WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

Впоследствии были сформированы иные подходы к пониманию вымогательства, а в Уложение 1863 г. были включены несколько статей, которые относили к вымогательству: принуждение к даче обязательства и вымогательные угрозы. Но понятия вымогательства как самостоятельного имущественного преступления право не давало. Ответственность за различные его виды предусматривалась в разных местах закона. По сути, устанавливалась ответственность за имущественное и должностное вымогательство. Отдельные виды вымогательства не согласовывались между собой, были построены по различным основаниям, шантаж не был предусмотрен.

В Уголовном Уложении 1903 года впервые вымогательные угрозы причинения телесных повреждений и насилия над личностью и принуждение доставить себе или иному лицу имущественную выгоду, уступить право по имуществу или вступить в иную невыгодную сделку по имуществу были объединены в одном составе преступления – вымогательстве.

После Октябрьской революции в советское время ответственность за совершение вымогательства была установлена в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. двумя составами преступлений в главе 6 "Имущественные преступления" (ст. 194 и ст. 195). Второй из составов часто рассматривается исследователями как шантаж.

С этого времени можно проследить бессистемное применение термина "шантаж" в российском праве. До настоящего времени отсутствует нормативное закрепление этого понятия и не сформирована модель закрепления в уголовном праве ответственности за шантаж.

УК РСФСР 1922 г. частично повторяет цели вымогательства из Уголовного уложения 1903 г. И в одном, и в другом источнике говорится об имущественной выгоде, о праве на имущество. Уголовное уложение в качестве цели называет также "сделку по имуществу", а УК говорит о требовании совершения "каких-либо действий" без указания на их имущественный характер. Исходя из того, что преступление было помещено в главу 6 "Имущественные преступления" и из того, что преступление рассматривалось как корыстное посягательство, мы можем предположить, что имелись в виду какие-либо действия имущественного характера. Но эта неточность создавала возможность расширения сферы применения данного состава.

УК РСФСР 1926 г. содержал уже общее понятие вымогательства без выделения шантажа в специальную норму. В УК четко определен основной объект вымогательства – имущественные отношения.

Существенное изменение соответствующая норма претерпела в УК РСФСР 1960 г. Ранее действовавшая норма была разделена на ст. 95 и ст. 148 УК РСФСР, предусматривавшие ответственность за вымогательство государственного, общественного имущества и личного имущества граждан. В редакции данных статей законодатель отказался от имущественных выгод в качестве предмета вымогательства (как это имело место в УК 1922 и 1926 г.г.), ограничившись имуществом и правом на имущество. Содержание угрозы было расширено за счет угрозы насилия над близкими потерпевшего, оглашения позорящих сведений о них или истребления их имущества.

Диссертантом отмечается неравенство установленной ответственности по ст.148 и 95 УК РСФСР в связи с приоритетом социалистической собственности (то есть государственной и общественной) над личной собственностью.

В 1989 г. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в статьи 95 и 148 УК РСФСР были внесены дополнения. В диспозицию ст. 95 УК РСФСР было включено новое понятие "кооперативное имущество". Судя по санкциям статей 95 и 148 УК РСФСР, было признано равенство общественной опасности данного посягательства в отношении всех форм собственности.

В работе отмечается, что после принятия УК 1960 г. взгляды на юридическую природу вымогательства неоднократно менялись. Вымогательство рассматривалось в качестве самостоятельной формы хищения, позже появилась точка зрения, согласно которой вымогательство относилось к посягательствам, близко примыкающим к хищениям, затем его стали относить к корыстным посягательствам на собственность, которые не являются хищениями. Данная проблема не потеряла своей актуальности и в настоящее время.

90-е годы ознаменованы существенным ростом количества регистрируемых вымогательств. В 1994 г. из Особенной части УК была исключена ст.95, предусматривавшая ответственность за вымогательство государственного, кооперативного или общественного имущества. С этого момента посягательство на все виды собственности путем вымогательства было предусмотрено одной статьей – 148, в диспозицию которой было включено общее понятие "чужое имущество".

Новизна решения вопроса об ответственности за вымогательство состояла в том, что наказуемость данного преступления дифференцировалась в зависимости от содержания угрозы, с помощью которой вымогалось чужое имущество. Основным составом вымогательства охватывалась только угроза оглашением позорящих сведений о потерпевшем или его близких. Угроза насилием над этими лицами, как и угроза повреждением или уничтожением их имущества выполняли роль квалифицирующих признаков, предусмотренных ч.2 ст.148 УК (статья содержала всего пять частей). В соответствии со ст.10 УК в новой редакции возраст уголовной ответственности, как за простое вымогательство, так и за вымогательство при отягчающих обстоятельствах был снижен до 14 лет.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. определил вымогательство как "требование передачи чужого имущества, или права на имущество или совершение других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких". Ответственность за вымогательство, совершенное с применением насилия, была установлена в одной норме (п. "в" ч.2). Квалифицирующий признак «вымогательство, соединенное с повреждением или уничтожением имущества» был исключен. Вымогательство и уничтожение или повреждение чужого имущества стали квалифицироваться по совокупности.

По мнению диссертанта, существующая законодательная конструкция вымогательства нуждается в законодательной доработке и совершенствовании, основные направления которого показаны в настоящей работе.

В параграфе 2 «Ответственность за вымогательство в зарубежных странах (сравнительно-правовой анализ)» проводится сравнительное правовое исследование, которое по своему виду является внешним. В зависимости от объектов исследования сравнение проведено на первом уровне – сравнение правовых норм (микросравнение). При проведении сравнения параллельно излагаются сравниваемые нормы, обращается внимание на технико-юридические моменты. Способ сравнения в этом случае – нормативный.

В работе анализируются принципы формулирования нормы о вымогательстве в Модельном Уголовном кодексе для государств – участников СНГ, в уголовных кодексах государств-участников СНГ (Республики Беларусь, Республики Таджикистан, Республики Узбекистан, Грузии, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Украины, Республики Азербайджан), в уголовных кодексах европейских государств (Болгарии, Польши, Латвийской Республики, Франции, Германии, Испании, Италии, Швейцарии; странах скандинавского права – Дании, Швеции), в УК Японии и Китая, в уголовном законодательстве государств англосаксонской правовой семьи (Англии, Австралии, США).

Модельный УК для государств-участников СНГ не дал четкой нормы о вымогательстве, расположив ее среди хищений, но при этом сформулировал иным способом, не позволяющим считать вымогательство хищением. Эта неопределенность нашла отражение и в УК государств-участников СНГ.

Так, по УК Республики Беларусь вымогательство признается хищением. В то же время, определив хищение безвозмездным завладением, вымогательство охарактеризовано как имущественное требование, сопряженное с угрозой. Противоречия подобного рода имеются и в УК других государств.

Как хищение вымогательство рассматривается в УК Республик Таджикистан, Узбекистан.

По законодательству Таджикистана требование, сопряженное с угрозой не является оконченным преступлением. Для признания преступления оконченным необходимо выполнение требований вымогателя.

В УК Грузии, Казахстана, Азербайджана вымогательство хищением не признается.

Законодатель Кыргызстана называет вымогательство хищением и не хищением одновременно. Законодатель Украины отвел вымогательству отдельную роль, разделив корыстные преступления на хищения, присвоения и вымогательство.

В целом нормы в рассмотренных УК не отличаются безупречностью и, по мнению диссертанта, нуждаются в доработке.

Правильным решением, по мнению диссертанта, является установление уголовной ответственности за вымогательство вознаграждения, что нашло отражение в УК Республик Таджикистан и Узбекистан.

Анализ норм УК европейских государств показал различие подходов к формулированию нормы о вымогательстве. Сохраняя в целом общую направленность при установлении уголовной ответственности за вымогательство, законодатели учли особенности, связанные с национальными системами права и криминологической ситуацией.

Понятие вымогательства связано как с предоставлением имущественной выгоды (УК Болгарии, УК Польши), так и с принуждением к совершению действий, противных воле потерпевшего, влекущих имущественную выгоду для вымогателя; принуждением к поведению, в результате которого причиняется имущественный ущерб (УК Швейцарии, Италии, Испании, Швеции). УК Франции называет в качестве предмета вымогательства информацию.

Разрешая вопросы, связанные с возможностью покушения на вымогательство, некоторые УК прямо устанавливают наказуемость покушения (Германии, Франции).

УК Испании совместил в одной статье ответственность за вымогательство и принуждение к совершению сделки.

Наиболее широкий спектр возможных угроз перечислен в УК Дании, включая угрозы повреждения товаров, лишения свободы путем выдвижения ложного обвинения.

По уголовному праву Японии вымогательство является способом (включающим угрозы и насилие) деформации воли потерпевшего, воздействия на его психику до такого предела, что потерпевший передает имущество вымогателю либо предоставляет имущественную выгоду. Данное положение заслуживает внимания, поскольку позволяет правильно понять субъективную и объективную сущность деяния. Вымогатель воздействует на психическую сферу личности и полностью подчиняет ее своей воле.

Понятие вымогательства известно также законодателям стран англосаксонской правовой семьи. По уголовному законодательству Англии понятие вымогательства толкуется очень широко, что позволяет привлекать к уголовной ответственности лиц, совершивших деяния самого различного характера. Угроза понимается также широко, включая угрозу и неопределенного характера.

Неявную угрозу также признает УК Австралии, но четко различает виды угроз по их адресатам (угроза индивидууму и угроза государственному служащему). Само же вымогательское требование может относиться, а может и не относиться к собственности. Госслужащий может быть не только потерпевшим, но и специальным субъектом данного преступления.

Это положение нашло свое отражение и в уголовном законодательстве США, где субъектом преступления является должностное лицо. Определения вымогательства по законодательству штатов отличаются друг от друга по признакам, образующим данное преступление. Существенным является и признак оконченности преступления. По УК одних штатов достаточно заявления незаконного требования, по другим необходимо фактическое завладение имуществом. Федеральное законодательство различает вымогательство и шантаж. Рэкет является частным случаем вымогательства.

Изучение зарубежного уголовного законодательства позволило сопоставить нормы о вымогательстве и выявить ряд проблем, которые требуют своего обсуждения и разрешения в российском уголовном законодательстве, и которые рассмотрены во второй главе диссертации.

Вторая глава - «Уголовно-правовой анализ и криминологическая характеристика вымогательства» включает пять параграфов.

Первый параграф посвящен вопросам определения объекта и предмета вымогательства. В работе отмечается, что отечественной наукой уголовного права разработке теории объекта преступления всегда уделялось значительное внимание. Кратко показаны основные подходы к его определению. Дореволюционными юристами объект преступления прямо отождествлялся с его предметом. Советской юридической наукой была выработана концепция, согласно которой объект преступления определялся как общественные отношения, охраняемые уголовным законом от преступных посягательств. Наряду с данной концепцией, господствовавшей в науке, высказывались и другие точки зрения. Так в качестве объекта рассматривались: правовая норма (Н.С. Таганцев), общественные отношения и правовая норма (А.А. Пионтковский), материальные и нематериальные ценности: политические, моральные, культурные, иные (А.Н. Трайнин), общественные отношения и производительные силы общества: люди, орудия и средства производства (Кудрявцев В.Н.) человек, люди (Г.П. Новоселов), благо (А.В. Наумов), сложное образование, включающее защищаемое уголовным законом общественное отношение и общественное отношение, защищающее первое общественное отношение (В.Д. Филимонов).

Диссертант придерживается традиционного подхода в определении объекта преступления как общественных отношений, и полагает, что родовым объектом преступлений, включенных законодателем в раздел 8 УК, являются экономические отношения, включающие в себя хозяйственные и имущественные отношения, складывающиеся в процессе производства, распределения, обмена, потребления благ, а также в процессе реализации экономических прав и интересов участниками данных отношений.

В качестве видового объекта вымогательства (как преступления, включенного в главу 21 УК) в диссертации рассматриваются имущественные отношения, хотя традиционно видовым объектом преступлений, содержащихся в главе 21 УК, признаются отношения собственности. На этой же позиции стоит законодатель, давший главе соответствующее название. По смыслу ст. 209 Гражданского кодекса РФ в собственности может быть только имущество. В то же время имущество может быть не только в собственности, но и может быть закреплено за лицом на основании иного вещного права, отличного от права собственности. И в этом плане понятие имущественных отношений шире понятия отношений собственности в юридическом смысле, так как имущественные отношения приобретают различные формы не только с помощью права собственности, но и с помощью ограниченных вещных прав, обязательственных прав, иных правовых средств. Имущественные отношения становятся объектом уголовно-правовой охраны.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»