WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

При медикаментозной терапии вегетативная коррекция отмечалась в среднем в 43,8% случаев, что наглядно свидетельствует о менее выраженном корригирующем влиянии медикаментозной терапии на вегетативную дисфункцию.

Сравнительный анализ результатов динамики показателей кардиоинтервалографии под влиянием различных методов лечения показал, что наиболее выраженное устранение явлений гиперсимпатикотонии наблюдалось у пациенток, как в основной, так и в группе сравнения. Это выражалось в восстановлении до физиологической нормы всех изучаемых показателей, в том числе и интегрального показателя вегетативной регуляции – индекса напряжения. В группе контроля существенных сдвигов в вегетативном статусе не наблюдалось.

Полученные результаты со всей очевидностью свидетельствуют о том, что коррекция вегетативных нарушений у наблюдаемых пациенток осуществлялась преимущественно за счет влияния структурно-резонансных воздействий.

При исходной эйтонии ни у одной пациентки после проведенного лечения не отмечалось динамики изучаемых показателей.

При исследовании состояния вегетативной нервной системы через 3 месяца после начала лечения, было установлено, что у больных основной группы и группы сравнения полученные результаты сохранялись на достигнутом уровне, а в группе контроля имели тенденцию к позитивной динамике, которая возможно связана с редукцией массы тела за этот промежуток времени и со снижением гиперактивности центральных гипоталамических структур под влиянием медикаментозной терапии.

Анализ результатов исследования вегетативного статуса через 6 месяцев подтвердил стойкость полученных результатов в основной группе и группе сравнения, в то время как в группе контроля наметившаяся тенденция к улучшению показателей кардиоинтервалографии через 3 месяца в этот период не только не имела дальнейшей положительной динамики, но и некоторые показатели даже имели возврат к результатам, полученным при втором обследовании (после окончания курса структурно-резонансной терапии в основной и группе сравнения).

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что реализация вегетативно-корригирующего эффекта у пациенток с гипоменструальным синдромом и ожирением осуществляется благодаря структурно-резонансным воздействиям, которые больные получали как в основной группе, так и в группе сравнения. Такое заключение можно сделать благодаря отсутствию достоверных различий между показателями кардиоинтервалографии в основной группе и группе сравнения. Это подтверждалось также отсутствием динамики изучаемых показателей в группе контроля, т.е. медикаментозный комплекс не оказал существенного влияния на коррекцию вегетативных нарушений.

Одним из показателей качества жизни практически здоровых лиц и больных является их психо-эмоциональное состояние, которое и определяет отношение пациента к своему здоровью и окружающей среде, включающей сферу семейных, производственных и общественных отношений (Леонова А.Б., 1984; Лапкин М.М., 1990; Медведев В.И., 1998; Зайцев В.П., Айвазян Т.Г.,2000), в связи с чем, мы изучили состояние психо-эмоционального статуса, как по клиническим данным, так и по результатам медико-психологического тестирования.

В исходном состоянии у 87% лиц, включенных в исследование, отмечалось нарушение психо-эмоционального состояния. У подавляющего большинства обследованных лиц это проявлялось снижением работоспособности в 95% случаев, повышенной утомляемостью - в 81%, повышенной раздражительностью в 64% случаев, психо-эмоциональной лабильностью – в 77% случаев, снижением внимания в 56% случаев и нарушением ночного сна – в 46% случаев, преимущественно, за счет процессов засыпания, глубины и структуры физиологического сна.

Объективно психо-эмоциональное состояние наблюдаемых больных оценивалось по результатам медико-психологического тестирования с использованием цветового теста Люшера, позволяющего судить об эмоциональной стабильности, уровне тревожности и толерантности к стрессовым воздействиям, а также теста САН, характеризующего самочувствие, активность и настроение.

У подавляющего большинства обследованных пациенток (83%) определялся повышенный уровень тревожности, что рассматривается как один из главных признаков нарушения психо-эмоционального состояния человека, наряду с этим у 77% пациенток определялось снижение эмоциональной стабильности и у 82% - устойчивости к стрессу.

Все вышеуказанные нарушения психо-эмоционального состояния больных приводили к ухудшению самочувствия, снижению активности и настроения, что объективно подтверждалось данными теста САН.

Таким образом, при изучении психо-эмоционального состояния при гипоменструальном синдроме у женщин с ожирением было выявлено значительное снижение функциональных резервов психического здоровья, которое по современным представлениям является определяющим звеном уровня здоровья в целом.

Результаты исследования психо-эмоционального статуса обследуемых больных под влиянием различных лечебных комплексов, показали, что наиболее выраженная коррекция сниженных в исходном состоянии показателей теста САН в виде повышения самочувствия, активности и настроения до уровня здоровых лиц отмечалась в основной группе. Полученные данные подтверждались также и результатами оценки цветового теста Люшера, которые убедительно доказали, что на фоне снижения уровня тревожности значительно повышались эмоциональная стабильность и устойчивость к эмоциональному стрессу. Это сопровождалось повышением работоспособности, улучшением длительности и глубины сна, формированием чувства оптимизма по поводу прогноза своего заболевания.

Достаточно высокие результаты были получены и при применении структурно-резонансной и медикаментозной терапии, однако изучаемые показатели теста САН и цветового теста Люшера еще не приближались к нормальным значениям, особенно при медикаментозной терапии.

Таким образом, наиболее выраженная коррекция выявленных нарушений в психо-эмоциональной сфере наблюдаемых у больных отмечалась при комплексной фармако-физиотерапии.

При гинекологическом осмотре женщин, включенных в исследование было установлено, что наружные половые органы развиты правильно, влагалище у подавляющего большинства больных (72%) емкое и в 38% случаев узкое с выраженной складчатостью, шейка матки у всех женщин цилиндрической формы.

При бимануальном исследовании у подавляющего большинства больных - 87 (79,1%) определялись нормальные размеры тела матки и лишь у 23 (20,9%) больных имела место гипоплазия матки. Спаечный процесс в области придатков матки различной степени выраженности определялся у 7 больных (6,4%). Физиологическое положение тела матки в полости малого таза выявлялось у 92 (83,6%) больных и лишь у 18% отмечалось неправильное положение (retroflexio, dextra- или sinistra-posicio) с нарушением подвижности матки. При диагностическом УЗИ были исключены у всех больных миома матки, генитальный эндометриоз, гиперпластические процессы эндометрия.

Изучение состояния гормонального фона у наблюдаемых больных проводилось по тестам функциональной диагностики. У 75 больных (68,2%) определялась олигоменорея с наличием ановуляторных менструальных циклов. Это характеризовалось монотонностью базальной температуры (в среднем 0,25±0,01°С) без четкой выраженности двухфазности, свойственной нормальному менструальному циклу. У 35 пациенток (31,8%) определялась олигоменорея с двухфазным менструальным циклом и с недостаточностью лютеиновой фазы. Это проявлялось более выраженной разницей базальных температур между первой и второй фазами цикла (в среднем 0,57±0,02°С). Вместе с тем, у этой категории больных вторая фаза была непродолжительной и составила в среднем лишь 6,8±0,3 дня, при норме – 11,2±0,8 дня.

Результаты тестов функциональной диагностики подтверждались нарушением гормонального фона, свидетельствующего об изменении гонадотропной функции центральных эндокринных структур, которое определялось у всех больных с олигоменореей с ановуляторными менструальными циклами. У этих пациенток в целом по группе не наблюдалось нарушения базальной секреции ЛГ и их уровень в крови находился на верхней границе нормы (13,2±1,2 МЕ/л при размахе нормы от 2,1 до 13,4 МЕ/л). Вместе с тем, у 65 больных (59%) уровень гормона достоверно превышал значения нормы, составляя 24,6±1,1 МЕ/л, в остальных случаях уровень гормона находился практически на нижних границах нормы (8,7±0,4 МЕ/л).

Другой показатель функциональной активности центральных эндокринных структур (фолликулостимулирующий гормон) также в среднем по группе находился на верхней границе нормы и составил 4,2±0,1 МЕ/л. Вместе с тем, у 70% пациенток уровень этого гормона соответствовал средним значениям физиологической нормы, а у 30% было отмечено его повышение в среднем до 14,6±0,8,МЕ/л (при норме 4,5±0,2 МЕ/л). Индекс ЛГ/ФСГ у большинства больных превышал 1,5, находясь в пределах 1,9-2,6 МЕ/л.

Функциональное состояние периферических эндокринных органов характеризовалось у 71 больной (64,5%) достоверным снижением эстрадиола в среднем до 108,9±4,9 нмоль/л, а у остальных больных его уровень находился на нижней границе нормы, составляя 215,4±10,3 нмоль/л (норма - 200-800 нмоль/л).

Содержание прогестерона у 91 больной (81,8%) также было снижено и составляло 3,1±0,2 нмоль/л и лишь в 18,2% случаев его уровень соответствовал нижней границе физиологической нормы - 5,8±0,7 нмоль/л (норма - 6 - 46 нмоль/л). Содержание тестостерона и кортизола в плазме крови не имело существенного отклонения от нормы.

Функциональное состояние центральных эндокринных структур у пациенток с олигоменореей по типу 2-х фазного менструального цикла с недостаточностью лютеиновой фазы характеризовалось также отсутствием в среднем по группе нарушений базальной секреции в лютеиновую фазу (уровень ЛГ в крови составил в среднем 11,2±0,2 МЕ/л при размахе нормы от 2,1 до 13,4 МЕ/л). Вместе с тем, у 16 больных из 35 (45,7%) отмечалось повышение его уровня до 19,5±0,6 МЕ/л. Следует указать, что в первую фазу менструального цикла уровень ЛГ у половины больных (51,4%) его уровень составил в среднем 16,3±0,4 МЕ/л.

Содержание фолликулостимулирующего гормона в сыворотке крови характеризовалось повышением его уровня лишь в первую фазу до значений 13,2±0,2 МЕ/л), в то время как его уровень во вторую фазу соответствовал значениям нормы (4,2±0,1 МЕ/л).

Функциональное состояние яичников у пациенток этой группы характеризовалось снижением уровня эстрадиола у 12 пациенток (34,2%) до 135,1±6,8 нмоль/л, у остальных пациенток его уровень находился на нижней границе нормы (235,7±12,8 нмоль/л при норме - 200-800 нмоль/л).

Содержание прогестерона в сыворотке крови также было снижено и составляло в среднем 4,5±0,1 нмоль/л (норма от 6 до 46 нмоль/л) и лишь у 3 больных его уровень соответствовал нижней границе физиологической нормы.

При проведении корреляционного анализа была установлена высокодостоверная прямая зависимость между показателями эстрадиола и прогестерона (r=+0,68). Содержание тестостерона и кортизола в плазме крови соответствовало значениям нормы.

Таким образом, у пациенток с гипоменструальным синдромом отмечалась большая вариабельность гормональных нарушений, как в центральных, так и в периферических эндокринных органах, что проявлялось нарушением эстроген-прогестероновых отношений в виде сниженного уровня концентрации как эстрогенов, так и прогестерона в периферической крови.

При сохранении двухфазного менструального цикла у пациенток с недостаточностью лютеинизирующей фазы отмечалось изменение как циклической, так и базальной секреции ЛГ и ФСГ, что подтверждает в большей степени нарушение функционального состояния центральных эндокринных структур. Это согласуется с данными литературы, которые указывают на наличие дисфункции мезо-диенцефальных структур мозга у женщин с гипоменструальным синдромом и ожирением (Прилепская В.Н.,2005).

При изучении влияния различных лечебных комплексов на состояние менструальной функции женщин с гипоменструальным синдромом при ожирении через 3 месяца (после окончания курса медикаментозной терапии) было установлено, что наиболее выраженное корригирующее влияние на восстановление нормального менструального цикла оказало комплексное применение фармако-физиотерапевтического комплекса.

У 76% пациенток с олигоменореей с двухфазным менструальным циклом и с недостаточностью лютеиновой фазы это подтверждалось результатами тестов функциональной диагностики в виде увеличения размаха базальной температуры до 0,79±0,02С, близкого к нормальному менструальному циклу и увеличением времени 2-ой фазы была с 6,8±0,3 дня в исходном состоянии до 9,1±0,4 (р<0,01), в то время как под влиянием структурно-резонансной терапии, так и медикаментозной терапии подобная динамика, хотя и выраженная в меньшей степени, отмечалась лишь в 48% и 54% соответственно. При этом, размах базальной температуры после применения СРТ составил – 0,64±0,02С, а после медикаментозной терапии – 0,68±0,02С, а увеличение времени 2-ой фазы до 7,8±0,3 и 8,4±0,2 соответственно.

При изучении динамики нарушенных в исходе показателей гормонального спектра после курса лечения (через 3 месяца) у женщин с гипоменструальным синдромом по типу олигоменореи с недостаточной лютеиновой фазой было установлено, что наиболее выраженная коррекция нарушений функционального состояния центральных эндокринных органов отмечалась у пациенток основной группы, у которых уменьшались до средних значений нормы уровни ЛГ и ФСГ в обеих фазах менструального цикла. Это сопровождалось и восстановлением до значений нормы эстрадиола за счет снижения повышенных значений в первую фазу менструального цикла и достоверного снижения значений уровня эстрадиола в рамках физиологической нормы во вторую фазу (табл.2).

Улучшение функционального состояния центральных эндокринных структур находилось в соответствии с изменением функционального состояния периферических эндокринных структур (яичников), что выражалось в улучшении эстрадиол-прогестероновых соотношений за счет снижения до нормальных значений повышенного уровня эстрадиола в 1-ю фазу и достоверного снижения в рамках физиологической нормы во 2-ю фазу менструального цикла, на фоне достоверных изменений уровня прогестерона в рамках физиологической нормы, как в 1-ю, так и во 2-ю фазы менструального цикла.

Вышеуказанные изменения гормонального фона, свидетельствующие об улучшении как базального, так и циклического процессов в системе гипофиз-яичники, сопровождались у 56% больных восстановлением полноценного двухфазного менструального цикла с продолжительностью межменструального периода 38,4±2,7 дня.

При применении структурно-резонансной терапии или медикаментозной терапии, хотя имелась аналогичная тенденция, которая сопровождалась приближением уровня изучаемых гормонов к физиологической норме, однако они значительно уступали результатам, полученным в основной группе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»