WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Как правило, литературный текст и языковая система, отображающая авторскую концепцию бытия, самодостаточны. Формальный тезаурус дает довольно полное представление о предметах, признаках или действиях, определяющих для автора окружающий мир, реконструируя как набор отдельных фрагментов динамику мира, в котором ощущал себя автор.

Художественный текст не следует соотносить с личностью писателя. В литературном произведении высказываются либо альтернативные автору фигуры (персонажи), либо речевые маски авторского присутствия в тексте (рассказчики, лирические субъекты), имеющие статус литературных героев. И в автобиографической лирике фигура автора – это не лирический герой, а тот, кто этого говорящего понимает, оценивает.

Литературный текст несет читателю пространственно-временное единство видения мира – кругозор, в рамках которого видится та или иная смена точек зрения, динамика эпизодов. Этот уровень объектной структуры предстает системой хронотопов (от греч. chronos – время и topos – место). Романный хронотоп определяется особенностями изображаемой ситуации, которая включает в себя личность, микросреду и среду, находящиеся в разном отношении друг с другом.

Второй параграф «Русский художественный историзм в произведениях И.И. Лажечникова, А.С. Пушкина, В.В. Вересаева» посвящен проблеме не научного, а именно художественного историзма. В историческом романе, поэме, драме, в которых автор ставит цель достоверно воссоздать человеческую жизнь прошедших времен, он сталкивается с требованиями историзма и сознательно их осуществляет.

В первой четверти 19-го века исторический роман стал в России одним из самых популярных жанров. А.С. Пушкин в 1830 году писал: «В наше время под словом роман разумеем историческую эпоху, развитую в вымышленном повествовании. Вальтер Скотт увлек за собой целую толпу подражателей…»

В России вопрос об исторической правде в художественном произведении был поднят в 1835 году А.С. Пушкиным в связи с публикацией романа «Ледяной дом», написанного И.И. Лажечниковым с использованием документов времен Анны Иоанновны. Стремление к исторической точности в творчестве самого А.С. Пушкина появляется с переходом его к реализму.

Пушкину был чужд метод прямолинейного документализма, цитатный подход к материалу, распространенный в литературных произведениях, имеющих своей задачей историческое изображение. Историзм в его произведениях не научный, а художественный.

Отредактированные письма, мемуары, пересказы слухов и сплетен о поэте – тот документальный (точнее сказать – документально сохраненный) материал, который, кроме исторически выверенных текстов, использовал В.В. Вересаев в работе над книгами о Пушкине и Гоголе. Собирая документы и факты, отвергая надуманное, Вересаев считал, что литературный монтаж документальных свидетельств современников дает яркое представление о «живом Пушкине» и о «живом Гоголе».

Третий параграф «Эволюция документализма в современной европейской драматургии». Как известно, эволюция (от лат. evolutio – «развертывание») – это естественный процесс качественной трансформации (развития или деградации) какой-либо системы, процесс изменения от одного состояния к другому. Анализу исторических и литературных фактов советской драматургии посвящены работы Б. Алперса, А. Кугеля, К. Рудницкого, М. Чудаковой и др.

За последние десятилетия европейская драматургия изменилась в плане авторского понимания документальной первоосновы современной драмы. Если в середине 20-го века документализм в драматургии был связан с художественной переработкой автором пьесы документальных источников, то в наши дни российская «Новая драма» документально отражает самые грубые реалии современной жизни.

Патрис Пави сводит роль драматурга к монтажу действия, структурированию фабулы, семантическим контекстам диалогов героев, формированию текста сквозь мизансцены, актерскую игру.

В наши дни технология создания документальной «verbatim»-пьесы построена на интервью: автор (или группа авторов) опрашивает реальных людей на заданную тему. С диктофонами записывать интервью выходят не только авторы, но и режиссеры, актеры, на репетиции читают не только расшифровки интервью, но и характеристики персонажей.

В четвертом параграфе «Тема тоталитаризма в сборнике «Мюнхенская свобода» и другие пьесы» анализируется документализм сборника немецкоязычной драмы второй половины 20-го века, в который вошли притча Ф. Дюрренматта «Франк Пятый», пьесы Х. Мюллера «Гамлет-машина», «Мюнхенская свобода» М. Шперра, «Магда» Г. Хайденрайх, «Марлени» Т. Дорн, драма для пантомимы «Время, когда мы ничего друг о друге не знали» П. Хандке.

В пьесе «Магда» большая часть реплик Й. Геббельса и его жены Магды основана на текстах их писем, дневников, фрагментов речей и статей Геббельса. В списке действующих лиц пьесы «Магда» соседствуют 47-летний Йозеф Геббельс и 40-летний Геббельс Йозеф. Два лика одного героя – довоенный политик и он же, но дошедший до грани аморальности.

Х. Мюллер в пьесе «Гамлет-машина», несмотря на хрестоматийность и неоднозначность трактовок образа Гамлета, пишет свою историю о Гамлете, в которой лишь несколько фрагментов и образы Гамлета, Офелии, Хор из гроба. Текст Х. Мюллера в опубликованном варианте занимает всего 8 страниц. Гамлет Хайнера Мюллера – не машина, а отражение строк письма шекспировского Гамлета к Офелии в переводе Б. Пастернака: «Твой навеки, драгоценнейшая, пока цела эта машина». Текст Х. Мюллер имеет заведомо незавершенную структуру, автору важны не характеристики героя, а его мысли, идеи.

Третья глава «Нюрнбергский процесс. Традиция освоения темы» посвящена анализу зарубежных и отечественных исторических трудов, литературных произведений, посвященных Нюрнбергскому процессу.

У. Ширер в своей книге не цитирует ни одного советского документа, используя архивные материалы из Германии, США, Великобритании, в то время как книга В. Абаринова посвящена лишь одному из эпизодов Второй мировой войны – «катынскому делу».

Цензура, идеология, политический заказ, довлели над изданными в СССР материалами о процессе. В опубликованных в СССР материалах о Нюрнбергском процессе не упомянут погибший в Нюрнберге заместитель генерального прокурора СССР Николай Зоря. Заметно отличаются английская, американская, французская и советская стенограммы процесса, расходятся в оценках трибунала очевидцы, военные историки и политологи.

В первом советском издании материалов Нюрнбергского процесса (1951-52 гг.), были опубликованы только официальные документы. Во второе издание вошли стенограммы допросов Геринга, Риббентропа, Папена, Кейтеля, Йодля, Шахта, Шпеера, Заукеля, Функа, Розенберга, стенограммы допросов ряда свидетелей.

Первый параграф «Нюрнбергский процесс как историко-литературный факт». Как исторический факт Нюрнбергский процесс нуждается в наши дни в лишенном идеологической цензуры научном изучении. Созданные в СССР и за рубежом литературные произведения о Нюрнбергском процессе разнятся в степени субъективизма авторов, подборе, цитировании и комментировании исторических фактов и документов, с большей части которых в архивах еще не снят гриф секретности.

Дж. Толанд в книге «Последние 100 дней рейха», цитируя воспоминания очевидцев, описывает Ялтинскую конференции, наступление союзников на Рейне, бомбардировку Дрездена и падение Берлина.

У. Ширер в книге «Взлет и падение Третьего рейха» допустил ряд исторических неточностей. Автор пишет, что останки Гитлера не были найдены, но они были обнаружены советскими поисковыми группами, о чем военным историкам стало известно еще в 1945 году. Кроме того, Ширер не цитирует ни одного советского документального источника, используя только документы из архивов Германии, США, Великобритании.

Изданные в Советском Союзе книги А. Полторак и Б. Полевого о Нюрнбергском процессе строго цензурированы и наполнены партийно-советской идеологией, а не научным историзмом.

Во втором параграфе «Вторая мировая война в книге Р. Картье «Тайны войны» анализируется работа автора с документальными источниками, большая часть которых на тот момент была недоступна для массового читателя. Еще в 1946 году по материалам Нюрнбергского процесса французским политическим журналистом Раймондом Картье была написана книга «Тайны войны». В 1948 году эта книга в переводе на русский язык была издана издательством «Посев».

Р. Картье описаны реальные события, действуют реальные исторические персонажи, диалоги и монологи которых выверены по стенограммам выступлений, публикациям в периодической печати. «Тайны войны» представляют собой соединение многочисленных цитат из документов и художественного текста, с помощью которого автор описывает Третий рейх и Адольфа Гитлера. Трагическое, эпизодическое, традиционное – эти временные типы существуют в книге «Тайны войны» в рамках линейного временного сюжета, который на уровне подтекста включает в себя прошлое и настоящее.

Автор считает, что многие факты, содержавшиеся в документах и показаниях свидетелей, не были оглашены в Нюрнберге. Главных обвиняемых в книге Р. Картье всего пятеро: Геринг, Кайтель, Йодль, Редер и Денитц. Свидетелей десятки: фон Бломберг, фон Браухич, фон Рунштедт, Гальдер, Мильх, Паулус, фон Фалькенхорст, фон Фалькенхаузен, Гудериан, Варлимонт и другие.

Р. Картье ведет свой рассказ не только о Нюрнбергском процессе, но и о Второй мировой войне, причем, в хронологическом порядке. Это, в своем роде, история войны в изложении ее антигероев. «Я изучал материалы Нюрнберга в течение нескольких месяцев, – пишет он в предисловии. – Я не даю ни оценок, ни заключений. За некоторыми исключениями, рассказ мой ограничен военными событиями. Он основан только на документах и на показаниях. Я старался как можно меньше говорить от себя…»

Личность Гитлера была для автора книги одной из главных тайн войны. Невозможно понять ход событий, пока не изучены их центральные фигуры.

В наши дни не уменьшается интерес к истории Второй мировой войны, истории Третьего рейха, личности А. Гитлера и причин возникновения фашизма. Пьер Ассулин в статье «Библиотека Адольфа Гитлера», опубликованной 5 января 2009 года во Франции газетой «Монд», анализирует литературный вкус Гитлера-читателя. Что же обнаружено им на полках личной библиотеки Гитлера «Дон Кихот», «Приключения Робинзона Крузо», «Хижина дяди Тома», Путешествия Гулливера», «Библия», «Переписка Фридриха Великого», книги по спиритизму и оккультизму, монография о Нострадамусе, книга вегетарианской французской кухни: «Don Quichotte (dans une dition illustre par Gustave Dor), Robinson Cruso, La case de l’oncle Tom, les Voyages de Gulliver, la Bible, la Correspondance de Frdric le Grand, une Histoire de la marine allemande durant la premire guerre mondiale, une analyse du Parsifal de Wagner datant de 1913, une Histoire de la Swastika (1921), Les morts sont vivants et autres ouvrages de spiritisme et d’occultisme achets par Hitler au dbut des annes 20, une monographie sur Nostradamus, Le Juif international de Henry Ford, un livre de cuisine franaise vgtarienne…»

Литература играет в жизни современного общества далеко не последнюю роль. В наши дни художественно-документальная литература стала одним из основных инструментов в борьбе за историческую правду как в Германии, как в Европе, так и в мире в целом.

В третьем параграфе «Работа писателя с архивными материалами» на примере ряда зарубежных документальных источников рассматривается методология работы автора художественно-документального произведения с аутентичными историческими текстами. В наши дни не все документы Нюрнбергского процесса, хранящиеся в военных и исторических архивах Германии, Великобритании, Франции, США, доступны массовому читателю. Не всегда перевод документа соответствует его аутентичности. Не всегда у литератора и издателя есть возможность привести цитату из документа без перевода и сокращения.

В 1991 году во Франции в Фонде государственного комитета по делам ветеранов историком Сержем Кларсфельдом были обнаружены документы, относящиеся ко Второй мировой войне и сокрытые во избежание использования в доказательство соучастия французской администрации в уничтожении евреев.

Г. Вайнберг, X. Тревор-Ропер, Э. Йеккель, А. Кун считают, что намерение Гитлера напасть на СССР следовало из «восточной программы» 1933 г ода, что соответствовало его взглядам, изложенным в 1924 году в «Майн кампф». Аргументы сторонников версии превентивной войны заимствованы из книг Э. Топича, И. Хоффмана и бывшего советского разведчика В. Резуна, писавшего литературные произведения и статьи под псевдонимом В. Суворов.

В четвертом параграфе «Документ в романе-хронике «Нюрнберг, скамья подсудимых» рассматривается проблема художественной переработки документально подтвержденных исторических фактов автором данного исследования при написании им романа-хроники.

Подлинные тексты Гитлера, Гесса, Геринга, Геббельса, Паулюса, подробности их биографий, нюансы личной жизни соседствуют на страницах книги с официальной советской историографией, версиями событий, портретными зарисовками лидеров Третьего Рейха, советского руководства, защиты и обвинения на процессе. Ряд использованных автором фотокопий документов и фотографии из архивов Германии, США, РФ содержится в Приложении к диссертационному исследованию.

Заключение содержит выводы, основанные на результатах проведенного исследования. Художественно-документальное произведение представляет собой не механическое соединение документа и художественного письма, реальность в нем выражена в подлинности первоисточников и характерной для «вымышленной» литературы типизации, возводящей частное до общего, а жизненная основа приобретает эстетическое отражение в художественной переработке фактов.

Документальность в художественно-документальном произведении такова, что, либо документ трансформирован в произведение искусства, когда факт служит основой изображения, но пересоздается по законам художественного творчества, либо рассказ основан на факте (документе), а не на его творческой интерпретации. Документ выполняет роль первоисточника. Приобретая несвойственное ему изначально эстетическое значение, документ служит художественной деталью в характеристике обстановки и персонажей, играя роль сюжетной основы литературного произведения.

Взгляд на историю определяет отношение автора к изображаемому им прошлому. Автор художественно-документального произведения должен обладать «историческим воображением», историческим способом видения, что во многом достигается работой с источниками.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»