WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

В-третьих, преобладающее большинство слабопрофилированных сосудов (тип 3) происходит с памятников Приамурья. В Приморье они найдены только на Глазовке-городище. Сосуды типа 3 были разделены на 2 варианта. Вариант 1 отмечен только на пос. Амурский Санаторий и Желтый Яр, вариант 2 – на всех остальных памятниках Приамурья и на Глазовке-городище в Приморье. Большая часть сосудов варианта 1 орнаментирована вафельным и шнуровым орнаментами, не встреченными у сосудов варианта 2. В способе соединения шейки и тулова, наличию вафельного и шнурового орнамента у изделий варианта 1 можно усмотреть преемственность с гончарством урильской культуры раннего железного века Приамурья. По-видимому, вариант 1 более древний, чем вариант 2. Если рассматривать эволюцию сосудов типа 3 в виде перехода от варианта 1 к варианту 2, то можно определить относительную хронологию польцевских памятников Приамурья в виде следующей последовательности: Желтый Яр, Амурский Санаторий Польце I. С другой стороны, вафельный орнамент получил широкое распространение на территории Приморья, следовательно, мы можем говорить о наличии преемственности между пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий, с одной стороны, и памятниками польцевской культуры Приморья, с другой.

В-четвертых, горшки с отогнутым наружу горлом (тип 5) на Польце I не выявлены, но они составляют более 10% от всего керамического комплекса пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий. На польцевских памятниках Приморья этот тип сосудов был самым распространенным – 30–50% от общего числа керамического материала. Орнаментация этих сосудов в целом одинаковая: венчик большинства сосудов украшен налепным валиком и пальцевыми оттисками, прочерченными линиями, тулово – вафельными и пальцевыми оттисками. По сосудам данного типа также можно проследить эволюцию польцевских памятников: от пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий к памятникам Приморья.

В-пятых, миски/крышки (тип 7) представлены на многих памятниках Приамурья, а в Приморье – только на Глазовке-городище. Сосуды этого типа, также как и сосуды типа 1 (с округлым туловом), демонстрируют преемственность между памятниками Приамурья и северного Приморья, и отсутствие ее с памятниками южного Приморья.

Таким образом, можно предположить, что польцевская культура зародилась в Приамурье и эволюционировала по линии Желтый Яр Амурский Санаторий Польце I. Пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий демонстрируют более тесную связь с польцевскими памятниками Приморья, чем пос. Польце I.

По полевым шпатам в составе формовочных масс керамика пос. Желтый Яр, Польце I и Глазовки-городища сходна, а изделия пос. Амурский Санаторий отличаются от первых. Таким образом, результаты естественно-научных анализов состава керамики польцевских памятников в целом не противоречат данным по их морфологии и орнаментации.

4. 2. Хронология памятников польцевской культуры

4.2.1. Абсолютная хронология памятников польцевской культуры по данным радиоуглеродного датирования. На польцевских памятниках Приамурья и Приморья было получено 32 абсолютные даты. Из них 17 дат - на пос. Булочка в период с 2002 г.

Для памятников Приамурья имеется 6 абсолютных дат. Одна из них, с пос. Польце I, относится к X–VIII вв. до н.э., две другие – к VII–III вв. до н.э. Две даты с Тахты приходятся на V–III вв. до н.э., дата с Сикачи-Аляна – VII в. до н.э. По двум совпадающим датам пос. Польце I можно датировать VII–III вв. до н.э. Абсолютные даты согласуются с трёхстадиальной относительной хронологией польцевской культуры, предложенной А. П. Деревянко.

На польцевских памятниках Приморья было получено 26 абсолютных дат: 3 - на Глазовке-городище, 1 - на Сенькиной Шапке, 1 - на Малой подушечке, 21 - на Булочке. Даты с Глазовки-городища относятся к VI–I вв. до н.э., в основном – к IV–III вв. до н.э. Автор работ на Глазовке-городище датирует памятник IV–III вв. до н.э. Дата с Сенькиной Шапки относится к рубежу эр – IV в., с Малой Подушечки – ко II–IV вв.

Даты, полученные по образцам угля из раскопок на Булочке в 1970 г., после их калибровки, показали следующие временные промежутки: 150 г. до н.э. – 20 г. н.э.; 100 г. до н.э.–70 г. н.э.; 120–250 гг. н.э.; 350–610 гг. н.э. Видно, что расхождение между датами очень велико, они укладываются в период II в. до н.э.–VII в. Даты, полученные на Булочке после 2002 г., также демонстрируют значительные расхождения: жил. 1 относится ко II в. до н.э.–IV в. н.э. 4 жил. 3 – к I–IV вв. н.э. 4 жил. 5 – ко II в. до н.э. – III в. н.э. 4 жил. 7 – к IV в. до н.э. – VII в. н.э.; жил. 11 – к V в. до н.э. – V в. н.э.; жил. 15-а – к III в. до н.э. – VI в. н.э.; жил. 16 – к V–VII вв. н.э.; жил. 18 – к III в. до н.э. – I в. н.э.; жил. 21 – к VIII–V вв. до н.э.

Таким образом, памятники польцевской культуры Приамурья датируется VII–III вв. до н.э. Памятники северного и центрального Приморья по материалам, полученным на Глазовке-городище, можно отнести к IV–III вв. до н.э. В южном Приморье памятники польцевского облика появляются в конце III–II вв. до н.э. и существуют как минимум до IV в.

4.2.2. Относительная хронология памятников польцевской культуры по аналогам с памятников сопредельных территорий. Следует обратить внимание на два момента: на взаимосвязь памятников желтояровского и польцевского этапов и на датировку пос. Польце I. В предыдущей части работы были выделены морфологические и технико-декоративные особенности керамики польцевской культуры, которые дают информацию о хронологии польцевских памятников. Это - форма венчиков у сосудов с блюдовидным венчиком, способ соединения венчика и тулова у слабопрофилированных сосудов, наличие/отсутствие в керамическом комплексе конкретного памятника горшковидных сосудов с отогнутым наружу горлом, сосудов с вафельным и шнуровым орнаментом и т.д.

Примечательно, что сосуды с блюдовидно отогнутым венчиком варианта 2, внешний бортик венчика которых ровный или скошен наружу, оформлен в виде уступа и орнаментирован рядами параллельных желобков, представлены на пос. Желтый Яр, а на пос. Амурский Санаторий и Польце I отсутствуют. Такие сосуды есть также на памятнике Кочковатка II. Кроме того, одной из преобладающих форм орнамента у таких сосудов являются пальцевые оттиски. Этот орнамент характерен для керамики урильской культуры и, по-видимому, восходит к урильской орнаментальной традиции. Исходя из этого, можно предположить, что развитие сосудов с блюдовидно отогнутым венчиком шло от 2 к 1 варианту. Таким образом, относительная хронология памятников по этому параметру выглядит следующим образом: Кочковатка II Желтый Яр Амурский Санаторий, Польце I.

Для слабопрофилированных сосудов варианта 1 характерно ступенчатое соединение венчика и тулова и наличие вафельного и шнурового орнаментов, т.е. им присущи урильские черты. Слабопрофилированные сосуды варианта 1 присутствуют только на пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий, а на пос. Польце I отсутствуют. Исходя из этого, можно предположить, что вариант 1 более архаичен, по сравнению с вариантом 2. Здесь следует также отметить, что на пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий представлены слабопрофилированные сосуды вариантов 1 и 2. При более подробном рассмотрении этих сосудов можно установить, что доля слабопрофилированных сосудов варианта 2 в керамическом комплексе пос. Амурский Санаторий выше, чем на пос. Желтый Яр, а в их орнаменте здесь высок процент прочерченных линий и оттисков гребенчатого штампа. Это сближает пос. Амурский Санаторий с пос. Польце I. Таким образом, относительная хронология польцевских памятников по сосудам слабопрофилированных сосудов выглядит следующим образом: Желтый Яр Амурский Санаторий Польце I.

Горшковидные сосуды с отогнутым наружу горлом на пос. Польце I не выявлены, а на пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий их доля превышает 10%. На горловинах этих сосудов преобладает орнамент в виде волнистого валика и пальцевых оттисков, встречаются также прочерченные линии. Тулово большей части сосудов орнаментировано вафельными или пальцевыми оттисками. Эти особенности также отражают архаичность данной формы керамических изделий и позволяют отнести пос. Желтый Яр и Амурский Санаторий к более раннему, чем пос. Польце I, времени. Кроме того, по всей видимости, горшки с отогнутым наружу горлом появляются сначала в Приамурье, а оттуда распространяются и на территории Приморья. Здесь мы выходим на относительную хронологию не только приамурских памятников, но и приморских: Желтый Яр, Амурский Санаторий памятники польцевской культуры Приморья.

Вафельный орнамент не встречен у сосудов пос. Польце I, II, но представлен на керамике памятников Кочковатка II, Рыбное Озеро II, Желтый Яр и Амурский Санаторий.

Памятники Кочковатка II и Рыбное Озеро II содержат много урильских черт и относятся к самому раннему этапу польцевской культуры в Приамурье. Судя по морфологическим особенностям и орнаментации керамики, они, возможно, могут быть даже более ранними, чем пос. Желтый Яр. В материалах пос. Польце II заметно сходство с пос. Польце I, поэтому оба памятника можно отнести к одной группе.

Исходя из всего сказанного выше, относительная хронология памятников польцевской культуры, на наш взгляд, может быть представлена в виде последовательности: Кочковатка II, Рыбное Озеро II Желтый Яр Амурский Санаторий Польце I, II.

Что касается датировки пос. Польце I, то из трех полученных абсолютных дат, одна относится к X–VIII вв. до н.э., две другие – к VI–III вв. до н.э. С одной стороны, А. П. Деревянко отнес пос. Польце I ко второму, польцевскому этапу, культуры, который датируется IV в. до н.э.– I в н.э. С другой, железные кельты и сосуд с ручкой с этого поселения находят аналогии на территории Китая. По ним этот памятник датирован японским исследователем Онуки Сидзуо рубежом эр. Вопрос о датировке пос. Польце I можно прояснить, опираясь на аналогичные находки сосудов с ручками, происходящие из недавних раскопок памятников культуры гунтулин и фэнлинь на территории Китая. Сосуд с ручкой с пос. Польце I сходен с изделиями первого этапа культуры гунтулин. Если принять во внимание то обстоятельство, что первый этап культуры гунтулин датируется II в. до н.э. – рубежом эр и предшествует комплексам типа ваньяньхэ, то и пос. Польце I можно отнести, как минимум, ко II в. до н.э.– рубежу эр, или даже к более раннему времени.

Керамический комплекс Глазовка-городище включает 14 целых сосудов. По параметрам сосуды пос. Глазовка-городище демонстрируют большую близость с такими памятниками Приамурья, как Желтый Яр и Амурский Санаторий, нежели, с пос. Польце I.

Керамический материал памятников южного Приморья незначителен, поэтому использовать его для построения морфологической типологии или типологии орнамента достаточно сложно. Исключением является лишь пос. Булочка. Сосуды с блюдовидно отогнутым венчиком и с отогнутым наружу горлом выявлены практически на всех памятниках в южном Приморье. Изделия этого типа с Глазовки-городища и с Синих Скал отличаются только по размерам, поэтому есть все основания предполагать, что оба памятника относятся практически к одному и тому же времени. Аналогичные им фрагменты венечных частей сосудов присутствуют на Булочке, Ауровском городище и т.д., т. е. можно говорить об отсутствии большой разницы в датировке между памятниками южного Приморья в целом. Однако выявлены существенные различия в продолжительности функционирования отдельных памятников этого региона. Во всяком случае, на Сопке Булочке присутствуют также и другие формы сосудов с блюдовидно отогнутым венчиком и достаточно поздние формы горшков с отогнутым наружу горлом, на основании чего можно допустить, что поселение функционировало в течение продолжительного времени. Кроме того, горшки с отогнутым наружу горлом Новогордеевского городища по своей форме, орнаментации и технологическим особенностям в целом аналогичны найденным на Булочке. Возможно, что это поселение существовало дольше всех известных в южном Приморье польцевских памятников.

4.3. Происхождение и трансформация польцевской культуры Приморья (по данным сравнения с польцевской культурой Приамурья). Как уже говорилось выше, керамика таких памятников польцевской культуры, как Кочковатка II и Рыбное Озеро II имеет переходный облик от урильской к польцевской. Достаточно много урильских черт присутствует также на керамике пос. Желтый Яр. Керамика пос. Амурский Санаторий еще сохраняет единичные черты урильской культуры (напр., блюдовидно отогнутый венчик и вафельный орнамент), а на керамике пос. Польце 1 – они не фиксируются. Пос. Польце 1 можно назвать типичным памятником польцевской культуры на Амуре.

В Приамурье с появлением польцевских памятников типа Польце I (Польце II и Най I), памятники типа Амурского Санатория исчезают. Пос. Польце I по радиоуглеродным датам и аналогиям с культурой гунтулин датируется как минимум II в до н.э., следовательно, пос. Амурский Санаторий, материалы которого имеют более архаичный облик, можно удревнить до III в. до н.э.

А.П. Окладников связал происхождение памятников польцевского облика Приморья с польцевской культурой Приамурья и выдвинул гипотезу о переселении носителей польцевской культуры Приамурья на территорию южного Приморья. А.П. Деревянко считает, что передвижение польцевского населения из Приамурья в Приморье и на Японские острова шло в IV–III вв. до н.э.

С.А. Коломиец утверждает, что по керамическим материалам между памятниками Приамурья и Приморья существуют значительные различия, и выводит происхождение памятников польцевского типа в Приморье из урильской культуры Приамурья. Однако переселение польцевцев на территорию Приморья он датировал также IV–III вв. до н.э., взяв за основу результаты абсолютного датирования материалов памятника Глазовка-городище.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»