WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

Законодатель рассматривает информацию в качестве особого объекта гражданских прав, отличного от имущества, работ и услуг, результатов интеллектуальной деятельности и нематериальных благ.

В последние годы создались возможности для включения информации в гражданский оборот и для распространения на нее статуса товара. Информация в современных условиях имеет важное экономическое и социальное значение, а соответственно, может являться предметом преступного посягательства. Соответственно, можно предположить, что информация может быть и предметом вымогательства. Однако следует учитывать, что информация не может быть предметом преступлений, включенных в главу 21 УК.

Безусловно, возможным является и посягательство на получение информации незаконным путем. И это учтено законодателем в ст. 183 УК РФ "Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну". В диспозиции указанной статьи говорится о собирании сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом. По мнению диссертанта, собирание сведений путем угроз является ни чем иным, как вымогательством информации.

В законодательной регламентации имеются пробелы признаков угрозы, заключающиеся в характере, степени, содержании угроз, которые порождают проблемы в правоприменении. Так и в ст. 183 УК нет данных ни о характере, ни о содержании, ни о времени осуществления, что, безусловно, способствует расширительному толкованию. В этом случае потерпевший от указанных действий находится в более выгодном положении, чем потерпевший от вымогательства по ст. 163 УК, поскольку теоретически имеется возможность доказательства и завуалированной угрозы.

Понятие «вымогательство» в русском языке не тождественно данному понятию в уголовном праве. Под «предметом» вымогательства в русском языке понимается «что-либо» (Словарь русского языка Ожегова С.И.), а само вымогательство рассматривается как способ получения, истребования чего-либо. Понятие «вымогательство» следует применять не только в сфере имущественных преступлений. Незаконное требование получения информации, сопряженное с угрозой, является, по мнению диссертанта, вымогательством информации. Другое дело, что, учитывая, специфику данного предмета, законодатель обоснованно не помещает данный вид вымогательства в главу об имущественных преступлениях.

Формулировка «собирание сведений… путем угроз» в диспозиции ст. 183 УК является некорректной, поскольку «собирание» такого рода является ни чем иным как требованием передачи таких сведений, сопряженным с угрозой. Поэтому обосновывается целесообразность замены слова «угроз» словом «вымогательства», как более ценным с точки зрения юридической техники. Диспозицию ст. 183 УК предлагается изложить следующим образом: «Незаконное получение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или вымогательства, а равно иным незаконным способом». Соответственно объектом такого вымогательства являются общественные отношения, направленные на защиту информации.

Во втором параграфе проводится анализ конструктивных признаков объективной стороны вымогательства.

Объективную сторону вымогательства по действующему УК образует сложное действие, состоящее из самостоятельных, но взаимосвязанных действий – требования и угрозы. Соответственно по действующему законодательству отсутствие одного либо другого исключает уголовную ответственность за вымогательство.

Противоправность требования вымогателя является существенным признаком объективной стороны данного преступления. Диссертант соглашается в Э.С. Тенчовым и О.В. Корягиной о том, что признак противоправности необоснованно отсутствует в диспозиции ст. 163 УК, в то время как в других случаях законодатель применительно к преступлениям против собственности прямо указывает на противоправность деяния (примечание 1 к ст. 158, ст. 166 УК).

В Словаре русского языка (в 4-х томах, 1984 г.) "требование" определено как: 1. "настоятельная просьба, желание, выраженные в категорической форме", 2. "выраженная в решительной, категорической форме просьба о том, что должно быть выполнено".

Распространенным вариантом действий вымогателей является предъявление требования без сопровождения его угрозой. Если угроза не конкретизирована – нет состава преступления.

Диссертантом предлагается определить вымогательство как противоправное требование передачи чужого имущества или предоставления имущественных выгод, а вымогательство, сопряженное с угрозой, переместить в часть вторую статьи, изменив нумерацию последующих частей статьи.

Цель вымогательства – изъятие имущества, однако состав сформулирован как формальный. Изъятие чужого имущества и обращение его в пользу виновного или иных лиц находится за пределами состава данного преступления. Последствия на квалификацию преступления не влияют, хотя и учитываются при назначении наказания.

При рассмотрении вопроса о направленности требования вымогателя в будущее, автор не соглашается с мнением о том, что если требование имеет своим предметом чужое имущество, оно может быть обращено только на будущее, а если предметом вымогательского требования выступает право на имущество или действия имущественного характера, время предполагаемого осуществления этих действий квалификации содеянного как вымогательства не меняет; виновный может преследовать и цель немедленного получения права на имущество или пользования результатами иных действий имущественного характера (Н.А. Лопашенко).

Во-первых, право на имущество охватывается понятием имущества (о чем было сказано выше). За правом на имущество, так или иначе, следует имущество, в котором заинтересован вымогатель. Кроме того, право как таковое нельзя получить незаконным путем. В этом случае оно теряет свою сущность как правовая категория. Во-вторых, именно будущность желаемого результата отличает вымогательство от иных смежных составов преступлений, как скоро бы не желал получить имущество или приобрести имущественную выгоду вымогатель. Само совершение действий имущественного характера, влекущих имущественную выгоду для вымогателя, требует определенного количества времени. При этом не имеет значения, начал ли потерпевший совершать эти действия сразу же после заявления требования вымогателем (поскольку для вымогателя, в первую очередь, важен результат этих действий, который будет иметь место в более или менее отдаленном будущем по окончании совершения данных действий), или же через определенный промежуток времени.

Угроза также является элементом объективной стороны преступления. Согласно действующей редакции статьи 163 УК предъявление имущественного требования считается вымогательством только в том случае, если оно сопровождается угрозой, что, к сожалению, не способствует решению актуальных проблем при квалификации вымогательства.

Получение требуемого не может являться составляющим элементом вымогательства, поскольку оно может вообще никогда не произойти.

Состав вымогательства обоснованно сформулирован законодателем как формальный. По мнению диссертанта вымогательство сохраняет свою сущность в случаях, когда: угроза может быть реализована немедленно после ее оглашения, и между угрозой и ее реализацией не будет временного разрыва; требование заявлено без сопровождающей его угрозы либо угроза носит завуалированный характер или же является мнимой для потерпевшего; после заявленного требования вымогателем применено насилие без временного разрыва между требованием и насилием. Таким образом, вымогательство отличает только направленность требования в будущее, даже если требование может быть удовлетворено через крайне малый промежуток времени после заявления самого требования.

Действующая редакция ст. 163 УК предусматривает следующие виды угроз: 1) угроза применения насилия, 2) угроза уничтожения или повреждения чужого имущества, 3) шантаж.

Угроза уничтожения или повреждения чужого имущества имеет место тогда, когда вымогатель запугивает потерпевшего причинением вреда чужому имуществу, а именно уничтожением или повреждением имущества, чужого для вымогателя (но ценного, значимого для потерпевшего). По мнению диссертанта, слово «чужого» не подходит по смыслу применительно к имуществу, которое может быть уничтожено или повреждено вымогателем, поскольку также указывает (при семантическом толковании) на возможность уничтожения или повреждения имущества третьих лиц. Предлагается слово «чужого» исключить, угрозу уничтожения или повреждения имущества – обозначить как угрозу «уничтожения или повреждения имущества, ценного для потерпевшего и (или) его близких».

В работе диссертантом обосновывается самостоятельное уголовно-правовое значение шантажа и предлагается дополнить Уголовный кодекс общей нормой о шантаже.

Существуют различные виды шантажа, одним из которых является имущественный шантаж. В общей норме о шантаже необходимо дать понятие шантажа. В специальных нормах Особенной части УК, где шантаж выступает в виде способа совершения преступления, следует ограничиться называнием данного способа «с использованием шантажа» без раскрытия данного понятия.

В целях совершенствования уголовного законодательства и защиты личности от шантажа предлагается включить в УК ст. 138-1 «Шантаж». Предлагается следующий вариант диспозиции: «Шантаж, то есть угроза разглашением действительных или вымышленных сведений, позорящих или компрометирующих потерпевшего и (или) его близких, а равно иных сведений, которые могут причинить вред правам и интересам потерпевшего и (или) его близких, либо сведений, которые потерпевший желает сохранить в тайне, с целью понуждения потерпевшего совершить против его воли в пользу шантажиста или иных лиц указанные им действия либо отказаться от их совершения, наказывается…». При конкуренции норм ответственность должна наступать по норме, запрещающей конкретное деяние, где шантаж является одним из способов совершения преступления. В статье 163 УК диссертант предлагает упростить формулирование угроз, указав на шантаж как способ совершения вымогательства. Состав предлагаемой статьи УК следует считать формальным, поскольку преступление окончено после оглашения угрозы.

Диссертантом предлагается отказаться от оценочного понятия «существенность вреда», в настоящее время включенного в диспозицию ст. 163 УК. Интерпретация оценочного признака «существенность вреда» в норме о вымогательстве на практике значительно затруднена.

Спор о вымогательстве по поводу признания или непризнания его хищением должен быть решен в пользу сторонников непризнания данного преступления хищением. Ряд признаков, обязательных в хищении, в вымогательстве носит факультативный характер. Изъятие чужого имущества и обращение его в пользу виновного или иных лиц находится за пределами состава данного преступления. Последствия на квалификацию преступления не влияют, хотя и учитываются при назначении наказания.

В диссертации также разработано понятие места совершения вымогательства.

На практике не возникает трудностей при определении места вымогательства, если требование предъявляется потерпевшему лично вымогателем в определенном месте. Тем не менее, вымогательство относится к преступлениям, которые в настоящее время могут быть совершены именно дистанционно – когда вымогатель и потерпевший находятся на удаленном друг от друга расстоянии. В современных условиях возможным является вымогательство с использованием технических средств: телефона, факса, электронной почты и т.п. По мнению диссертанта, местом совершения вымогательства следует считать то место, где потерпевший узнал о заявленном требовании.

При анализе квалифицирующих признаков вымогательства отмечается неудачность законодательной конструкции ч. 2 и ч.3 ст. 163 УК. П. «г» ч. 2, введенный Федеральным законом от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ, устанавливает ответственность за вымогательство, совершенное в крупном размере. П. «б» ч. 3 – за вымогательство, совершенное в целях получения имущества в особо крупном размере. Исходя из буквального толкования нормы, следует, что вымогатель должен получить имущество в крупном размере, а это уже отвечает признакам хищения. Данный признак не соответствует определению вымогательства, обозначенному законодателем как преступление с формальным составом.

В работе предлагается данные признаки сформулировать как «в целях получения имущества или приобретения имущественных выгод в крупном размере» и «в целях получения имущества или приобретения имущественных выгод в особо крупном размере», оставив слово «цели» во множественном числе в обоих признаках, поскольку именно при вымогательстве возможно сочетание целей приобретения имущества, получения имущественных выгод.

П «в» ч. 2 ст. 163 УК содержит квалифицирующий признак «с применением насилия». В ряде случаев в УК термин «насилие» используется неоднозначно. В УК нет четкого определения данного понятия. В то же время законодателем используются близкие термины, которые можно считать различными формами проявления насилия: психическое принуждение, физическое принуждение, причинение физических страданий, насильственные действия, физическое насилие, физическая боль, угрозы, побои, истязание, нападение, принуждение, понуждение, издевательство, особая жестокость, мучения для потерпевшего.

В целом понятие «насилие» является сложным и требует отдельного глубокого исследования. В настоящее время непоследовательность в использовании данного термина порождает различное толкование его в теории и на практике. В ряде статей Уголовного кодекса термин «насилие» не конкретизируется. Этим понятием может охватываться как физическое, так и психическое насилие.

В диспозиции иных статей категория «насилие» обозначает лишь физическое насилие, поскольку наряду с термином «насилие» употребляется понятие «угроза применения насилия», т.е. специально оговаривается психическое насилие. Это имеет место и в ст. 163 УК.

Применительно к вымогательству можно сделать вывод, что в первой части статьи речь идет о психическом насилии (угрозы), во второй и третьей частях – о физическом. Так во второй части статьи речь идет о применении насилия без оговорки последствий, в третьей части - последствия конкретизированы - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Только реализация угрозы насилием нашла отражение в квалифицирующих признаках вымогательства. Реальное повреждение или уничтожение имущества требует дополнительной квалификации по ст. 167 УК. Реальное разглашение сведений заведомо клеветнического или оскорбительного характера квалифицируется по совокупности как клевета либо оскорбление. И только реализация угрозы насилием не требует дополнительной квалификации.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»