WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Теоретическая и практическая значимость исследования. Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в процессе специального и общетеоретического изучения истории философии, проблем онтологии и теории познания, при разработке методологических проблем. Данное исследование способно стимулировать работу по изучению концептов философии языка, философии культуры, истории русской философии, эстетики. Материал диссертации может быть использован в курсе истории русской философии для проведения лекционных и семинарских занятий со студентами, в преподавании общего историко-философского курса, культурологии, а также для составления программ и учебно-методических пособий по истории отечественной культуры и философии.

Апробация работы. Основные идеи диссертационного исследования отражены в публикациях и выступлениях на межвузовских конференциях 2006 и 2008 годов в г. Санкт-Петербурге и изданиях Мурманского государственного технического университета 2007 и 2008 годов, а также Саратовского и Нижегородского государственных университетов 2006, 2007 годов.

Материалы диссертации легли в основу четырех публикаций автора и подготовки и проведения лекционных занятий со студентами Мурманского государственного технического университета по курсам «История русской философии» и «Философия».

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, десяти параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность работы, показывается степень разработанности темы, устанавливаются цель, задачи, методология исследования и указывается новизна, теоретическая и практическая значимость результатов исследования, апробация и структура работы.

В первой главе «Язык как динамическая система» раскрывается понимание А.А. Потебней языка как целостной и динамически развивающейся исторической знаковой системы.

В первом параграфе - «Значение структуры слова как знака и системы языка для процесса познания» - исследуется понимание А.А. Потебней внутренней структуры языка и слова, как минимальной языковой единицы, рассматриваемой мыслителем как единство знака и значения, знака и смысла.14

Свою лингвистическую концепцию А.А. Потебня строит на восприятии языка как системы знаков, созданную на основе интерсубъективного взаимодействия, по сути своей имеющей социальный характер. Слово – инструмент общения, феномен социальный и исторический, продукт человеческой деятельности, обусловленный соответствующим типом общества и культуры. Язык не только сохраняет культурное наследие общества, но и позволяет реконструировать основополагающие принципы культуры и видение мира. А.А. Потебня вводит понятие о «ближайшем» и «дальнейшем» значениях слова, тем самым доказывая, что личность, как носитель языка, ответственна за наполнение слова новым смыслом и, вместе с тем, за сохранность культурного наследия прошлого.

Исторический характер слова у А.А. Потебни фиксируется в исключительно важном концепте его философской системы – в понятии внутренней формы. Слово, согласно его учения, состоит из трех компонентов: внешней формы или фонетического облика слова, значения или того денотата, который обозначается словом, и внутренней формы или психологически наглядного, образного представления объекта, обозначаемого словом, в тех его аспектах, которые оказали на человека наиболее сильное эмоциональное воздействие.

В сопоставлении с философскими концепциями американского философа и логика У. Куайна, основателя философии прагматизма Ч. Пирса и итальянского философа У. Эко диссертант выявляет специфику философских взглядов А.А. Потебни на феномен языка. Несмотря на схожесть взглядов ученых на проблему соотношения знака и значения в слове, для русского мыслителя все же важен не знак сам по себе, а его значение или то, что означается этим знаком. И вместе с тем, если, например, для Ч. Пирса роль субъекта определяется прагматически, то есть интересами самого субъекта, то для А.А. Потебни смысл знака носит традиционный характер, - соотносясь не только с субъектом, но и с обществом и несет, таким образом, в историческом контексте «биографическую» нагрузку. Поэтому, применительно к концепции мыслителя можно говорить о своего рода «языковой генетике», рассматривающей язык как органический феномен, пребывающий в постоянном динамическом развитии.

Во втором параграфе - «Язык как развивающаяся система и социокультурный феномен» - диссертант рассматривает исследование А.А. Потебней процессов развития языка, где он предстает как эволюционирующая система, в которой процессы развития направлены от конкретного и предметного в сторону все большей абстракции. Автором выявляется взаимосвязь языка, как исторического феномена с народом, пользующимся этим языком и с культурой, в силу чего становится возможным ее эволюция, то есть усложнение и обогащение культурных форм и конструкций.

У А.А. Потебни язык всегда носит отпечаток культуры и истории нации, с определяющим значением языковых практик как среды формирования и развития личности. На этом основании диссертант делает вывод и о возможности восстановления психологии человека, познания специфики не только его мышления, в узком смысле слова, но и эмоциональной и волитивной сфер, а это, в свою очередь, дает возможность понять в каком физическом и социальном мире жил человек, как развивалось общество, в котором он существовал и культура, к которой он принадлежал.

В третьем параграфе - «Язык и логика» - исследуются воззрения А.А. Потебни на соотношение грамматических и логических категорий с безусловным постулированием первичности языка. А.А. Потебня критикует К. Беккера за отождествление языка и логики, непреложно считавшего, в строгом соответствии с укорененными в языкознании ХIХ века взглядами, язык лишь надстройкой над логическими категориями. У русского мыслителя ход развития языкового феномена представляется в совершенно ином свете - сначала возникает язык и лишь затем и, главное, вследствие этого, формируется мышление; без языка, не было бы и логики.

Выводы А.А. Потебни о независимости друг от друга языковых и логических конструкций обуславливается тем, что: «Логическая и грамматическая правильность совершенно различны, так как последняя возможна и без первой, и наоборот, грамматически неправильное выражение, насколько оно понятно, может быть правильно в логическом отношении».15 Причиной тому – радикальное отличие логических и грамматических категорий, подтвержденное диссертантом с привлечением клинического материала фрейдовского психоанализа.

В языковой концепции А.А. Потебни в однозначной форме сделан вывод о том, что только реальные речевые практики, а не логические категории могут выступать средой формирования и саморазвития человеческой личности даже в условиях ее полного вынужденного уединения.

Вторая глава «Язык и мышление» – посвящена анализу взаимосвязи языковых и психологических аспектов человеческой личности.

В первом параграфе - «Исторический и этноспецифический характер языка и мышления» - выявляются закономерности эволюционного развития человеческого мышления, усложнение его форм и конструкций, как следствие языковой эволюции. Мышление исторично у А.А. Потебни в силу историчности языка, но история всегда связана с конкретным народом, значит язык носит этноспецифический характер и, поэтому, таким же характером наделено и мышление.

У А.А. Потебни само познание происходит в формах, которые зависят от форм языка, так что с изменением грамматических категорий должны меняться и формы мышления.16 Эти мысли предвосхитили многие воззрения современной западной философии, например, гипотезу о «лингвистической относительности» Э. Сепира и Б. Уорфа, в соответствии с которой уже имманентно в любом языке присутствует определенная картина мира, определенная «метафизика».

Язык у А.А. Потебни предстает как не просто саморазвивающаяся, но и замкнутая система, операции в которой детерминированы не экстралингвистическими факторами, а собственными предшествующими операциям самой же системы (так называемая оперативная замкнутость). В этой части воззрения А.А. Потебни созвучны взглядам Г. Штейнталя и Н. А. Бодуэна де Куртенэ.

Автором анализируются вынашиваемые философскими кругами второй половины XIX века полемические идеи о «падении языковых форм», напрочь отвергаемые А.А. Потебней: «В живых языках разрушение старого есть вместе создание нового. Не говоря уже о беспрерывном изменении лексического содержания, создание новых грамматических функций продолжается до нашего времени, ничем не предвещая оскудения творчества».17 Здесь во многом видно знаменательное сходство с языковой концепцией «позднего» Л. Витгенштейна относительно его понятий о «семейных сходствах» и «синхронных языковых срезах», поскольку и в потебнианском понимании языковая традиция - есть система привычных, общепринятых коммуникативных практик.

Во втором параграфе - «Учение В. Гумбольдта и его роль в формировании философии языка А. А. Потебни» - выявляются, важнейшие концепты языковой философии В. Гумбольдта, формирующие идеи А.А. Потебни о «народном духе» и языке, как его выразителе, природе человека и его положении в обществе, - словом, проблематика философской антропологии с конституирующей гумбольдтовской идеей о неразрывности природного и духовного начала в человеке. У немецкого классика мысль о связи языка с «народным духом» – точнее, о языке, как воплощении «народного духа», лишь частично отражающего органицизм К. Беккера и А. Шлейхера (переработанный позже А.А. Потебней в понятие «психологии народа»), представляет собой не просто существенно важный элемент его языковой концепции, но элемент, тесно связанный с его общефилософскими интересами.

«Народный дух» у В. Гумбольдта и «психология народа» у А.А. Потебни находятся в неразрывной связи с понятием творчества. В понимании немецкого классика природа - суть вся полнота творческих сил, и человек способен стать творческим существом лишь приобщившись к ней через стихию языка, а не покинув цивилизованный мир, как предлагал Ж. Руссо.

Увязывая идеи Г. Гегеля, В. Гумбольдта и З. Фрейда о бессознательном, автор выявляет в них особенное – наличие общечеловеческого, которое как сущностное единство всеобщего духа возвышается над национальным и, саморазворачиваясь, находит свое воплощение в историческом развитии Вселенной. Историзмом, как главным открытием романтиков, пронизано все творчество В. Гумбольдта и А.А. Потебни.

В третьем параграфе - «Язык и мышление в структуре личности» - анализируется выявленная русским мыслителем сущность языка как единства и противоположности речи и понимания, всегда предполагающего собеседника: общество и отдельная личность встречаются друг с другом именно в речи. По высказыванию А.А. Потебни: «Слово образуется из субъективного восприятия и есть отпечаток не самого предмета, а его отражения в душе».18 Оно, иными словами, служит не для точной и беспристрастной передачи другому человеку объективной информации о реальной действительности, а является инструментом высказать содержание собственной психики, своих эмоций и переживаний.

Для А.А. Потебни, как и для его духовного наставника, язык является сердцем народа и носит деятельный характер. В этом очевидное сходство философских идей М. Мида и В. Гумбольдта, считавших владение языком сущностно необходимым для человека, ибо именно оно делает его существом социальным, а значит личностью. Иначе говоря, человек оказывается тем, что о нем и ему говорят. Сам русский мыслитель о языке, как среде, формирующей личность, пишет: «Язык – есть необходимое условие мысли отдельного лица даже в полном уединении, потому что понятие образуется только посредством слова, а без понятия невозможно истинное мышление».19

Четвертый параграф - «Поэтический характер языка и поэтическое творчество как базис мышления» - посвящен исследованию А.А. Потебней поэтической основы языка, как наисущественнейшей составляющей его эволюционного развития с постепенным упрощением во времени (но не окончательной утратой!) оттенков поэтичности в языковых практиках до уровня прозаических форм. Об этом классик говорит так: «Из языка, первоначально тождественного с поэзиею, следовательно, из поэзии, возникает позднейшее разделение поэзии и прозы»20.

Автор исследует понимание А.А. Потебней языкового феномена как взаимосвязи смутного общечеловеческого чувства или недетализированную внутреннюю реакцию личности на ситуацию и, собственно, артикулированное, звуковое оформление этого чувства, представляющую собой языковую поэзию – как соотношение общего и особенного. Это утверждение справедливо и по отношению к человеческому мышлению, с выделением общего, как некого, представляющего интерес, события, с последующим его членением в процессе познания на частные актуализируемые, входящие в состав события, объекты.

Следуя компаративному методу, диссертант выявляет различную концептуализацию языкового феномена классиками, - А.А. Потебней, сформулировавшим в однозначной форме понятие языка, как поэтического произведения и В. Гумбольдтом, четко не оформившим в своей концепции, идею о языковой поэзии. У А.А. Потебни именно поэзия выступает исторически первой формой искусства, и как языковое воплощение, рассматривается классиком в виде инструмента познания и средства переосознания, действующих не в рамках отдельной личности, а в пределах целой культуры. При этом связующее такие понятия как личность, общество и культура носит апперцептивный характер.

А.А. Потебня, как и братья Я. и В. Гримм, неисчерпаемый источник творческого начала личности находит в народе, а присущий концепции мыслителя этнопсихологический характер языка и поэтического творчества обретает свою актуальность и в современной философии Э. Сепира и Б. Уорфа.

В третьей главе «Язык поэзия и культура» - прослеживаются связи понятий об этих феноменах в культурологической концепции А.А. Потебни.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»