WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Экспериментальную базу исследования составили 18 фрагментов оригинального художественного текста на английском языке (Galsworthy John. The Forsyte Saga. The Man of Property. – Moscow: Progress Publishers, 1974. – 384 p.). Отобранные для эксперимента фрагменты текста снабжены 21 единицей лингвокультурного комментария, составленного Н.К. Матвеевой в 1974 году. Фрагменты англоязычного художественного текста содержали перечисленные в главе I виды прецедентных феноменов (прецедентное имя, прецедентное высказывание, прецедентная ситуация, символ прецедентного феномена) из разнообразных источников. В них представлены все обнаруженные нами модели внедрения прецедентных текстов в основное содержание художественного текста на английском языке. Наряду с уже имеющимися комментируемыми единицами к предложенным фрагментам художественного текста, в задание также было включено 9 прецедентных единиц, которые по нашим субъективным ощущениям могли нуждаться в лингвокультурном комментировании. Таким образом, отобранные нами 30 единиц отражают все потенциально возникающие у реципиента англоязычного художественного текста типы лакун.

В круг респондентов вошли 418 человек (256 студентов второго, четвертого и пятого курсов института иностранных языков, изучающих английский язык как основную специальность, и 162 представителя разнообразных профессий и социальных групп различных уровней языковой компетенции в возрасте от 16 до 43 лет).

Респондентам были предложены комментарии к тексту и сами отрывки англоязычного художественного текста, рассчитанного на студентов 3-4 курсов педагогического института; требовалось разнести выделенные комментируемые единицы по трем графам: «Знаю», «Мог бы догадаться», «Необходим комментарий». В четвертый столбец («Ожидал комментария») нужно было выписать то слово или выражение из текста, которое, по мнению респондента, нуждалось в комментарии, но не имело его (то есть лакуна, образованная незнанием прецедентного текста, включенного во фрагмент). Время работы над заданием не было ограничено.

Проведенный эксперимент подтвердил выдвинутые нами предположения: не все прецедентные единицы англоязычного художественного текста, представленные в комментариях, нуждаются в лингвокультурном комментировании; прокомментированы не все единицы художественного текста, нуждающиеся в пояснении; лакуны претерпевают качественные и количественные изменения с течением времени. Результаты эксперимента также позволяют утверждать, что в качестве первичной опоры в процессе распознавания прецедентных единиц англоязычного художественного текста для реципиента выступают лингвокультурные фоновые знания родного языка и культуры, а также базовая лингвокультурная информация об английском языке. Реципиент соотносит прецедентные единицы англоязычного художественного текста с мифологемами, эталонами и стереотипами, характерными для его родной культуры, а затем – для культуры англоязычных стран, восстанавливая, таким образом, семантику данных прецедентных единиц и заполняя (или обнаруживая) лакуны собственного лингвокультурного фонового знания.

Эксперимент дает возможность выявить группы прецедентных единиц, наиболее распространенных и наименее подверженных временным изменениям, отсутствие которых в тезаурусе русскоязычного реципиента англоязычного художественного текста обнаруживает языковые лакуны: низкочастотные единицы со значением, не выводимым из контекста; индивидуальные авторские стилистические приемы; окказионализмы; узко специальные термины; перефразировки и аббревиатуры. Установлено также, что менее всего нуждающимися в комментировании группами языковых единиц являются: легко восстанавливаемые иллитерасизмы; заимствования и термины, носящие интернациональный характер; низкочастотная лексика, значение которой легко выводится из контекста; единицы, значения которых становятся известными с течением времени или же по мере расширения тезауруса адресата.

Эксперимент показал, что с течением времени лакуны претерпевают качественные и количественные изменения. По мере увеличения объема фоновых знаний читающего, некоторые прецедентные феномены постепенно входят в его когнитивную базу; происходит закрепление за комментируемыми прецедентными единицами их сильного импликационала. В дальнейшем такие единицы претерпевают процесс символизации, то есть в когнитивном пространстве реципиента образуются устойчивые ассоциации данных единиц с культурными мифологемами, эталонами и стереотипами; происходит выделение области слабого импликационала в семантике единиц, то есть процесс их социализации. Высокосоциализированные единицы переходят в персональный корпус прецедентных текстов реципиента. Значения других, ранее абсолютно незнакомых единиц остаются частично раскрытыми для читателя; такие лакуны, по мере их заполнения, преобразуются для реципиента из абсолютных в частичные (относительные). Кроме того, общечеловеческие знания обладают способностью устаревать и обновляться независимо от изменений в тезаурусе конкретного реципиента, поэтому критерий социальной значимости, актуальности и известности какого-либо понятия для индивида на конкретный отрезок времени заслуживает особого внимания со стороны составителя лингвокультурного комментария.

В Заключении обобщаются основные результаты исследования и указываются перспективы дальнейшего изучения проблемы. В дальнейшем нам представляется целесообразным более подробно изучить особенности возникновения лакун в когнитивной базе реципиента англоязычного художественного текста. Реализуя эту задачу, необходимо более подробно определить, как культура участвует в образовании языковых концептов; к какой части значения языкового знака прикрепляются «культурные смыслы»; осознаются ли эти смыслы говорящим и слушающим и как они влияют на речевые стратегии; существует ли в реальности культурно-языковая компетенция носителя языка, на основании которой культурные смыслы воплощаются в текстах и распознаются носителями языка. Представляется актуальным изучение подходов и приемов лингвокультурного комментирования, которые предпочитают российские и англоязычные ученые и переводчики-комментаторы и причин, которыми продиктован их выбор. Исследование может быть продолжено и за счёт расширения объекта наблюдения, куда войдут комментарии к текстам разнообразных жанров на разных языках, особенности текстовой реализации и национальная специфика которых вызывают несомненный интерес.

Основные положения диссертации были изложены в семи публикациях автора по теме исследования.

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1) Горбунова, Е.А. Семантика в синергетике восприятия комментария к художественному тексту [Текст] / Е.А. Горбунова // Вестник Поморского университета. Серия «Гуманитарные и социальные науки». – Архангельск: Поморский университет, 2006. – № 7. – С. 125-127.

Статьи и материалы, опубликованные в других изданиях:

1) Глухов, Г.В., Горбунова, Е.А. Комментарий в синергетике восприятия художественного текста [Текст] / Г.В. Глухов, Е.А. Горбунова // Вестник Самарского государственного экономического университета. – Самара, 2007. – № 4 (30). – С. 206-208.

2) Горбунова Е.А. Феномен прецедентности в интерьере теории интертекстуальности [Текст] / Е.А. Горбунова // Вестник молодых ученых Самарского государственного экономического университета. – Самара, 2006. – №2(14). – С. 243-247.

3) Горбунова Е.А. Комментарий к художественному тексту как способ элиминирования культурных и языковых лакун [Текст] / Е.А. Горбунова // Феномен творческой личности в культуре: материалы II Международной конференции памяти профессора В.И. Фатющенко 26-27 октября 2006 г. – М.: МГУ, 2006. – С. 339-344.

4) Горбунова Е.А. Комментарий к художественному тексту. Структура и семантика [Текст] / Е.А. Горбунова // Обучение иностранным языкам: настоящее и будущее: сборник материалов и тезисов докладов XII Международной научно-практической конференции. – Самара, 2006. – С. 74-76.

5) Горбунова Е.А. О семантической структуре комментария к художественному тексту [Текст] / Е.А. Горбунова // Диалог языков и культур. теоретический и прикладной аспекты: сборник научных статей. – Архангельск: Поморский университет, 2006. – С. 32-34.

6) Горбунова Е.А. Культурная коннотация как экспонент культуры в единице комментария [Текст] / Е.А. Горбунова // Проблемы прикладной лингвистики: сборник статей Международной научно-практической конференции 28-29 декабря 2006 г. – Пенза, 2006. – С. 65-68.


1 Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. – М.: Слово, 2000. С. 46.

2 Стернин И.А. Лексическая лакунарность и национальная специфика мышления // Новое в лексической семантике / Тезисы и материалы международной конференции «Языковая семантика и образ мира». – Воронеж, 1999. – С. 71.

3 Longman Dictionary of English Language and Culture. Second edition, fourth impression. – Addison Wesley Longman; Harlow, England, 2000.

4 Galsworthy John. The Forsyte Saga. The Man of Property. – Moscow: Progress Publishers, 1974. – 384 p. (Комментарий Н.К. Матвеевой.)

5 Понятие «внутренняя форма» было введено в отечественную лингвистику А.А. Потебней в 1892 г., затем получило свое развитие в конце 20-30-х годов в работах Б.А. Ларина и Г.О. Винокура, занимавшихся проблемами поэтической речи. Внутренняя форма слова – это тот буквальный смысл, который складывается из значений морфем, образующих слово (то есть из значений его корня, приставки и суффикса). Например, слова «конник», «наездник», «всадник» имеют при сходном значении «человек, сидящий на лошади», различные внутренние формы. См.: Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. – М., 1959.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»