WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

У мужчин фармакогенная прибавка веса отмечалась при терапии оланзапином и клозапином на всех этапах терапевтического процесса; при терапии рисперидоном - только в периоды 3-6 и 12-18 месяцы терапии; при терапии кветиапином – 3-й месяц и 12-18 месяцы лечения. В целом, т.е. за 18 месяцев терапии, значимая прибавка веса происходила при терапии рисперидоном, оланзапином, клозапином и кветиапином, причем средние показатели были достоверно выше (p<0,01) при терапии оланзапином, по сравнению с остальными препаратами.

В отличие от мужчин, фармакогенная прибавка веса у женщин была характерна для терапии (на всех ее этапах) оланзапином и рисперидоном; в периоды к 3 месяцу, 3-6 месяцы и 12-18 месяцы – клозапином и 3-6 и 12-18 месяцы – кветиапином. Кроме того, в отличие от мужчин, при терапии амисульпридом в период с 12 по 18 месяцы у женщин прирост веса тела составил 8,14%, что соответствует фармакогенной прибавке веса. Более того, за весь период (1,5 года) значимую прибавку веса обнаружили больные при терапии всеми исследуемыми препаратами.

Таким образом, атипичные антипсихотики различаются между собой по выраженности фармакогенной прибавки веса, имеют характерные временные особенности ее формирования и зависят от гендерного фактора. Кроме того, лишь при терапии рисперидоном отмечалась более высокая частота встречаемости и выраженности фармакогенной прибавки веса по сравнению с данными, приводимыми Alisson D.B (1999), Green J.K. (2000), Ваниной Е. (2001), Newcomes J.W. (2006).

При терапии рисперидоном и оланзапином повышение веса тела происходило у пациентов с нормальным весом, так и с его дефицитом, что выражалось в достоверном (p<0,01) снижении доли пациентов с ИМТ>25,0 кг/м и ИМТ>18,0кг/м и достоверном (p<0,01) повышении доли пациентов с 1 степенью избыточного веса. При терапии клозапином у пациентов обоих полов прибавка веса отмечалась независимо от фоновых значений. Отличительной особенностью терапии кветиапином являлось то, что повышение веса тела было характерно для больных с нормальным весом или его дефицитом, а снижение – для больных с избыточным весом. Терапия амисульпридом не приводила к изменениям ранжированных показателей ИМТ на всех этапах терапии.

Оценка влияния факторов «диагноз», «фармакогенный» (препарат + доза препарата), «длительность заболевания», «наследственная отягощенность по метаболическим нарушениям», «нейроэндокринные дисфункции в анамнезе», «терапия в анамнезе» на отдельные клинические проявлениями НЭД (НМЦ, снижение либидо, галакторея, нагрубание и болезненность молочных желез, повышенная жажда, полиурия, ИМТ, вес тела), проведенная с использованием дисперсионного анализа, показала, что на изменение веса у больных в процессе длительной противорецидивной терапии АА влияет фактор «препарат», а также сочетание факторов «препарат» + «длительность заболевания» и «препарат» + «терапия в анамнезе». В развитии НМЦ, снижения либидо, галактореи, нарушений пищевого поведения принимают участие фармакогенные факторы «препарат», «доза препарата», «диагноз», а также «длительность заболевания», «терапия в анамнезе» и «НЭД в анамнезе». В ряде случаев обнаружено их сочетанное влияние. Представляется весьма важным, что фармакогенный фактор в данном случае имеет более весомое значение. Все остальные факторы реализуют свое влияние в основном только в сочетании с основным, что и определяет формирование эндокринных побочных эффектов, которые характерны для терапии каждым из исследуемых антипсихотиков.

Анализ данных, полученных при изучении клинических и ряда биологических (биохимических и антропометрических) характеристик НЭД у больных в процессе купирующей терапии, показал, что среди НЭД при купирующей антипсихотической терапии как АА (рисперидон, оланзапин, клозапин, кветиапин и амисульприд), так и галоперидолом, довольно значительное место занимает синдром ГП.

Результаты динамического исследования уровня пролактина у больных параноидной шизофренией и ШАР в целом по группам показали, что терапия рисперидоном, амисульпридом и галоперидолом приводит к достоверному (p<0,01) повышению содержания пролактина в крови, тогда как терапия клозапином и кветиапином не оказывает влияния на его уровень, что выражалось в достоверном (p<0,01) снижении показателей пролактина у больных этих групп (диаграмма 3).

Диаграмма 3 Динамика уровня пролактина у мужчин и женщин процессе купирующей антипсихотической терапии (мМЕ/л)

* – p<0,01 – достоверность внутригрупповых различий по сравнению с фоновыми значениями (критерий Вилкоксона)

† – p<0,01 – достоверность различий между мужчинами и женщинами на выделенных этапах терапии (критерий Манна-Уитни)

N1 – диапазон референтных показателей у мужчин

N2 – диапазон референтных показателей у женщин

Динамика уровня пролактина у пациентов обоих полов была сходной независимо от эффективности терапии. При этом свое влияние рисперидон, амисульприд, галоперидол, клозапин и кветиапин реализуют независимо от фоновых значений содержания пролактина. И у мужчин, и у женщин при фоновых значениях, превышающих референтные показатели, терапия рисперидоном, амисульпридом и галоперидолом приводила к достоверному (p<0,01) повышению его содержания, тогда как при терапии клозапином и кветиапином уже к 3-4 неделе отмечалась нормализация изначально повышенного уровня гормона. Влияние оланзапина на уровень пролактина у мужчин было сходно с клозапином и кветиапином, в то время как у женщин его влияние зависело от исходных (фоновых) показателей гормона. При исходно нормативных уровнях пролактина оланзапин не оказывал своего пролактогенного действия; при цифрах, превышающих 1000 мМЕ/л происходило снижение и нормализация уровня гормона к 6-8 неделе терапии, а у пациенток с уровнем пролактина менее 1000 мМЕ/л терапия оланзапином приводила к повышению его содержания через месяц терапии с последующем его снижением и, в ряде случаев, нормализацией к 6-8 неделе.

Проведенный корреляционный анализ показал, что у женщин при применении более высоких доз рисперидона повышение уровня пролактина к 3-4 неделе терапии было более значительным (r = 0,37; p = 0,02), тогда как более высокие дозы кветиапина приводили к более выраженному снижению исходно высоких уровней гормона (r = –0,37; p = 0,029). Полученные данные о наличии отрицательных корреляционных связей между высоким уровнем пролактина при терапии амисульпридом у мужчин и женщин (r = –0,53; p = 0,004 и r = –0,57; p = 0,03) и при терапии клозапином у женщин и эффективностью терапии могут свидетельствовать о том, что более значительное повышение от исходных уровней пролактина имеет неблагоприятное прогностическое значение для эффективности терапии указанными препаратами.

Обнаруженные различия в уровнях пролактина при терапии антипсихотиками между женщинами и мужчинами на всех этапах исследования свидетельствуют об участии в развитии гипрепролактинемии фактора полового диморфизма, связанного с определенной гендерной спецификой гипоталамо-гипофизарно-гонадных взаимодействий у женщин, что согласуется с данными, приводимыми в исследованиях Grunder G. (1999), Canuso C.M. (2002) и Perkins D.O. (2003). Сравнительная частота клинических проявлений синдрома ГП у больных параноидной шизофренией и ШАР представлена в таблице 2.

Как видно из таблицы 2, клиническая структура синдрома ГП у женщин при купирующей терапии всеми препаратами характеризовалась НМЦ, галактореей, снижением либидо, а также нагрубанием и болезненностью молочных желез (исключение составили пациентки при терапии кветиапином, у которых изменений в молочных железах не наблюдалось). У мужчин клиническая структура синдрома включала снижение либидо при терапии всеми нейролептиками, нарушения эректильной и эякуляторной функций при терапии рисперидоном, амисульпридом и галоперидолом, а также галакторею и гинекомастию при терапии рисперидоном и галоперидолом.

Исследование динамики частоты встречаемости и выраженности галактореи и сопоставление клинических показателей с уровнем пролактина показало, что рисперидон, амисульприд, галоперидол и частично оланзапин, достоверно повышая секрецию пролактина, приводят к развитию галактореи в основном у больных женского пола. Терапия клозапином и кветиапином характеризуется отсутствием формирования галактореи, в связи с тем, что эти препараты не влияют на уровень пролактина. Следует также подчеркнуть, что галакторея, сопутствующая гиперпролактинемии, в большинстве случаев частично или полностью купируется после нормализации показателей пролактина при терапии клозапином, оланзапином и кветиапином.

Таблица 2. Сравнительная частота клинических проявлений синдрома гиперпролактинемии у больных параноидной шизофренией и ШАР

к 6-8 неделе купирующей терапии нейролептиками (%)

Группы

Признаки

Рисперидон (I)

(n=83)

Оланзапин(II)

(n=56)

Клозапин(III)

(n=37)

Кветиапин(IV)

(n=37)

Амисульприд(V)

(n=23)

Галоперидол(VI)

(n=55)


М

n=45

Ж

n=38

М

n=10

Ж

n=46

М

n=8

Ж

n=29

М

n=5

Ж

n=32

М

n=12

Ж

n=11

М

n=22

Ж

n=33

Опсоменорея

65,7

51,0

51,0

44,0*

56,0

52,0

Гипоменорея

17,6

29,2*

22,0

23,5

Олигоменорея

17,6

29,2

22,0

47,0

61,0*

35,2

Гиперменорея

6,5

___

Галакторея

10,0

69,6*

46,5

13,5

3,4

33,3

57,4

4,4

72,0*

Нагруб. и болезн.молоч.жел.

38,2*

2,0

5,0

27,1*

8,2

Гинекомастия

12,5

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»