WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Коммуникативная стратегия является типом поведения одного из партнеров в ситуации диалогического общения, который обусловлен и соотносится с планом достижения коммуникативных целей в рамках типового сценария. Выделяются стратегические или глобальные цели, а также подчиненные им тактические или локальные цели, соответствующие отдельным этапам, частным фазам целого коммуникативного события. В рамках коммуникативной стратегии функционируют тактики как локальные приемы и линии речевого поведения. Конвенцианализированность этикета привела к появлению косвенных форм речевого взаимодействия и, как результат, к повышению престижа тех коммуникативных стратегий, которые позволяют говорящему достигнуть своей цели в рамках дипломатичного сценария. Нам представляется, что одной из коммуникативных стратегий, позволяющих реализовать дипломатичный сценарий речевого взаимодействия, является стратегия уклонения от прямого ответа. Стратегия уклонения от прямого ответа реализуется в случае отражения говорящим собственного противоречивого эмоционально-психологического состояния, порожденного обстоятельствами; построения говорящим речи по типу внутреннего монолога – описания или размышления, сконцентрированном на самоанализе; переживания говорящим статусной неуверенности при наличии субординативных отношений; желания говорящего удовлетворить свои корыстные интересы и достигнуть поставленных коммуникативных целей.

В третьей главе «Коммуникативный анализ лингвистического репертуара средств выражения стратегии уклонения от прямого ответа» описывается репертуар коммуникативных тактик, конституирующих данную стратегию (на материале английского языка) и выявляется набор вербальных и невербальных средств, репрезентирующих данные тактики.

Стратегия уклонения от прямого ответа представляет собой цепь решений говорящего, коммуникативных выборов им речевых действий и языковых средств, позволяющих завуалировать, скрыть истинный смысл ответной реплики или вовсе уклониться от прямого ответа. Ядро стратегии уклонения от прямого ответа составляют инклюзивные имплицитные смыслы (неявные смыслы-усложнения, относящиеся к прагматическому уровню высказывания), основанные на социальных этических нормах общества. Стратегия уклонения от прямого ответа реализуется посредством тактик – локальных приемов и линий речевого поведения.

В рамках работы установлено, что в стратегии уклонения от прямого ответа реализуются следующие тактики:

1) тактика повторов и переспросов;

2) тактика задержки ответа;

3) тактика смягчения категоричности ответа;

4) тактика обобщения;

5) тактика поддакивания;

6) тактика собственно имплицитного отказа;

7) тактика игнорирования;

8) тактика иронии;

9) тактика намека;

10) тактика условия;

11) комбинированные тактики (включающие различные сочетания всех выше перечисленных тактик).

В качестве единицы исследования выступает диалогическое единство, включающее вопросно-ответную реплику. Все рассмотренные ответные реплики являются простыми, по своей направленности – реагирующими. Мена коммуникативных ролей в рассмотренных диалогических единствах является «гладкой»; при реализации тактики задержки отмечены примеры с меной коммуникативных ролей после паузы.

Анализ показал, что тактика повторов и переспросов позволяет реализовать стратегию уклонения от прямого ответа посредством собственно лексических

повторов и переспросов, под которыми мы понимаем повторение слова или словосочетания в составе парных реплик. Ответные реплики в рамках данной тактики представляют собой косвенные речевые акты, реализующие дополнительную (помимо уклонения) экспрессивную иллокутивную функцию, выражающую то или иное чувство (осуждение, пренебрежение и т.п.). Например:

(1) Biff: Listen, why don’t you come out West with me

Happy: You and I, heh [Miller: 1313]

(Бифф: Послушай, почему бы тебе не поехать со мной на Запад

Хэппи: Ты и я)

Тактика повторов и переспросов является наиболее частотной; из 1500 единиц диалогических единств – 297 ответных реплик представляют данную тактику, что составляет 19,8%. Данная тактика представлена лексико-грамматическими средствами языка: простыми интенсификаторами и усилительными наречиями, обозначающими эмоции; разговорными формами, подчеркивающими свободу общения; разговорными оксюморонами, при которых соединяются два контрастных по значению слова, содержащих антонимичные семы; употреблением прилагательного little с негативным значением преуменьшения; личными местоимениями 1-го и 2-го лица, подчеркивающими личное выражение переживаний и ощущений говорящего; указательными местоимениями this и that; притяжательными местоимениями; именами прилагательными в сравнительной степени; простыми и длительными видо-временными глагольными формами; модальными глаголами. Тактика повторов и переспросов представлена синтаксическими средствами языка: структурой эллипса, которая дает значительную компрессию ответной реплике; отрицанием в репликах утвердительных или вопросительных по форме; экспрессивным вопросом; риторическим вопросом, грамматической метафорой (или транспозицией), при которой слова и формы употреблены в необычных для них грамматических значениях или с необычной предметной соотнесенностью.

Тактика задержки ответа представляет собой линию речевого поведения, позволяющую задержать время прямого ответа. Ответными репликами в рамках данной тактики выступают косвенные речевые акты, наряду с уклонением, в большинстве своем, реализующие комиссивную и директивную функции, выражающие намерения говорящего. Например:

(2) Mrs. Hale: Do you think she did it

Mrs. Peters: (in a frightened voice) Oh, I don’t know. [Glaspel: 1064]

(Миссис Хейл: Вы думаете, она сделала это

Миссис Питерс: Ох, я не знаю.)

Тактика задержки ответа является достаточно частотной; из 1500 единиц диалогических единств – 291 ответная реплика представляют данную тактику, что составляет 19,4%. Данная тактика представлена вербальными компонентами речи (лексико-грамматическими и синтаксическими средствами): эмоционально-оценочными и собственно-эмоциональными междометиями; ситуативными междометиями; значимыми междометиями, выражающими более определенные чувства или определенное эмоциональное отношение к действительности; междометием well; словами-предложениями. Тактика задержки ответа представлена также невербальными компонентами речи: определенными действиями и жестами, о чем свидетельствуют специальные лексемы, используемые в авторских ремарках диалогических единств.

Тактика смягчения категоричности ответа представлена широким спектром лексико-грамматических и синтаксических средств, которые позволяют снизить, смягчить прямолинейность, категоричность ответа. В рамках данной тактики может быть выделена дополнительная репрезентативная иллокутивная функция, заключающаяся в отражении действительного положения вещей. Например:

(3) Judy: Couldn’t you give me partial credit For the idea

Henry: Miss Miller, how can I [Gurney: 1591]

(Джуди: Не могли бы вы дать мне небольшой кредит За идею

Генри: Мисс Миллер, как я могу)

Тактика смягчения категоричности ответа является достаточно частотной; из 1500 единиц диалогических единств – 235 ответных реплик представляют данную тактику, что составляет 15,7 %. Данная тактика реализуется лексико-грамматическими средствами языка: модальными словами; именами собственными, а также синтаксическими средствами языка: вводными членами; обращениями, которые указывают на родственные отношения говорящих, их социальный статус; собственно фразами, выполняющими функцию смягчения. Тактика смягчения категоричности ответа реализуется одним из невербальных компонентов речи – улыбкой.

Тактика обобщения представляет собой способ уклонения от прямого ответа, при котором говорящий обобщает тему разговора или переводит его на другую тему. Ответная реплика является неинформативной и не может расцениваться как ответ на поставленный конкретно вопрос. В рамках данной тактики также может быть выделена дополнительная репрезентативная иллокутивная функция, заключающаяся в отражении действительного положения вещей. Например:

(4) Jim: When

Tom: Soon. [Williams: 1160]

(Джим: Когда

Том: Скоро.)

Тактика обобщения является достаточно частотной; из 1500 единиц диалогических единств – 232 ответные реплики представляют данную тактику, что составляет 15,5%. Данная тактика представлена, в основном, лексико-грамматическими средствами языка: словами и словосочетаниями, обладающими диффузной семантикой, обобщенным значением (it happens / it would be (это случается), soon (скоро), long ago (давно), from day to day (день ото дня) и др.; словами, усиливающими, повышающими экспрессивность всего высказывания (a great / very big deal (of work) (большое количество, большая работа), very big things (большие, важные дела, вещи), a lot of things (много вещей), most of us (большинство из нас) и др.; обобщающими местоимениями all (все), each (каждый), every (каждый), everybody (каждый), everything (все) и обобщенно-личным местоимением one.

Ответная реплика со значением возможного отказа в рамках тактики собственного имплицитного отказа строится с помощью единиц всех уровней языка в результате взаимодействия лексико-грамматических и синтаксических средств языка (отрицательные местоимения, повелительные предложения и др.), интеллектуально-логической и эмоциональной форм речи. Данная тактика позволяет избежать коммуникативного конфликта, который мог бы быть вызван постановкой прямого, эксплицитного отказа. Например:

(5) Amanda: What did you wish for

Tom: That’s a secret. [Williams: 1148]

(Аманда: Зачем тебе это было нужно

Том: Секрет.)

Тактика собственно имплицитного отказа представлена в 111 ответных репликах (из 1500 единиц диалогических единств), что составляет 7,4%. В качестве лексико-грамматических и синтаксических средств выражения уклонения в тактике собственно имплицитного отказа выступают: отрицательное местоимение nothing (ничего); междометия, такие, как tra-la-la (тра-ля-ля), ha-ha (ха-ха); личные, простые, нераспространенные высказывания типа I don’t know (Я не знаю), I don’t remember (Я не помню), I don’t understand, I don’t follow (Я не понимаю), That’s a secret (Секрет); повелительные предложения по типу Go + to do smth. (sleep) (Иди + делать что-то (например, спать), Don’t talk any more (Не говори (не спрашивай) больше ничего), Don’t bother me (Не надоедай мне), See for yourself, You decide (Решай сам (а).

Тактика игнорирования представляет собой линию поведения, при которой не поддерживается, отклоняется говорящим тема разговора. Вопросы, адресованные собеседнику, при реализации последним данной тактики остаются без информативного ответа. Распознавание тактики игнорирования в ответных репликах говорящего осуществляется исключительно на основе контекста. В рамках данной тактики реализуется дополнительная экспрессивная иллокутивная функция, служащая для выражения того или иного чувства (как правило, негативного: пренебрежения и т.п.). Например:

(6) Linda: Should I get you an aspirin It’ll soothe you.

Willy: I was driving along, you understand And I was fine. [Miller: 1307]

(Линда: Принести тебе таблетку аспирина Тебе станет легче.

Вилли: Я вел машину по трассе, понимаешь Чувствовал себя хорошо.)

Тактика игнорирования представлена в 98 ответных репликах (из 1500 единиц диалогических единств), что составляет 6,5%. Выделяются следующие характеристики ответных реплик, реализующих тактику игнорирования, которые заключаются: в отсутствии прямой связи между вопросом и ответом; в замене какого-либо ответа молчанием как нулевым заместителем вербальной реакции; распознавании тактики на основе контекста.

Тактика поддакивания реализуется посредством метакоммуникативных сигналов поддакивания, как правило, стереотипных высказываний междометного характера. Например:

(7) Grace: You made reservations at a restaurant

Steve: Oh, reservations. Yes-yes. [Hwang: 1392]

(Грейс: Ты забронировал столик в ресторане

Стив: Столик. Да-да.)

Тактика поддакивания представлена в 90 ответных репликах (из 1500 единиц диалогических единств), что составляет 6%. Итак, языковой реализацией в тактике поддакивания выступают: различные по своей лексико-синтаксической структуре метакоммуникативные высказывания, содержащие желательную для автора оценку (good (хорошо), indeed (в самом деле), charming (превосходно), how nice (как хорошо), Don’t you say! (Что вы говорите!) и др.; эмоционально нейтральные сигналы слушающего, как yes (да) и его варианты yerp, yepp, yeah, yah, yeh; okay, right (хорошо), а также часто сочетающиеся между собой или удвоенные yes-yes (да-да), true-true (правда-правда); кивок как невербальное средство.

Тактика иронии представляет собой линию поведения, при которой истинный смысл ответной реплики скрыт или противопоставляется смыслу явному. Данная тактика реализуется средствами всех языковых уровней – лексическими, семантическими и синтаксическими. Распознавание тактики иронии в ответных репликах говорящего осуществляется исключительно на основе контекста. Например:

(8) Biff: Why You’re making money, aren’t you

Happy: All I can do now is wait for the merchandise manager to die.

(Бифф: Почему Ты делаешь деньги, так ведь [Miller: 1313]

Хэппи: Все, что я могу делать сейчас, – это ждать, когда умрет торговый менеджер.)

Тактика иронии представлена в 80 ответных репликах (из 1500 единиц диалогических единств), что составляет 5,3%. В самой сути иронической реплики заложена необходимость активного интеллектуального контакта его участников. Причем, значение иронической образности неустойчиво и в каждом конкретном случае индивидуально. Процесс порождения иронии основан на нарушении самых разных смысловых звеньев языка. Ирония актуализирует отношения между мышлением и действительностью. Ирония как психический процесс превращает то, что для говорящего неприятно или даже тревожно, в противоположное. Тем самым, данная линия поведения позволяет выразить негативные чувства в социально приемлемой форме. Тактика иронии создается средствами всех языковых уровней – лексическими, семантическими и синтаксическими – на основе конкретного контекста.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»