WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |

На правах рукописи

ИЛЬИНЫХ Ирина Викторовна

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ВЛАСТИ И ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА В ХОДЕ МОБИЛИЗАЦИОННЫХ КАМПАНИЙ 1928-1932 ГГ.

Специальность 07.00.02 Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Екатеринбург 2007

Работа выполнена на кафедре истории Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии

Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Поршнева Ольга Сергеевна

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Малышева Светлана Юрьевна

кандидат исторических наук, доцент

Быкова Светлана Ивановна

Ведущая организация:

Уральская академия государственной службы

Защита состоится «____» мая 2007 г. в _____ часов на заседании диссертационного совета Д.004.011.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук по адресу: 620026, г. Екатеринбург, ул.Р. Люксембург, 56.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института истории и археологии УрО РАН

Автореферат разослан «____» __________________ 2007 года

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Е.Т.Артемов

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Проблема взаимодействия власти и общества вызывает повышенный интерес отечественных и зарубежных историков, занимает особое место в идейных исканиях общественности, что обусловлено стремлением людей разобраться в природе и механизме властных отношений, во многом определяющих развитие социально-политических процессов прошлого и настоящего.

Общество на всем протяжении своего развития сохраняло и сохраняет устойчивые стереотипы в восприятии власти, которые наиболее отчетливо проявляются в современных условиях, когда создается новый «имидж» государства, преодолевается идейный кризис, вызванный сменой идеологических ориентиров, происходит трансформация прежней модели взаимодействия власти и общества. Сложившееся в России в определенных социокультурных условиях отношение к властным институтам не только существенно влияет на формирование целостного их восприятия, но и, передаваемое в социальной практике поколений, опосредует социализацию представителей современного общества. Это определяет актуальность исследования повседневных настроений, моделей восприятия власти первыми генерациями «строителей социализма», изучения степени влияния официальной идеологии и политики на выбор ими стратегии поведения, обращения к историческому опыту государственного строительства.

Длительное время проблема взаимодействия власти и общества рассматривалась с точки зрения марксисткой методологии – через призму политико-экономических интересов. Сегодня подобный подход не удовлетворяет исследователей, учитывающих социальные, культурные, ментальные факторы общественного развития. Необходимость изменения ракурса анализа взаимоотношений власти и общества требует исследования механизма социального взаимодействия с позиций современных методологических подходов, предполагающих использование междисциплинарных методов, расширение источниковой базы.

Объект исследования – органы государственной власти, политические, общественные организации и население городов и заводских поселков Урала в конце 1920-х – начале 1930-х гг.

Предмет исследования – мобилизационные механизмы и формы взаимодействия властных структур и городского населения Урала в 1928–1932 гг.

Хронологические рамки исследования ограничены периодом первой пятилетки. Нижняя граница и в советской, и в современной историографии традиционно рассматривается как рубеж в периодизации советской истории и обосновывается свертыванием нэпа и утверждением у власти сталинской группы, начавшей реализацию варианта форсированного развития страны. Верхняя хронологическая граница обусловлена качественной необратимостью произошедших изменений в социально-экономическом и политическом развитии страны, связанных с переходом к модели форсированного развития и вызванных этим трансформаций в системе взаимодействия власти и общества.

В отношении данного периода мы считаем правомерным использование понятия «великий перелом», которое применяется, прежде всего, при исследовании политики коллективизации. Концепция «великого перелома», представляющая собой в современной историографии теоретическое осмысление перехода к модели форсированного развития, позволяет анализировать динамику общественных и хозяйственных изменений в регионе, объясняет ломку социального уклада и трансформацию сознания населения, что определяет возможность ее применения для рассмотрения модернизационных процессов на Урале.

Территориальные рамки исследования соответствуют границам Уральской области, существовавшей с ноября 1923 года по январь 1934 года и изначально включавшей в себя 15 округов и 205 районов1. На рубеже 1920–1930-х гг. в области насчитывалось 29769 населенных пунктов с подчинением 3129 сельским советам, 100 рабочих поселков и 41 город.

Учитывая специфику развития Урала как индустриального региона, качественные и количественные изменения в социальном составе населения, существенную трансформацию трудовой и общественной этики жителей городов, значительные отличия между сознанием и поведением городских и сельских жителей, мы изначально определили социальное поле исследования, ограничив его территориальным пространством городов и заводских поселков Урала, представлявших собой микромодели советского общества.

Степень изученности проблемы. В историографии проблемы взаимодействия власти и общества можно выделить три периода, подразделяемые на отдельные этапы, смена которых обусловлена изменением общественно-политической ситуации и общих условий развития исторической науки. Первый период историографии проблемы – конец 1920-х гг. – середина 1980-х гг. – характеризуется господством марксистско-ленинской методологии в ее изучении. Второй период охватывает вторую половину 1980-х гг. начало 1990-х гг., когда в ситуации кризиса в общественных науках активизируется обсуждение слабых мест доминирующих познавательных моделей, а констатация «критического поворота» в историографии и необходимости радикальной смены исследовательских парадигм превращается в стереотип2. Характерные для этого периода процессы деидеологизация истории, поиск новых концептуальных подходов к переосмыслению советской эпохи осложнялись «методологическим вакуумом», который образовался в результате отказа от единой марксисткой парадигмы3. Третий период разработки проблемы отношений власти и общества составляют опубликованные в середине 1990-х – начале XXI вв. труды по различным аспектам взаимодействия власти и общества, отличающиеся плюрализмом научных оценок, ракурсов рассмотрения выявляемых вопросов, использованием новой источнико-методологической базы.

Первый период исследования проблемы взаимодействия власти и общества начался непосредственно в годы «великого перелома», когда основная масса литературы выполняла пропагандистско-методические функции, что существенно сказывалось на научной ценности работ4. Первые уральские исследования отличались фактографическим характером и были посвящены актуальным для периода форсированной индустриализации проблемам: борьбе с текучестью кадров, укреплению трудовой дисциплины, набору рабочих на новостройки, повышению производительности труда, проблемам трудовой и общественной активности советских людей5.

Со второй половины 1950-х гг. начинается новый этап разработки проблемы в рамках советской историографии. Историки пытались переосмыслить механизм диалога власти и общества на основе традиционного круга источников с позиций марксистско-ленинской методологии. При этом огромный массив научной литературы был посвящен мотивационной основе состязательных форм организации труда6. В рамках уральской историографии появились сборники статей, в которых рассматривались новые аспекты «вечной» «рабочей» темы: вопросы организации массовых кампаний, социалистических соревнований, производственных совещаний 7.

Демократизация политической жизни советского общества с середины 1980-х гг. обусловила начало нового периода в изучении механизма взаимодействия власти и общества. Хотя в конце 1980-х гг. советские историки по-прежнему уделяли приоритетное внимание истории промышленного развития страны и истории рабочего класса, в целом наметилась тенденция к переоценке иерархии исследовательских интересов на основе использования новых источников и методов их обработки8. Так В.А. Козловым и О.В. Хлевнюком впервые была предпринята попытка воссоздать социально-психологический портрет человека 1930-х гг., атмосферу «великого перелома», показать как изменения в мировоззрении людей подготовили почву для проявления трудового героизма периода первых пятилеток9. Особо остро в конце 1980-х гг. Г.А. Бордюговым, Л.А. Гордоном, Э.В. Клоповым обсуждался вопрос об исторических предпосылках выбора сталинского варианта модернизации, характере политической системы рубежа 1920–30-х гг.10

С середины 1990-х гг. в многочисленных дискуссиях и обсуждениях идет интенсивный процесс осмысления природы советской власти, принципов и механизмов взаимодействия властных структур и общества как двух сторон единой системы, практики выработки и принятия политических решений, методах экономической мобилизации населения11. Спорным являлся вопрос о причинах поддержки населением курса форсированной модернизации страны в период «великого перелома», который активно обсуждался на круглых столах, проведенных в 1990-е – начале 2000-х гг.12. В дискуссиях о социальной опоре режима ряд ученых высказывал мнение, что наиболее сильную поддержку власть получала от новой советской элиты, а также «выдвиженцев» – «людей нового поколения», у которых отсутствовали сомнения в правильности выбранного курса. А.А. Слезин, А.Ю. Рожков, В.С. Тяжельникова, В.П. Пашин, Ю.П. Свиреденко, пытаясь определить социальную базу поддержки правящего режима, пристальное внимание уделяют изучению «носителей социалистического импульса», в качестве которых выступала советская молодежь, партийная номенклатура, политически лояльные группы общества13. Значимым шагом в решении вопроса о доминантных моделях поведения советского человека является монография С.В. Ярова, в которой автор раскрывает основные этапы становления и важнейшие лаборатории общественного конформизма в Советской России14.

В настоящее время одной из актуальных тем исследований в рамках рассматриваемой проблематики является социальный и трудовой протест в Советской России. Его изучению посвящены монографические работы, включающие переоценку мифологем о «пассивности» советского общества, раскрытие форм антагонизма рабочего класса и правящего режима15.

Предметом изучения в современной историографии являются мотивация и стимулирование трудовой активности населения, проблемы трансформации трудовой этики, которым посвящены работы С.В. Журавлева, А.К. Соколова, М.Ю. Мухина, В.С. Тяжельниковой, А.М. Маркевича, М. ван дер Линдена, В. Лукассена, выполненные в рамках международного научного проекта «Мотивация труда в России. 1861 – 2000: вознаграждение, побуждение, принуждение»16.

В рамках диссертационной тематики исследовательский интерес представляет монография С.Ю. Малышевой, в которой анализируется праздничная культура первого советского десятилетия как важная составляющая социального конструирования реальности и процесса ресоциализации в ней жителей российской провинции, рассматриваются проблемы восприятия населением Поволжья новой праздничной системы, формирования праздничного метанарратива, механизмов его трансляции и укоренения в массовом сознании17.

В работах современных уральских историков рассматриваются политический, социально-экономический, идеологический механизмы взаимодействия власти и общества в годы «великого перелома»18. Новые теоретико-методологические подходы в исследовании отношения населения Урала к властным институтам и социальной действительности, сознания и поведения людей в условиях форсированных преобразований представлены в работах И.Е. Плотникова, С.П. Постникова, М.А. Фельдмана, С.И. Быковой, Л.Н. Бехтеревой, В.М. Кириллова19.

Таким образом, проблема взаимодействия власти и общества является объектом пристального внимания исследователей, изучающих проблемы функционирования властных структур, формирования феномена советской политической культуры, трансформации образов власти в государственной идеологии и общественном сознании. Однако перечисленные проблемы разрабатываются, главным образом, в общероссийском контексте и хронологически ограничены либо послереволюционным периодом, либо 1930-ми гг., поэтому проблема взаимодействия власти и общества в годы «великого перелома» требует дополнительного изучения с привлечением регионального, в данном случае уральского материала.

Источниковая база исследования представлена опубликованными и неопубликованными документами. К опубликованным документам можно отнести материалы, изданные в тематических сборниках, сборниках нормативно-правовых актов и материалов съездов ВКП (б), пленумов ЦК ВКП(б), статистических справочниках, которые дают наиболее полное представление о конкретных механизмах взаимодействия власти и общества, позволяют проследить динамику властных отношений, выявить особенности властного и низового дискурса20.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»