WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

При анализе истока и цели религиозного праксиса используется метод классической феноменологии Э. Гуссерля. Данный подход позволяет исследовать фундаментальные структуры религиозного праксиса и архетипические значения элементов онтологических моделей религиозных систем.

В исследовании используется методологическая и теоретическая база психоаналитических школ. В частности, концепция бессознательного З. Фрейда, теория архетипов, коллективного бессознательного и понятие психической энергии К. Г. Юнга, а также трансперсональный подход к феномену трансгрессии, в рамках которого духовный опыт, относящийся к антропологической границе, является онтологически пограничным и выражается в онтологической трансформации фундаментальных предикатов наличного бытия.

Методологический синтез проявляется на уровне сопряжения феноменологического, структурно-функционального, историко-аналитического, сравнительно-типологического и энергийно-антропологического подходов в процессе рефлексии над бытийными и антропологическими измерениями религиозного праксиса.

Исследование феномена религиозного праксиса требует проведения категориальных разработок, необходимых для его концептуального оформления. Опираясь на разработки философских и религиозных направлений, в рамках которых осуществлялась работа по категориальной концептуализации духовного опыта, проведена попытка выведения этих категориальных рядов в область исследования проблематики духовного праксиса (Единое, Бог, Абсолют, Внеположный Исток, Нуминозное, Трансцендентное, Сверхбытие). Применены некоторые положения энергийной антропологии, развитые в работах С. Хоружего.

Существенное влияние на формирование авторской концепции религиозного праксиса оказали теоретические разработки Парменида, Платона, Плотина, И. Канта, М. Бубера, Ж.П. Сартра, В.С. Соловьева, Л.П. Карсавина, М. Хайдеггера, К. Ясперса, П.П. Гайденко.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в постановке вопроса об онтологическом статусе религиозного праксиса. В нем впервые представлена концептуализация онтологического статуса феномена религиозного праксиса в контексте классической феноменологии. Результаты, заключающие в себе научную новизну исследования, состоят в следующем:

  • Проведено с учетом различия способов миропонимания, сопоставление рациональных и иррациональных мотивов в рамках философского и религиозного праксиса, а также осуществлен компаративистский анализ концептуальных построений фундаментальных философских и религиозных моделей бытия;
  • Выделена посредством феноменологического подхода базовая структура религиозного праксиса, установлена разница религиозных онтологических моделей бытия в качестве причины различия телеологической компоненты конкретных религиозных практик;
  • Обосновано положение о том, что принцип энергийности является важнейшей предпосылкой классического феноменологического подхода при рассмотрении феномена религиозного праксиса, служит основанием для категориального анализа составляющих конкретных религиозных практик и концептуального анализа религиозных моделей бытия;
  • Доказывается утверждение об универсализации онтологических компонент религиозного праксиса в вариантах религиозных практик и целесообразности нахождения и продуцирования духовной антропологической компоненты на уровне современной философской концептуализации.

Положения, выносимые на защиту:

1. Философский и религиозный праксис являются вариантами духовного праксиса и возникают из интенционального поиска предельных оснований бытия, на что указывает специфика структуры моделей бытия в рамках философского и религиозного дискурсов. Научно-рациональная концептуализация подобного рода феноменов в философском дискурсе достигается выделением в качестве категориального основания Первоистока Бытия. Обращение субъекта праксиса на уровне трансцендентальной субъективности к поиску предельных бытийных оснований, приводит к конституированию модели бытия. Реализация сценария данной модели в последствии позволяет оформить и осуществить энергийное взаимодействие с бытием, вследствие чего происходит бытийная трансформация субъекта. Религиозный праксис по изначальным целям и стратегии субъекта практики сопоставим с философским праксисом, однако отличается по методике реализации. Религиозный праксис представляет собой вариант отношения сознания и бытия, что предполагает выявление определенных признаков: спецификация структуры религиозного опыта в рамках конкретной религиозной школы; прохождение субъектом структурных этапов практики, трансформирующих его, наличие сходных онтологических вех восхождения сознания в различных религиозных традициях.

2. Посредством классического феноменологического подхода становится возможным выявить модель структуры религиозного праксиса, а так же установить в качестве причины различия телеологической компоненты практик разницу в религиозно – онтологических моделях. Исток религиозного праксиса постигается как смысловая сущность феномена, которая конституируется как «данность» сознанию идеи непостижимого сверхрационального Первоистока бытия. Единый вектор интенционально – переживательным актам задает трансцендентальная субъективность как источник активности и смыслообразования. Структура религиозного праксиса включает в себя следующие компоненты: интуиция Первоистока как импульса Единства, Вечности и Бесконечности (hyle); восприятие импульса Первоистока и конституирование его формы (ноэма); отклик на импульс Первоистока, выраженный в антропологической стратегии (ноэза). В зависимости от особенностей индивидуальной психики, интуиция Первоистока бытия раскрывается в сознании как: поиск единства мира; имманентное неприятие смерти; поиск предельных смыслообразующих основ бытия.

3. Религиозный праксис в аспекте «действие – отношение» начинается с принятия субъектом внутренней онтологической направленности к взаимодействию с Первоистоком бытия. Исследуемая форма праксиса как энергийная деятельность представляет собой активную целеустремленность сознания к цели праксиса. Основанием экстраполяции принципа энергийности в феноменологию для анализа религиозного праксиса является общность предмета исследования методологий Э. Гуссерля и С. Хоружего, в качестве которого выступают феномены духа. Категория энергии при концептуализации религиозного праксиса обретает свое значение в пространстве субъекта и рассматривается как энергия импульсов субъекта праксиса (воля, чувство, мысль, устремленность), что в классической феноменологии соотносится с понятием интенциональность. Результатом подобной деятельности для сознания становится достижение ясно оформленной смысловой структуры объекта, на который было направлено внимание. Различные религиозные традиции представляют свои варианты концептуализации феномена Первоистока бытия и стратегии отношения с ним. Сравнительный анализ практик показывает наличие общей структуры духовного делания, ведущих к определенным трансперсональным состояниям сознания. Однако при наличии сходных техник смысловые содержания конкретных практик различаются, что объясняется разнообразием онтологических моделей.

4. Выяснение онтологического статуса духовной реальности человека позволяет обосновать определяющую роль духовных начал в человеческой жизни, а так же определить бытие как живую целостность с приоритетом духовной доминанты. Анализ различных подходов относительно методологии исследования духовных феноменов показывает фундаментальную дихотомию научного методологического аппарата по принципу «наук о природе» и «наук о духе». В качестве концептуального основания для изучения феноменов человеческого духа и, в частности, религиозного праксиса, выступает методологическая база «наук о духе», ориентированная на жизненный опыт субъекта. Эмпирическая реальность в рамках «наук о духе» раскрывается как тотальность жизненно важных связей и значений, что отражает логику исследуемого объекта и фиксируется в понятийно-категориальных построениях. В «науках о духе» невозможно провести непреодолимую черту между духовным миром познающего субъекта и познаваемой им объективированной духовностью. «Науки о духе» опираются на изначальный фундаментальный опыт сознания, в котором отсутствует субъекно – объектное разделение. Обозначенный способ восприятия предельных оснований аналогичен уровню трансцендентальной субъективности в феноменологии Э. Гуссерля. Это перцептуальное целое схватывается и закрепляется с помощью понимающей способности разума.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования.

Теоретическая значимость диссертационного исследования определяется необходимостью концептуального исследования феномена религиозного праксиса с привлечением методологического базиса классической феноменологии. Полученные результаты исследования позволяют обратиться к построению комплексного подхода к исследуемому феномену и его конкретным проявлениям.

Практическая значимость работы заключается в более глубоком понимании истоков и динамики религиозного праксиса с точки зрения его включенности в общую структуру бытия, а так же, с позиции субъективного восприятия этого процесса. Положения и выводы, изложенные в диссертации, способствуют пониманию специфики имманентного механизма онтологической трансформации в конкретной религиозной традиции. Разрабатываемые в данном диссертационном исследовании категориальные ряды могут выступать методологической основой прикладных исследований в рамках онтологии, истории философии, культурологии, религиоведения, философской антропологии, социологии и других смежных дисциплин.

Материалы диссертационной работы могут быть использованы в дальнейшей научно-исследовательской и преподавательской деятельности, а также для разработки образовательных программ в области фундаментальной философской проблематики, способствуя методологической, категориальной и содержательной проработке новых учебных курсов.

Апробация работы. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры религиоведения и философской антропологии СГУ им. Н.Г.Чернышевского, на аспирантском семинаре в 2006 – 2009 гг.

Отдельные выводы, теоретические положения и результаты исследования апробированы в выступлениях и научных докладах на девяти конференциях, в том числе: межвузовская научная конференция «Человек в научном и религиозном мире; проблема внутреннего диалога» (Саратов, декабрь 2005); всероссийская научная конференция «Общество риска и человек в ХХI веке: альтернативы и сценарии развития», проведенной Региональным отделением Философского общества РФ (Саратов, июнь 2006); межвузовская научная конференция «Общество риска. Цивилизационный вызов и ответ человечества» (Саратов, декабрь 2006); международная научная конференция «Философское наследие С.Л. Франка и современность» (Саратов, май 2007); международная научно-практическая конференция «Формирование гражданской личности в современной России: потенциал и модели межнационального и межконфессионального взаимодействия» (Саратов, июнь 2007); четвертые межрегиональные Пименовские чтения (Саратов, декабрь 2007); межвузовская научная конференция «Мифология нового тысячелетия опыт социально-гуманитарной экспертизы» (Саратов, апрель 2007); межвузовская научная конференция «Жизнь: бытийственный, ценностный и антропологический аспекты» (Саратов, декабрь 2008); международная научно – практическая конференция «Славянский мир: общность и многообразие» (Саратов, май 2009). Полученные в диссертации научные результаты представлены в 7 авторских публикациях общим объемом 3,25 п.л.

Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав и заключения. В конце работы помещен библиографический список используемой литературы.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность выполненного диссертационного исследования, раскрывается степень научной разработанности проблемы, определяются объект и предмет исследования, формулируются цели и задачи исследования, рассматриваются теоретико-методологические основы работы, определяется ее научная новизна, излагаются положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая значимость работы, характеризуется ее апробация.

Первая глава «Методология исследования и онтологический статус религиозного праксиса» посвящена рассмотрению особенностей философского праксиса в сопоставлении с религиозным. Рассматриваются онтологические основания анализа понятий «духовный праксис», «философский праксис», «религиозный праксис», «Первоисток бытия», субъект, объект и цель праксиса, «духовный», «мистический», «религиозный» опыт, и производится концептуализация данных понятий с применением методологии классической феноменологии.

В первом параграфе «Религиозный праксис в онтологических моделях религиозно философских систем» обращается внимание на осмысление духовной сферы человеческой деятельности. Анализируется один из уровней праксиса, относимый к человеческому бытию – духовный праксис. Можно выделить следующие виды духовного праксиса: художественный, религиозный, философский и научный. Укорененность человеческого существования в бытии порождает творение смыслов и их актуализацию, а так же духовно – энергийный аспект соприкосновения с бытием. Под праксисом подразумевается включенность субъекта в событие, заинтересованность в результатах деятельности. В широком смысле праксис является стратегией и вектором, в рамках которого ориентировано существование, а так же выступает ключевой компонентой для получения опыта. Праксис как форма отношений является деятельностью «теургической», поскольку человек выявляет, исследует, компонует необходимым образом элементы бытия. Поэтому действие, актуализирующее стратегию существования субъекта, имеет онтологическую значимость.

Духовный праксис выражается для человека в разных аспектах, что соотносимо с системой человеческого мировоззрения как форме стратегии и контакта с внешней реальностью. Любая форма духовного праксиса есть становление, активность. В рамках субъекта этот праксис направлен на устранение субъектно – объектных связей. В системе субъекта праксис связан с внешним взаимодействием, хотя направлен на предельное основание бытия. Спецификой именно религиозного праксиса является поиск предельных основ бытия и осуществление этого понимания в искомом духовном состоянии (обожение, самадхи, нирвана и т.п.).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»