WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Такой подход законодателя является непоследовательным. По мнению диссертанта, в данном случае должна иметь место совокупность преступлений. Предлагается исключить из второй части ст. 163 УК квалифицирующий признак «с применением насилия» и из третьей части квалифицирующий признак «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего», поскольку УК содержит нормы, устанавливающие уголовную ответственность за указанные деяния.

Также предлагается дифференцировать угрозу вымогателя, включив в части статьи 163 УК квалифицирующие признаки, устанавливающие повышенную уголовную ответственность за угрозу насилием: «с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья» и «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» соответственно.

Обосновывается желательность включения в норму о вымогательстве такого квалифицирующего признака, как «вымогательство недвижимости», который предлагается изложить в части 4 статьи.

В третьем параграфе диссертантом дается общая характеристика субъекта и субъективной стороны вымогательства, рассматриваются особенности определения субъективной стороны преступления с формальным составом.

Субъективная сторона вымогательства, как преступления с формальным составом, в литературе характеризуется прямым умыслом. Но законодательная формулировка умысла к таким преступлениям не может быть применена, поскольку последствия не являются признаками соответствующего деяния. Правоприменитель выходит из положения, перенося момент желания с последствий на действия.

В сложившейся ситуации возникает вопрос: «Можно ли утверждать, что вымогательство является преступлением, совершаемым с прямым умыслом, законодательная трактовка которого дается в ст. 25 УК РФ» В диссертации дается утвердительный ответ, несмотря на то, что умысел вымогателя всегда распространяется на последствия, не входящие в состав. Иначе быть не может. Вымогатель ставит цель получить требуемое, а не просто совершить действия, описанные в диспозиции ст. 163 УК. Фактически осознание этого приводит к многочисленным спорам о признании вымогательства формой хищения, однако законодатель остается прав, перенося момент окончания преступления на более раннюю стадию, учитывая его повышенную общественную опасность.

Тем не менее, законодателю следует разрешить сложившееся противоречие между законодательным определением умысла и применением данного определения к формальным составам преступлений.

Возможным разрешением проблемы может стать введение в ст. 25 УК п. 2.1. следующего содержания: «При криминализации неоконченной преступной деятельности в связи с повышенной общественной опасностью деяний преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало совершить действия (бездействие), направленные на достижение общественно опасных последствий».

В данном параграфе диссертантом также исследуются понятия мотива и цели, показывается их соотношение.

Мотивом вымогательства является корысть. Это подтверждается тем, что законодатель включал вымогательство (до исключения признака неоднократности в декабре 2003 г.) в число тех преступлений, которые образовывали признак неоднократности наряду с хищениями. Пункт 1 Примечания к ст. 158 УК РФ прямо указывает на корыстную цель хищений. Отсутствие корыстной цели исключает квалификацию требований передачи чужого имущества, права на имущество, совершения других действий имущественного характера как вымогательство.

Оспаривается обозначенная ранее в литературе цель вымогательства. Так, высказано мнение (Елец Е.А.), что целью вымогателя является уменьшение имущественной сферы потерпевшего. С этим нельзя согласиться по следующим основаниям.

Несмотря на существование цели в объективной действительности, цель по своей природе носит глубоко субъективный характер. Вымогатель в первую очередь ставит цель увеличить свою имущественную сферу, чем уменьшить чужую (либо не допустить уменьшение своей имущественной сферы, если предметом вымогательства являются имущественные выгоды). В противном случае имели бы место иные мотивы. Например, месть, личная неприязнь и т.д. Именно таким образом мотивы и цели обусловливают друг друга.

Автором сделан вывод, что вымогательство (как преступление, предусмотренное ст. 163 УК) является преступлением, посягающим на имущественные отношения, совершаемым только с прямым умыслом, по корыстным мотивам и с целью увеличения имущественной сферы вымогателя либо направленным на недопущение ее уменьшения.

В четвертом параграфе «Вопросы отграничения вымогательства от смежных составов» диссертантом анализируются проблемные основания отграничения в том числе с иных, не рассматриваемых прежде позиций.

При разграничении вымогательства и разбоя основной акцент сделан на угрозу. Угроза при вымогательстве и разбое рассматривается с точек зрения содержания, цели, времени осуществления, адресатов угрозы. Проведено разграничение по предмету преступления. Показано, что предмет вымогательства шире предмета разбоя.

При разграничении вымогательства и принуждения к совершению сделки или к отказу от ее совершения подробно рассматривается второй из названных составов преступлений, анализируется большинство подходов к разграничению данных составов, обозначенных в научной литературе. При сравнении затронуты проблемные вопросы: в чем заключается совершение сделки – в возникновении сделки или в ее фактическом исполнении Рассмотрены понятия заключения сделки и совершения сделки.

При рассмотрении вопросов разграничения учтена классификация сделок на реальные и консенсуальные.

Смежность данных составов вызывает значительные затруднения у правоприменителей. Одни и те же виды договоров могут быть предметами, как вымогательства, так и принуждения к совершению сделки. Как вымогательство может быть расценено принуждение к совершению безвозмездной сделки и заведомо неэквивалентной сделки, когда компенсируется или оплачивается только часть имущества, полученного по сделке, выполненных работ, оказанных услуг и т.п.

Большое значение при расследовании должно отводиться определению форм, сроков и эквивалентности предоставляемого взамен имущества возмещения.

В целом норма о принуждении к совершению сделки является несовершенной. Не определено понятие «совершение сделки», не учтены виды сделок. Представляется, что разъяснения по данному вопросу должен дать Верховный Суд РФ. Предлагается дополнение в материалы Пленума ВС РФ следующего содержания:

«Судам при разграничении вымогательства и принуждения к совершению сделки следует руководствоваться следующим:

В соответствии со ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Под совершением сделки следует понимать принятие на себя обязательств принуждаемым лицом в случае принуждения к консенсуальной сделке, и принятие и исполнение обязательств принуждаемым лицом, в случае принуждения к реальной сделке.

К ст. 179 УК следует относить принуждение к возмездным сделкам, когда принуждающее лицо выражает готовность взять на себя соответствующие имущественные обязательства по сделке.

При совершении принуждения к сделке нарушается один из основных принципов гражданского права – принцип свободы договора.

При принуждении к совершению сделки или к отказу от ее совершения должны отсутствовать, согласно ст. 179 УК РФ, признаки вымогательства.

Возмездное требование чужого имущества, не образующего вымогательства, возможно при условии полного (эквивалентного) возмещения. Частичное возмещение стоимости изъятого имущества не означает отсутствие состава вымогательства, однако, может быть учтено при квалификации вымогательства и определении размера причиненного ущерба».

Диспозицию статьи 179 УК предлагается изложить в следующей редакции:

«Статья 179. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения.

1. Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, ценного для потерпевшего, а равно путем шантажа, при отсутствии признаков вымогательства наказывается…»

При разграничении вымогательства и самоуправства показаны основные критерии.

В отличие от вымогательства основным непосредственным объектом самоуправства является установленный порядок разрешения споров о праве. Дополнительным объектом могут быть законные права и интересы граждан, организаций, объединений, иных юридических лиц.

Самоуправство может быть совершено как в форме действия, так и бездействия. Лицо может удерживать и никому не предъявлять оспариваемое имущество.

Самоуправство может быть совершено не только как с прямым (как вымогательство), но и с косвенным умыслом. Корыстный мотив при самоуправстве отсутствует, так как лицо осознает, что имеет действительное или предполагаемое право на имущество.

Диссертантом в работе рассмотрены проблемные вопросы, связанные с вымогательством взятки, а также с вымогательством вознаграждения.

Отмечено, что в статьях о взяточничестве и коммерческом подкупе (ст. 290, 291, 204) законодатель использует термин «вымогательство».

В литературе (В.И. Плохова) отмечено двоякое уголовно-правовое значение вымогательства. Для получателя взятки (коммерческого подкупа) это отягчающее обстоятельство, для давшего ее – основание освобождения от уголовной ответственности.

С учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации представляется невозможным вымогать взятку за незаконные действия, хотя Уголовным кодексом РФ предусматривается возможность квалификации действий должностного лица по ч.2 и ч.4 ст. 290 УК как получение взятки за незаконные действия (бездействие), связанные с вымогательством взятки

В связи с этим в литературе возникает вопрос: можно ли считать вымогательством взятки требование должностного лица передать ему деньги, в случае, если под угрозу ставятся незаконные интересы лица, которому адресовано требование (П.С. Яни)

Диссертантом высказана следующая позиция по этому вопросу:

Нельзя не учитывать инициативу должностных лиц, требующих взятку за совершение незаконных действий, иначе вымогательство потеряет свое уголовно-правовое значение. Поэтому считаем возможным привлечение к ответственности за совершение вымогательства взятки, когда под угрозу ставятся незаконные интересы взяткодателя. В то же время нельзя освобождать от уголовной ответственности взяткодателей (поскольку незаконный интерес не подлежит защите).

Предлагается изменить примечание к статье 291 УК РФ и изложить его следующим образом: «Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица за совершение действий, которые могут причинить ущерб законным интересам гражданина или если это лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить дело, о даче взятки».

Автор полагает, что Пленум Верховного суда РФ должен принять во внимание повышенную общественную опасность действий вымогателей взятки, учесть уголовно-правовое значение вымогательства при формулировании определения вымогательства взятки, а также принять во внимание уровень должностной преступности в стране.

Поэтому автор считает возможным вымогательство взятки под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб, как законным интересам гражданина, так и незаконным. Другое дело, что в последнем случае лицо, давшее взятку, не должно освобождаться от уголовной ответственности.

Также предлагается дополнить статьи 204, 290 УК понятиями «вымогательство взятки» и «вымогательство вознаграждения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации»:

«Под вымогательством взятки понимается требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб интересам дающего либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов»;

«Под вымогательством вознаграждения лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой и иной организации, понимается требование лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой и иной организации, передать этому лицу имущество или предоставить имущественные выгоды за совершение действий (бездействия) в интересах дающего лица либо умышленное поставление этого лица в условия, в которых оно вынуждено передать имущество или предоставить имущественные выгоды лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой и иной организации».

В диссертации обращается внимание на правовой пробел, не позволяющий привлекать к уголовной ответственности лиц, не являющихся должностными лицами и не выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях за требования предоставления материального вознаграждения или имущественной выгоды за выполнение определенной работы или оказание услуги, входящих в круг служебных обязанностей такого работника.

Предлагается включить в Уголовный кодекс подобную норму, закрепив ее в статье 330-1 «Вымогательство вознаграждения» с диспозицией следующего содержания:

«Вымогательство вознаграждения, то есть требование предоставления имущества или имущественной выгоды служащим, не являющимся должностным лицом в государственных органах или органах местного самоуправления, или работником, не имеющим руководящих полномочий в коммерческих и иных организациях, за выполнение определенной работы или оказание услуги, входящих в круг обязанностей такого служащего или работника, а равно умышленное поставление гражданина в условия, при которых он вынужден предоставить такое вознаграждение для предотвращения нарушения прав и охраняемых законом интересов, наказывается…»

В пятом параграфе автор исследует криминологические аспекты вымогательства. Показана динамика роста/снижения вымогательств в России и в Липецкой области. Диссертантом приводится таблицы, графики, показывающие состояние преступности, связанной с вымогательствами, долю несовершеннолетних вымогателей, раскрываемость преступлений.

Обращается внимание на высокий процент раскрываемости в сравнении с иными преступлениями против собственности, показаны условия высокой раскрываемости. Выявлена высокая естественная и искусственная латентность вымогательств. Показаны причины латентности.

В заключении диссертации подводятся итоги исследования, излагаются выводы и предложения по рассмотренным проблемным вопросам, по совершенствованию уголовного законодательства и практики его применения

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»