архиве социально-политической истории; Центре документации общественных организаций Свердловской области; Государственном архиве Свердловской области, Государственном архиве Пермской области, Государственном общественно-политическом архиве Пермской области, Нижнетагильском городском историческом архиве; а также в фондах и экспозициях Пермского областного краеведческого музея, Нижнетагильского музея-заповедника.

Все опубликованные и неопубликованные источники можно разделить на несколько групп.

Первую группу составляют нормативные документы органов власти (постановления, письма ВЦИК и ЦИК СССР, ЦК ВКП(б)), нормативные подзаконные акты, уставные документы, в которых отражена информация о содержании и характере политики партийно-государственного руководства страны. К этой же группе относятся материалы съездов и пленумов ЦК ВКП(б), резолюции и решения всесоюзных партийных конференций, съездов Советов. Директивы высших органов государственной власти и правящей партии в большей степени отражали догматизированные представления о реальности, в отличие от сопутствующих им циркуляров, особенно регионального уровня, в которых официальные идеологемы совмещались с реальной оценкой ситуации.

Ко второй группе источников относятся статьи, речи, выступления высших партийных и государственных деятелей на съездах ВКП(б), пленумах ЦК ВКП(б), Всесоюзных съездах ударников, партийных конференциях различного уровня, в которых отражены не только приоритеты внутриполитического развития, но и личностная оценка политическими лидерами методов и путей реализации курса развития страны. Как отмечает С.И. Быкова, к этим документам необходимо применять не традиционный ракурс интерпретации, а «дискурсивный», рассматривая тексты как «письмо власти», имеющее конкретного адресата21.

Третья группа источников представлена делопроизводственной документацией центральных и региональных государственно-административных структур: партийных органов, контрольных комиссий ВКП(б), общественных и профсоюзных организаций, фабрично-заводских комитетов, добровольных обществ, материалы которых позволяют рассмотреть особенности системного взаимодействия органов власти и общественных структур, механизм реализации политического курса в регионе.

Подгруппой делопроизводственной документации являются протоколы и стенограммы совещаний в перечисленных инстанциях, позволяющие выявить отношение регионального руководства к задачам, поставленным центральной властью, изучить механизм адаптации постановлений высших органов власти к местным условиям. Тексты речей присутствовавших на форумах представителей властных структур, непосредственные отклики, выступления в прениях, комментарии самих рядовых участников собраний являются важным источником информации, поскольку выявляют преломление политики властей в сознании людей.

Следующая подгруппа делопроизводственной документации представлена информационно-аналитическими материалами органов ОГПУ, информационных отделов окружных и областных комитетов ВКП(б), РКИ, отчетными и докладными записками общественных и профсоюзных организаций, материалы которых представляют своеобразный мониторинг общественного мнения городского населения Урала, обладающий существенной долей субъективности, что требует применения к их прочтению критического подхода.

Следующая подгруппа представлена учетными материалами, в частности, личными карточками и анкетами членов городских советов, анализ которых посредством применения количественных методов и создания источнико–ориентированной базы данных позволил составить социальный портрет людей, выбиравших активные стратегии взаимодействия с властью.

Четвертая группа источников – материалы статистики – позволяют охарактеризовать различные аспекты экономического и социального состояния государства, динамику участия населения в мобилизационных кампаниях; исследовать социальный состав работников управленческих структур и лиц, активно взаимодействовавших с властью.

Пятой группой источников является периодическая печать: центральные издания («Правда», «Рабочая газета»), региональные издания («Уральский рабочий», «Рабочий», «Пролетарская мысль», «Пролетарий», «Звезда», «Красный Курган», «Красное Прикамье»), заводские многотиражные издания («Красный каталь», «Смычка», «Гудок»), в которых содержится информация об общественных настроениях, взглядах, проявлениях массового сознания, поведении различных слоев населения в контексте проводимой властью политики. В информационной политике руководство страны и региона учитывало установки массового сознания на восприятие готовых оценок происходящих событий, поэтому в определенном ключе интерпретировало факты внешнеполитической ситуации и события внутренней жизни, формируя стереотипные представления о них.

Особый исследовательский интерес представляет шестая группа источников – документы личного происхождения (автобиографии, воспоминания современников событий, письма, жалобы, заявления)22. Специфика источников личного происхождения заключается в том, что они не только описывают реальные ситуации, но и содержат авторское восприятие, субъективную оценку событий, которая во многом обусловлена социальным статусом, уровнем образования, культурно-психологическими особенностями автора источника, а также временем публикации источника, влиянием на его содержание политической конъюнктуры, цензуры или отсутствия таковой.

Специфическим источником являются письма, ходатайства, жалобы и заявления граждан, направляемые в органы исполнительной власти, адресованные лидерам партии и государства. На рубеже 1920-х – 1930-х гг., в условиях отсутствия присущих демократическому обществу форм диалога государства и общества, апелляция «к властям предержащим» при помощи заявлений, петиций, жалоб являлась суррогатным заменителем обратной связи, способом общения с государством и воздействия на власть.

Значительный исследовательский интерес представляет комплекс источников устного народного творчества: частушки, стихотворения, пословицы, песни, отражавшие индивидуальное и коллективное восприятие уральцами мобилизационных кампаний, а также приоритеты массового сознания и мотивы социального поведения.

Отдельный тип источников составляют наглядные материалы, визуализирующие образ эпохи (образцы наглядной агитации (плакаты, листовки, транспаранты), карикатуры, коллекции сюжетных фотографий; портреты ударников труда, почетные грамоты, благодарственные письма), наглядно отражающие приоритеты политики руководства страны, отношение к ней обывателей и лиц, наделенных властными полномочиями. Каждый из перечисленных источников представляет собой знаковую кодограмму, осуществляющую роль транслятора социального и политического опыта, раскодирование которой возможно при условии исследования символики источника как текста.

Методология исследования. На общефилософском уровне в качестве методологической основы исследования нами был выбран диалектический метод познания явлений природы и общества, применяемый с опорой на принцип историзма, который позволяет исследовать механизм взаимодействия власти и общества в развитии и взаимосвязи с конкретно-исторической ситуацией. Условия современного методологического плюрализма создают возможность выбора в качестве методологии конкретно-исторического исследования комплексного междисциплинарного подхода, позволяющего привлекать теоретические идеи и методики других областей научного познания для исследования исторических процессов.

Для изучения многоаспектной темы взаимодействия власти и городского населения Урала в условиях форсированной индустриализации нами преимущественно использовалась модернизационная парадигма, реализуемая через антропологическое измерение, что позволило изучить представления и мотивы человеческого поведения во взаимосвязи со всеми элементами социальной системы и институтами государственного управления, нацеленными на вовлечение все более широких масс населения в мобилизационный процесс.

Исследование представлений, реакций, оценок, моделей поведения человека, включенного во властный дискурс в определенных социально-политических условиях, обуславливает необходимость использования данных исторической и социальной психологии, которые позволяют исследовать механизмы возникновения определенных массовых состояний, алгоритмы принятия и распространения внушенных стереотипов и образцов поведения, а также эволюцию общественного сознания, трансформирующегося в политическом коммуникативном пространстве. Найти инновационный ракурс в рассмотрении механизма взаимодействия власти и общества позволяет использование теорий социальных представлений С. Московичи, конструирования социальной реальности П. Бергера и Т. Лукмана, «социологии господства» М. Вебера23.

Конкретная методика работы включает в себя как общенаучные, так и специально-исторические (историко-генетический, историко-сравнительный, историко-системный, историко-типологический) и междисциплинарные методы. Для реализации поставленных задач нами была создана источнико-ориентированная база данных (ИОБД) «Депутаты», реализованная в СУБД Access 2000, входящей в стандартный набор прикладных программ пакета Microsoft Office. Применение количественных методов при анализе личных карточек депутатов, имеющих анкетную форму, позволило составить коллективный портрет личности, являвшейся в советской политической иерархии связующим элементом между «электоратом» и властной элитой.

Целью работы является реконструкция механизма и форм взаимодействия властных структур и городского населения Урала в условиях мобилизационных кампаний периода «великого перелома».

В соответствии с этой целью были определены следующие задачи:

  1. Выявить способы и средства политико-идеологической легитимизации властных структур и их восприятие городским населением Урала на рубеже 1920-х – 1930-х гг.;
  2. Проанализировать причины и формы интенсификации использования властью мобилизационных механизмов в условиях форсированной индустриализации;
  3. Реконструировать основные модели социального поведения населения городов и заводских поселков Урала в условиях политических и военно-патриотических кампаний конца 1920–начала 1930-х гг.;
  4. Выявить пути и средства мобилизации трудовой активности и стимулирования труда городского населения Урала, занятого в промышленном производстве;
  5. Изучить отношение уральцев к насаждению мобилизационных и состязательных форм организации труда в годы первой пятилетки;
  6. Проанализировать «праздничную политику» властей и особенности ее реализации на Урале в 1928 – 1932 гг.

Научная новизна исследования состоит в постановке проблемы, которая с учетом обозначенных хронологических и территориальных рамок ранее не рассматривалась в исторической науке. В диссертационном исследовании впервые предпринята попытка комплексного изучения процесса формирования и трансформации механизма взаимодействия властных структур и городского населения Урала в условиях мобилизационных кампаний периода «великого перелома». На материалах Урала проанализированы пути и формы мобилизации «человеческого ресурса» в условиях форсированной индустриализации. Впервые поставлена задача исследования социального поведения уральцев в условиях политических, социально-экономических, военно-идеологических кампаний периода первой пятилетки. Изучены региональные особенности реализации политики руководства страны в сфере насаждения новых праздников как способа повышения мобилизационной активности уральцев, изменения нормативно-ценностной системы городского населения. Для исследования этих проблем были использованы не только специально-исторические, но и междисциплинарные методы, применяемые для анализа широкого комплекса источников, в том числе впервые вводимых в научный оборот: личных карточек депутатов городского совета г. Нижний Тагил, информационных материалов региональных органов политического контроля, региональной и заводской прессы, визуальных источников.

Результаты диссертационного исследования апробированы автором на 19 международных, всероссийских и региональных научных конференциях. Результаты исследования излагаются в 24 публикациях объемом 8,1 п.л.

Практическая значимость данной работы заключается в возможности ее использования специалистами для написания разделов, посвященных социальной истории советского общества 1920-х – 1930-х гг., в работах по отечественной истории и истории Урала, при разработке учебных пособий по краеведению, а также при подготовке лекционных, элективных и факультативных курсов по указанным дисциплинам.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 3 глав, заключения, списка источников и литературы, приложений (37 таблиц, 15 диаграмм, 17 единиц иллюстративного материала).

Содержание диссертации

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи исследования, определяются его территориальные и хронологические рамки, раскрывается методологическая основа диссертации, дается анализ степени научной разработанности проблемы, характеризуется источниковая база, отмечена апробация и практическая значимость работы.

Первая глава диссертации – «Формы политической мобилизации населения и поведенческие стратегии уральцев в 1928–1932 гг.» – посвящена анализу основных форм политического взаимодействия власти и общества в условиях реализации курса форсированной индустриализации. Для выполнения поставленных задач модернизации страны, под воздействием объективных обстоятельств (свертывания нэпа, кризиса хлебозаготовок, осложнения дипломатических отношений) и субъективных усилий партийно-государственного руководства в стране инициировался стремительный подъем социальной и общественно-политической активности населения, определяемый нами как политическая мобилизация.

В первом параграфе рассматриваются механизмы и технологии организации базисных кампаний по политической мобилизации населения, составными компонентами которых являлись создание легитимного образа власти и выработка культуры массового «со-участия». Успешность реализации политических кампаний зависела, прежде всего, от качества подготовки и организации мобилизационных мероприятий; степени вовлечения «советского обывателя» в общественно-политические процессы; специфики восприятия власти городским населением.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»