WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

В исходном состоянии у всех больных отмечалась избыточная масса тела, причем, при индивидуальном анализе индекса массы тела (индекс Кеттле) 16 больных (14,5%) были отнесены по классификации ВОЗ к предожирению (ИМТ = 29,6±0,9), 60 (54,5%) - к ожирению 1 степени и 34 (31,0%) - к ожирению II степени. У 77% и 56% соответственно отмечались повышенный аппетит и жажда, преимущественно у больных с ожирением, особенно при II степени.

Кроме того, у всех больных имелся гипоменструальный синдром, протекающий по типу олигоменореи, при задержке менструации от 50 до 132 дней (в среднем 68,6±1,4 дня), при этом отсутствие беременности отмечалось у 62% больных. Наряду с этим, у подавляющего большинства больных (78,5%) определялась вегетативная дисфункция, а у 77% обще-невротический синдром.

Таким образом, клиническая картина у обследованных больных характеризовалась большим полиморфизмом.

Все пациентки процедуры структурно-резонансных воздействий переносили хорошо, ни на процедуре, ни в период последействия ни у одной из них не отмечалось развития побочных эффектов или каких-либо неприятных ощущений.

Наиболее выраженный регресс основных проявлений заболевания у пациенток, включенных в исследование, наблюдался под влиянием комплекса, состоящего из структурно-резонансных воздействий и медикаментозной терапии, включая общепринятые при ожирении метаболические и гормонокорригирующие препараты.

В результате применения такого комплекса у подавляющего большинства больных уменьшились масса тела, аппетит и жажда (95%, 97,5% и 100% соответственно). Это сопровождалось устранением вегетативной дисфункции и общеневротического синдрома – в 95,7% и 95% соответственно.

Сравнительный анализ применения структурно-резонансной терапии в качестве монотерапии и комплексной медикаментозной терапии показал, что на такие показатели, как уменьшение массы тела, и аппетита несколько большее влияние оказывает комплексная медикаментозная терапия (82,8% по сравнению с 72,5% и 85,2% по сравнению с 72,5% соответственно), что касается проявлений общеневротического синдрома и вегетативной дисфункции, то в этих группах были получены одинаковые результаты. Обращает на себя внимание, что под влиянием структурно-резонансной терапии в большей степени, чем под влиянием медикаментозного комплекса уменьшилась жажда (87,5% и 77,1% соответственно). Это, возможно связано с тем, что метаболические препараты у ряда больных могут вызывать сухость во рту, что приводит к усилению жажды.

В связи с превалированием избыточной массы тела, определяемой у всех больных, мы изучили характер ее проявления у женщин с различной степенью ожирения по антропометрическим данным.

Объемы талии, бедер и живота достоверно увеличивались в соответствии с нарастанием массы тела у наблюдаемых пациенток, причем преобладал гиноидный тип ожирения (максимальное увеличение объема бедер), характерное для эндокринных нарушений. Начало патологической прибавки в весе совпало с периодом менархе у 15 (13,6%) больных, с началом половой жизни - у 11(10%), с осложненным течением беременности и родов - 76,4%.

Одним из главных критериев эффективности у больных с ожирением является потеря веса.

При сравнительном анализе было установлено, что наиболее выраженная редукция массы тела отмечалась под влиянием фармако-физиотерапевтического комплекса, в меньшей степени под влиянием только структурно-резонансной терапии, которая уступала даже применению лекарственного лечебного комплекса.

Наиболее наглядно редукция массы тела у наблюдаемых пациенток выразилась в динамике индекса массы тела (табл.1).

Таблица 1.

Динамика показателей индекса массы тела под влиянием различных методов лечения.

Степень ожирения

До лечения

После курса лечения

основная

сравнение

контроль

«предожирение»

29,6±0,9

24,9±1,0

Р1**

27,2±0,6

Р1*, Р2*

26,9±0,5

Р1*, Р2*

I степень

34,2±1,2

27,8±1,3

Р1**

30,2±1,1

Р1*, Р2*

31,6±1,0

Р1*, Р2*

II степень

38,9±1,1

31,5±1,2

Р1***

35,4±1,0

Р1*, Р2*

33,6±0,8

Р1**, Р2*

Примечание: достоверность различий - Р1 – до и после лечения; Р2 – с основной

группой. * - Р<0,05 ; ** - Р<0,01; *** - Р<0,001.

Как видно из данных таблицы 1, наиболее выраженная потеря массы тела наблюдается у пациенток основной группы как с «предожирением», у которых индекс массы тела после лечения стал соответствовать уровню физиологической нормы, так и при ожирении I-ой и II-ой степени, у которых индекс массы тела приблизился к значениям «предожирения» и ожирения I-ой степени соответственно.

При применении структурно-резонансных воздействий в качестве монотерапии и фармакологического комплекса так же наблюдалось не только достоверное снижение индекса массы тела, но и после лечения он также стал соответствовать как в группе сравнения, так и в группе контроля значениям более низкой степени ожирения. При этом необходимо отметить, что достоверных различий между медикаментозным комплексом и структурно-резонансными воздействиями выявлено не было.

Редукция массы тела у наблюдаемых пациенток сопровождалась улучшением антропометрических показателей у больных всех групп.

Наиболее выраженное позитивное влияние на антропометрические показатели (объемы талии, бедер и живота) наблюдалось при комплексном применении структурно-резонансной и медикаментозной терапии, особенно у больных с «предожирением», у которых все антропометрические показатели приблизились к значениям физиологической нормы.

При применении структурно-резонансных воздействий в качестве монотерапии, хотя и были получены достоверные позитивные сдвиги в изучаемых антропометрических показателях, однако они уступали медикаментозному комплексу (контроль).

Учитывая, что при избыточной массе тела, особенно при ожирении, нарушаются метаболические процессы (Парфенова Н.С.,1998; Зимин Ю.В., 1999; Белоусов Ю.Б, Гуревич Г.К.,2001), мы изучили наиболее часто изменяющиеся при этом биохимические показатели.

У обследованного контингента женщин с гипоменструальным синдромом и избыточной массой тела отмечалось значительное нарушение в липидном спектре, которое коснулось практически всех его показателей, что в результате привело к повышению в 1,5 раза значений интегрального показателя липидного обмена – коэффициента атерогенности. Такие изменения липидного спектра отражают глубокие нарушения метаболического обмена и настораживают в отношении неблагоприятного прогноза развития атеросклероза.

Другими проявлениями метаболического дисбаланса служили достоверное повышение аланиновой и аспарагиновой трансаминаз, креатинина и мочевины. Несмотря на достоверные отличия показателей метаболического обмена и глюкозы у обследованных больных по сравнению со здоровыми лицами эти изменения не выходили за рамки стандартной физиологической нормы.

Таким образом, выявленный метаболический дисбаланс у обследованного контингента женщин свидетельствует о нарушении резервных механизмов гомеостаза.

В связи с тем, что коррекция метаболических нарушений является одним из главных показателей эффективности лечения женщин с гипоменструальным синдромом при ожирении, мы изучили в сравнительном аспекте влияние различных лечебных комплексов на состояние таких важных показателей обмена веществ, как липидный и ферментативный спектры и гликемию у наблюдаемых больных.

Наиболее выраженная коррекция липидного дисбаланса у наблюдаемого контингента женщин с гипоменструальным синдромом и избыточной массой тела выявлялась под влиянием комплексной физио-фармакотерапии (основная группа), в результате чего практически все изучаемые показатели приблизились к значениям нормы, что выгодно отличается от данных, полученных в группах сравнения и контроля. У пациенток этих групп, практически в одинаковой степени, наблюдались аналогичная достоверная позитивная динамика этих показателей, однако это не сопровождалось восстановлением их до нормальных значений.

При исследовании изучаемых показателей через 3 месяца, в течение которых больные основной и контрольной групп продолжали принимать без изменения объема всю медикаментозную терапию, было установлено, что у пациенток основной группы в течение этого периода сохранялись все показатели липидного спектра на уровне физиологической нормы, а в группе контроля продолжали нарастать достоверные позитивные сдвиги, не достигая при этом значений нормы.

В группе сравнения результаты, полученные после курса структурно-резонансной терапии, также сохранялись на достигнутом уровне в течение 3-х месяцев.

Аналогичная картина отмечалась и при изучении других метаболических показателей.

Наиболее выраженная коррекция метаболического дисбаланса отмечалась в основной группе, в которой у наблюдаемых женщин практически все изучаемые показатели после применения фармако-физиотерапевтического комплекса соответствовали значениям нормы. При применении структурно-резонансной терапии в качестве монотерапии и комплексной фармакотерапии отмечалась достоверная позитивная динамика практически всех изучаемых показателей, которые и после курса лечения еще продолжали отличаться от нормальных значений.

При исследовании метаболического обмена через 3 месяца в основной группе сохранялись результаты, полученные непосредственно после окончания курса физиотерапии. В контрольной группе, где больные продолжали получать медикаментозный комплекс, отмечались дальнейшие достоверные положительные сдвиги в изучаемых метаболических показателях, однако, как и в липидном спектре, они не достигали значений нормы. В группе сравнения при исследовании в этот период они не подвергались существенным изменениям.

Таким образом, наиболее выраженная коррекция метаболического дисбаланса отмечалась под влиянием физио-фармакологического комплекса, что выражалось в восстановлении всех изучаемых показателей до нормы, которое сохранялось в течение 3-х месяцев.

При применении 3-х месячного курса фармакотерапии были получены достоверно более значимые сдвиги в метаболическом обмене, чем при применении курса физиотерапии (состоявшего всего из 15 процедур), что проявлялось в сохранении полученных результатов в течение этих 3-х месяцев.

Через 6 месяцев результаты изучаемых метаболических и липидных показателей в основной группе и группе сравнения сохранялись на уровне результатов, полученных через 3 месяца, в то время как в контрольной группе изучаемые показатели приблизились к значениям, полученным при исследовании после окончания курса лечения в группе сравнения (II исследование).

Таким образом, под влиянием всех лечебных методов происходило устранение метаболического дисбаланса у обследованного контингента женщин, что свидетельствует о повышении резервных возможностей гомеостаза.

При оценке менструальной функции у наблюдаемых больных обращает на себя внимание её нарушение в большинстве случаев (60%) уже в периоде позднего менархе. Это проявлялось поздним началом менструаций, нерегулярным менструальным циклом, гипер- или альгодисменореей, что в целом свидетельствует о несовершенности репродуктивной системы у этой категории пациенток.

Важное место при нарушении менструальной функции имеет оценка преморбидного фона, который хотя и определяется по анамнестическим данным, дает четкое представление о возможных причинах нарушения менструальной функции. Так, нарушение генеративной функции наблюдалось у 62% больных, среди которых преобладало вторичное бесплодие (64,7%). При оценке течения предыдущих беременностей было установлено, что у 16,4% отмечалось патологическое ее течение в виде токсикоза I и II половины беременности, угрозы ее прерывания на различных сроках. Роды также характеризовались отклонениями от нормы в виде слабости родовой деятельности, инструментального и оперативного родовспоможения, слабостью родовой деятельности и др.

Таким образом, у наблюдаемых пациентов имела место наследственная предрасположенность и отягощенный преморбидный фон, которые могут явиться причиной развития несостоятельной репродуктивной функции.

Как указывалось выше, у 78,5% больных выявлялась вегетативная дисфункция, что клинически проявлялось вазомоторной лабильностью в 34,5% случаев, гипергидрозом ладоней и стоп – в 45,4%, мраморностью кожных покровов - в 29%, редкими приступами озноба, несвязанного с повышением температуры тела – в 16,4% случаев.

Объективно это подтверждалось данными кардиоинтервалографии (КИГ), которую мы провели у наблюдаемых больных для количественной оценки регуляторных механизмов вегетативной нервной системы.

При обследовании у подавляющего большинства пациенток (78,5%) выявлялась вегетативная дисфункция по типу гиперсимпатикотонии и у 21,5% - эйтония (отсутствие нарушения регуляторных механизмов вегетативной нервной системы).

Вегетативный статус у наблюдаемых больных характеризовался достоверным снижением Мо и Х на 26% и 52% соответственно и повышением Амо на 59%. Все это сопровождалось увеличением индекса напряжения – интегрального показателя напряженности регуляторных систем организма в 2,35 раза.

Анализ изучаемых показателей вегетативной нервной системы показал, что их изменения полностью укладываются в рамки вегетативной дисфункции по типу гиперсимпатикотонии.

Под влиянием структурно-резонансных воздействий, примененных как в качестве монотерапии, так и в комплексе с медикаментозной терапией наблюдался более выраженный регресс клинических проявлений вегетативной дисфункции, в частности после курса лечения они определялись лишь в 5%-10% случаев, а такие проявления как озноб, не выявлялись ни у одной пациентки.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»