WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

Гуделева Елена Михайловна

СИМВОЛИКА ЦВЕТА

В ТВОРЧЕСТВЕ Е.И. ЗАМЯТИНА

Специальность 10.01.01 – русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Иваново – 2008

Работа выполнена в Ивановском государственном университете

Научный руководитель – доктор филологических наук, доцент

Холодова Зинаида Яковлевна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Горелик Людмила Львовна

Смоленский государственный университет

кандидат филологических наук

Майорова Татьяна Алексеевна

Ивановский государственный университет

Ведущая организация  Костромской государственный университет им. Н.А. Некрасова

Защита состоится 24 октября 2008 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.062.04 при Ивановском государственном университете по адресу: 153025, г. Иваново, ул. Ермака, 39, ауд. 459.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ивановского государственного университета.

Автореферат разослан ___ сентября 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета Тюленева Е.М.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Тактика претворения мира в текст исходит у Замятина из представления о том, что «нет в жизни ни черного, ни белого, и цвет зависит только от основной логической посылки»1. Писатель не просто продолжает традицию использования эпитетов с хроматической семантикой в системе идейно-художественных средств – колористическое начало лежит в основе его художественного мышления. Рассуждая о технологии и психологии творческого процесса в статье «Закулисы», Замятин говорил, что работает только при «синем цвете», то есть на грани сна и яви, сознательного и бессознательного, он уподоблял создание произведения цветному «сну на бумаге». Поэтическое мышление Замятина глубоко философично и синтетично.

Новая эстетическая система, предложенная «гроссмейстером литературы» (О.Н. Михайлов), предполагала совместное творчество художника и читателя (статья «О синтетизме»). Автор никогда не навязывает истину, она «мерцает», она «прорастает» в сознании адресата. Можно сказать, именно этой особенностью определяется сложность интерпретации феноменов цвета, бытующих в поэтической системе Замятина: субъективность и полярность толкований, которые дополняются отсутствием четко разработанной методологии анализа цвета в художественном тексте (несмотря на то, что первые попытки литературоведческих исследований колоризма произведений русских писателей относятся к 20-м годам прошлого столетия).

Обращенность к данной проблематике и обусловливает актуальность и новизну диссертационного исследования. Впервые осуществлена попытка системного прочтения наследия писателя сквозь призму цветосимволик основных типов художественного сознания (в пределах национальной культуры) как наиболее адекватных художественно-эстетическому мышлению Замятина.

Предметом исследования стали феномены цвета, функционирующие в прозе писателя и дающие представление о художественной модели мира и идейно-философском уровне анализируемых произведений.

Исследовательская цель заключается в выявлении цветового восприятия мира и способов его воплощения в прозе Замятина. Поставленная цель обусловила решение следующих задач:

  1. выработка методики анализа цвета в неореалистической прозе Замятина в свете его теории синтетизма;
  2. исследование колористической полифонии произведений на следующих уровнях воплощения художественных идей: герой, хронотоп, сюжет, конфликт, образ, цветовая композиция;
  3. изучение функционирования колористики символического характера с учетом динамики художественных форм, участвующих в процессе символизации; установление особенностей и констант авторской цветовой системы;
  4. обнаружение и осмысление нравственно-философской проблематики, экспонированной в колористическом строе произведений.

Обозначенные задачи решаются на материале малой прозы, повестей и романов Е.И. Замятина Также привлекается его публицистика, критика, автобиографии и записные книжки. В исследование включен корпус текстов, мало изученных в современном замятиноведении: ранняя проза («Один», «Девушка», «Сказка об Ивановой ночи и Маргаритке»), «сатирические» сказки, некоторые из произведений «русской» темы и роман «Бич Божий».

Специфика цветового символа, являющегося динамически развертывающейся структурой произведения, «которая может указывать на любые проявления реального инобытия, в том числе не имеющие четкого ограничения» (А.Ф. Лосев), фокусирует внимание диссертанта не столько на семантике красок, сколько на «векторности» цветовых структур, реализующихся непосредственно в текстах Замятина. Обращается внимание на способность колористики «высветлять» (термин К. Ясперса), смысл произведения на макро- и микроуровне. Учитывается и то, что цвет как художественное явление сложного порядка органично связан с такими категориями, как метод, мировоззрение, мироощущение, стиль, а также «надсистемными» образованиями: художественное сознание и художественное мышление.

Методология исследования основана на сочетании типологического и структурного методов, а также приемов сопоставительного и мотивного анализа, позволяющих выйти на уровень интерпретации как символических значений цвета, так и глубинного смыслового подтекста отдельных фрагментов и художественного произведения в целом.

Названные способы проникновения в идейно-художественное содержание и специфика подлежащей рассмотрению проблемы позволили сформулировать гипотезу: в большинстве произведений писателя цвет работает как матрица смыслов, в которой вращается авторская мысль, ищущая ответы на «вечные» вопросы.

Теоретико-методологическими ориентирами послужили труды по истории и теории литературы ведущих представителей гуманитарной науки (С.С. Аверинцева, А.Ф. Лосева, Ю.М. Лотмана, М.К. Мамардашвили, Е. Фарино и др.), научные идеи в области цвета (В.В. Бычкова, В.В. Колесова, С.М. Соловьева и др.) а также работы зарубежных и отечественных замятиноведов (Л. Геллера, А. Гилднер, Т.Т. Давыдовой, Н.Ю. Желтовой, Л.В. Поляковой, И.М. Поповой и др.).

Теоретическая значимость диссертации заключается в систематизации большого пласта цветовой информации в текстах Замятина с выходом на основные мировоззренческие позиции писателя; конкретизации способов проявления авторского мироощущения с помощью палитры, представленной в его произведениях; в исследовании механизмов создания колористики символического характера.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты найдут применение при дальнейшем изучении прозы Е.И. Замятина и символики цвета в творчестве писателей ХХ века.

Основные положения диссертации обсуждались на кафедре теории литературы и русской литературы XX века Ивановского государственного университета; фрагменты работы были представлены в виде научных докладов на конференциях и семинарах, проходивших в Иванове («Литература XX–XXI веков: автор, текст, интерпретация», ИвГУ), в Тамбове («Теория синтетизма Е.И. Замятина и художественная практика писателя: эстетический ресурс русской литературы XX–XXI веков», ТГУ им. Г.Р. Державина), в Москве («Шешуковские чтения», МПГУ) и во Владимире («Художественный текст и культура VII», ВГГУ), и были опубликованы в сборниках научных статей.

Цели и задачи исследования определяют следующую структуру работы: введение, три главы, заключение, список литературы из 237 наименований и два приложения, в которых представлены таблица и график использования цвета.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении подчеркивается различный уровень изученности вопроса в отечественном и зарубежном замятиноведении, обозначается круг проблем, связанных с темой диссертации.

В России первые подступы к исследованию цвета в прозе Замятина были сделаны лишь в середине 90-х годов XX века (наблюдения в монографиях Т.Т. Давыдовой, Н.Ю. Желтовой, статьи В.Н. Евсеева, И.А. Костылевой, В.А. Кукариной, Е.В. Моисеевой, О.С. Погодаевой). Рассматривая цвет преимущественно как кросс-уровневую единицу текста, исследователи определили колористический компонент в качестве «смыслопорождающей парадигмы» (Н.Н. Комлик).

Западное литературоведение, окунувшись в сложный хроматизм замятинского мира на полвека раньше отечественной науки, сосредоточилось на выявлении природы замятинской колористики и на выработке подхода к изучению цветовых элементов в текстах писателя. К. Проффер – первый исследователь цвета в творчестве Замятина – предложил рассматривать колористическую символику на уровне системы образов2. А. Шейн – на уровне стиля. Дж. Коннолли, С. Хойзингтон, Л. Имбери и В. Агински проследили многократные «инверсии» красок на страницах романа-антиутопии «Мы».

Ограничение роли цвета рамками отдельного произведения или группы произведений искажает понимание колористического «космоса» писателя. Сегодня нет работ, в которых целенаправленно исследуется символика цвета во всем пространстве его художественного творчества, хотя подобные попытки и не без успеха были предприняты (работы О.В. Седовой и лингвиста С.И. Меньчевой).

Основная сложность рефлексии феноменов цвета в творчестве Замятина вытекает из противоречивости интерпретации его творческого метода (и обусловленной им художественной практики). Если зарубежные ученые преимущественно считают Замятина художником с «модернистской палитрой» (modernistic imagery, modernist palette), то в отечественном литературоведении существуют как минимум две концепции: Замятин-реалист и Замятин-модернист. Некоторые исследователи избегают конкретики, говоря о «переходном» характере творчества.

Проблеме идентификации колористического компонента и особенностям его функционирования в системе модернистского миромоделирования посвящена первая глава диссертации – «Символика цвета в свете теории синтетизма Е.И. Замятина».

В первом параграфе («Синтетизм в художественно-эстетическом мышлении Е.И. Замятина и специфика использования колористики в решении творческих задач») рассматривается спектральная картина прозы и исследуются мировоззренческие установки писателя, экспонированные в его концепции «синтетического» искусства («неореализма»).

Символизация и субъективация художественного восприятия действительности – особенность сознания эпохи – отразилась на использовании колористики. Цвет как резерв универсальных смыслов человеческого бытия позволял обобщенно и концентрированно изображать свое видение революционной действительности, а также свое отношение к обострившимся на рубеже столетий «вечным» вопросам. Статистический анализ употреблений цвета и график использования колоративов с 1903 по 1929 гг. выявляют ключевую в картине мира Замятина триаду «белый – красный – черный» ( 24%, 15% и 13% всех колоронимов) и демонстрируют, что смена взглядов писателя и отражение того или иного вопроса нравственно-философской проблематики сопровождается сменой колористического кода.

Катализатором средств выражения нового содержания явился синтез. Замятин, тяготевший к скрупулезно выстроенной концепции, в лекциях и статьях обозначает три «формулы», которые подробно анализируются в тексте диссертации: художественно-философский синтез, синтез искусств и стилевой синтез.

В первой, основной, формуле замятинского синтеза, представленной как взаимодействие трех колористических элементов, отразилась не просто поэтика неореалистов, но квинтэссенция художественного мышления писателя. Цвет – своеобразный «стержень» синтетического слияния – выводит идею синтеза за рамки методов, направлений и собственно литературного материала. Процесс превращения миропонимания в поэтическое слово связывается в сознании писателя с преломлением цвета в трех парадигмах, находящихся в диалектическом единстве: языческое, плотски-чувственное отношение к миру («яркая, грубая» плоть), религиозное самопознание («туманный» мир духовных сущностей) и творческие искания фаустовской души (когда мир окрасился «своим собственным несуществующим цветом»).

Открытость художественной системы автора другим искусствам подтверждается второй формулой синтеза (синтез искусств): «искусство слова – это живопись + архитектура + музыка» [III, 128]. В конкретном случае синтез трактуется просто как сумма различных эстетик. Самым большим слагаемым в данной формуле является живопись.

Устанавливается, что изобразительность произведений писателя – во многом результат влияния работ художников-модернистов, с которыми он активно сотрудничал: Б. Григорьева, Б. Кустодиева, С. Судейкина, Ю. Анненского. Приводятся доказательства интеграции в изобразительный ряд замятинских произведений, помимо живописных техник, языка кино.

Третья формула художественного синтеза, выведенная Замятиным, предполагает подчинение стилистических средств (сгущение и деформация символики и лексики, резкая яркость красок) двум установкам: с одной стороны, они должны были адекватно выразить усложнившееся восприятие мира человеком переходной эпохи, с другой – были направлены на поиск важнейших философских, духовных, нравственных координат.

В трех формулах художественного синтеза эксплицирован взгляд на цвет как на сгусток мысли и чувства.

Во втором параграфе («Функционально-семантическая парадигма цвета в неореализме: вариативность оценок») обращается внимание на эстетическую природу неореализма как «“надсистемного” образования» (М.А Хатямова), возникшего на основе общности поэтик различных систем со своими колористическими тенденциями.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»