WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В третьем, завершающем разделе первой главы рассматривается вопрос роли и места «Персидских мотивов» в западно-восточном литературном синтезе конца Х1Х – начала ХХ века. Утверждается, что если Гёте стал основоположником западно-восточного литературного синтеза, Пушкин – олицетворением его второго этапа, давшего новые результаты синтеза форм восточной и западной литератур, продолжателем дела Пушкина в этом литературном синтезе был М. Ю. Лермонтов. Появлением «Персидских мотивов» С. Есенина начинается новый этап в западно-восточном литературном синтезе. Даже с первого взгляда ясно, что в этом цикле, кроме того, что является творением великого русского поэта, наполнен его духовностью, лиризмом. Это свидетельствует о том, что до Есенина «не было еще на Руси, казалось, поэта, столь проникновенной лиричности и чародейского владения словом, поэта достигшего такого живописного воплощения красоты и суровости русского характера». (10; 281)

Эти особенности цикла являются и причиной того, что стиль данного цикла близок по духу и содержанию не только русскому, но и персоязычному читателю.

Вторая глава диссертации - «История изучения и переводы «Персидских мотивов» на таджикский язык» состоит из четырех разделов. В первом разделе анализируется история изучения «Персидских мотивов» в таджикском литературоведении. Выясняется, что изучение исследуемого материала стихов Сергея Есенина начинается введением, написанным таджикским ученым А. Сатторзода к первому сборнику переводов стихов поэмы на таджикский язык под названием «Гулафшон». Согласно мнению А. Сатторзода «Персидские мотивы» являются ярким образцом творческого подражания стихам великих поэтов прошлого.

Вторым таджикским исследователем, занимающимся изучением знаменитого цикла Есенина является А. Сайфуллоев, который в статье «Дарёи шеъри хуб» («Река прекрасной лирики») анализируя мнение о том, что Есенин созданием этого цикла открыл новое направление в восточной поэзии», суммирует накопленные данные в области изучения поэтики литератур русского и таджикского народов. Другой исследователь А. Давронов называет работу А. Сайфуллоева аналитическим и обзорным, обнаруживает в ней некоторые неточности и заблуждения. Первое заблуждение А. Сайфуллоева, согласно А. Давронову, заключается в том, что он считает количество стихов входящих в цикл «Персидских мотивов» - 16 стихотворений, когда по

В последние десятилетия утверждению самого поэта в цикл вошли 20 стихотворений.

Заслуга таджикского литературоведа А. Давронова в деле изучения «Персидских мотивов» заключается в том, что он в своих работах рассматривает ряд важных проблем касающихся творчества С. Есенина и его цикла. Статья таджикского литературоведа «Горизонты поэтического восприятия» является первой исследовательской работой, где подробно рассматриваются важные и спорные вопросы относительно жизни и творчества С. Есенина. В статьях А. Давронова «Два перевода одного стихотворения», «Шаганэ, ты моя Шаганэ», исследованы проблемы места и даты создания стихотворений, входящих в состав цикла, их количества, вопросы анимализма в творчестве поэта и опровергаются необоснованные мнения некоторых исследователей о восприятии лирического героя поэта.

В данном разделе также анализируется подробно работа известного таджикского литературоведа Вали Самада и выявляется значение его книги «Шахнаме» Фирдоуси и Чернышевский» в исследовании проблем жизни и творчества Сергея Есенина в разделе 1Х « Персидское любовное послание Чернышевского и «Персидские мотивы» Сергея Есенина» («Мењрномаи форсии Чернишевский ва «Савтњои форсї»-и Сергей Есенин). Касаясь вопроса анимализма в творчестве Есенина, автор поддерживает необоснованность утверждения, согласно которому «все животные у Есенина в соответствии с его настроением – жалостные, нездоровые, слезливые и умиротворенные» (10; 229) и якобы Есенин, не сумевший найти жизненной радости внутри себя не сумел увидеть ее и во внешнем мире.прошлого века Есенин был объектом пристального внимания таджикских ученых и даже журналистов. В периодической печати Таджикистана было издано большое количество статей (Р. Кудратов «Поклонник восточных мотивов», Р.Расули «Жизнь – это сладкий обман», Ходжибаева Б. «Есенин и восточная литература», Валиев Н. «Влюбленный в Восток..», Башева Н. и Абдурахманов А. «Гордость русской поэзии», Дун А., Огалева М. «Русские поэты о Средней Азии» и многие другие), посвященные вопросам восприятия поэзии и личности Сергея Есенина.

Так, работа К. Абдулова «Лоики миллат» («Достойный нации») посвященная в целом проблемам жизни и творчества таджикского поэта Лоика Шерали. Однако в контексте своего исследования К. Абдулов рассматривает и вопрос творческой связи Лоика и Есенина, об особенностях переводов стихов Есенина Лоиком Шерали. Анализируя особенности переводов Лоика, автор книги справедливо отмечает, что стихотворения Есенина в переводе Лоика обретают дух персидской классической поэзии (1; 172-173) и становятся понятными и близкими персоязычному читателю.

Результаты анализа обширной научной литературы, появившейся в последние десятилетия прошлого века в таджикском литературоведении свидетельствуют о том, что Сергей Есенин и поныне продолжает оставаться любимым поэтом и для таджикского народа, оказывающим заметное влияние на таджикскую литературную мысль.

Второй раздел второй главы диссертации – «Персидские мотивы» Есенина в таджикской литературной мысли» посвящен изучению проблемы влияния «Персидских мотивов» Сергея Есенина на таджикскую литературную мысль советского периода. В результате анализа мнений и суждений таджикских литературоведов А. Сатторзода, А. Сайфуллоева, В. Самада, А. Давронова и других определяется, что основным фактором влияния Есенина на таджикскую литературу являются переводы его стихов на таджикский язык, так как опыт таджикских поэтов особенно Лоика Шерали и Бозора Собира в переводе стихов русского поэта в том числе его «Персидских мотивов» превратился в истинную школу литературных связей и обогащая современную таджикскую поэзию, укрепил ее реалистические основы. Наилучшие образцы переводов стихов Есенина, вошедшие в сборник «Гулафшон» кажутся истинно таджикскими стихами, и по истечении определенного времени, забывается, что они являются переводами стихов русского поэта.

Литературовед А. Сайфуллоев, анализируя таджикские переводы стихов Есенина, осуществленных М. Каноатом, Б. Собиром, Л. Шерали делает вывод, что Есенин в Таджикистане стал любимым поэтом. Его стихи в переводе на таджикском языке звучат так, как будто их написал таджикский поэт и не случайно, что ряд этих переводов вошли в репертуар таджикских певцов. Исследователи считают «Персидские мотивы» не только переводом Лоика Шерали, но и его «первой песней», так как они вошли в первый сборник стихов Лоика вместе с его другими стихами.

Сопоставляя переводы стихотворения «Шаганэ, ты моя Шаганэ» сделанные Асламом Адхамом и Лоиком Шерали исследователь А. Давронов указывает на неточности и излишние добавления в переводе Аслама Адхама и, отдавая предпочтение переводам Лоика Шерали, отмечает, что «Лоик вскоре приблизился к поэзии Есенина, обратился к сокровенным мыслям русского поэта, нашел не высказанные свои тайны в его стихах и посредством перевода совершенствовал и свое поэтическое мастерство» ( 3 ; 53)

В исследовании В. Самада также рассматривается вопрос мастерства Лоика в переводе стихотворений С. Есенина и влияния русского поэта на его творчество. По его мнению, из числа таджикских поэтов больше всех Лоик и Бозор совершенствовали свое поэтическое мастерство посредством переводов стихов С. Есенина. В. Самад считает, что Лоик более близок творческому духу Есенина. В диссертации доказывается, что по духу и содержанию своих стихов «бунтарского характера», любовных, а порой и эротических моментов Бозор Собир намного ближе по духу с Сергеем Есениным. Этот тезис в диссертации находит свое подтверждение на основе сопоставленного анализа стихотворений С. Есенина и Бозора Собира.

В результате анализа, сделанного в данном разделе выясняется, что под влиянием переводов, сделанных таджикскими поэтами М. Каноатом, Лоиком Шерали, Бозором Собиром, претерпели изменения поэтические взгляды и мысли молодых таджикских поэтов. Таким образом, поэзия Есенина вошла в культурную среду Таджикистана подобно весеннему дуновению и была воспринята таджикским читателем, как стих созданный на их родном языке.

В третьем разделе второй главы – «Переводы «Персидских мотивов» на таджикский язык» рассматриваются переводы «Персидских мотивов» Есенина на таджикский язык. Делается краткий экскурс в историю переводов стихов русского поэта на таджикский язык.

Выясняется, что переводы стихов Есенина на таджикский язык начались с 60-х годов прошлого века. Впервые стихи Есенина на таджикский язык в переводе Лоика Шерали были опубликованы в 1965 году в газете «Комсомоли Тољикистон» («Комсомолец Таджикистана»). В этом же номере газеты были опубликованы и стихи Есенина в переводе талантливого таджикского переводчика Аслама Адхама. Примечательно, что в том же году поэт Лоик Шерали перевел на таджикский язык есенинский цикл «Персидские мотивы».

В 1977 г. вышел сборник стихов Есенина с переводами на таджикский язык «Гулафшон» («Осыпающий цветами»). Данный сборник был более полным сводом стихов великого русского поэта и состоял из трех частей. В первую часть вошли различные стихи Есенина в переводе, а во вторую часть стихи из цикла «Персидские мотивы». Третью часть сборника составляют только поэмы С. Есенина. Переводы стихотворений из творчества С. Есенина продолжаются, и по сей день таджикскими писателями и поэтами. Это такие литераторы как Х. Файзулло, Низом Косим, Шодон Ханиф и др. Следует отметить, что особенно поэты Мумин Каноат, Лоик Шерали и Бозор Собир смогли выразить посредством таджикского языка составляющие детали творчества Есенина, такие как описание русской традиционной жизни, особенности личности лирического героя, мастерства поэта в использовании художественных средств изображения, поэтических образов и т.д. Эту особенность можно заметить в переводах Лоика и Бозора, где не ощущается языковая отчужденность и читатель, порой, забывает, что эти стихи переведены с русского языка. В диссертации анализируются и сопоставляются поэмы Есенина, переведенные известными таджикскими поэтами Мумином Каноатом, Лоиком Шерали, Бозором Собиром. Рассматриваются особенности перевода поэм «Черный человек» и «Поэма о 36» переведенные Бозором Собиром и отрывок из поэмы «Гуляй-поле» - «Ленин» Мумином Каноатом. Останавливаясь на анализе поэмы «Черный человек» отмечается, что Бозор Собир при переводе поэмы старался сохранить не форму русского стиха, а художественную мысль поэта и поэтику поэмы. В качестве примера приведены несколько отрывков из поэмы и переводы Бозора Собира. В том числе приведен следующий отрывок из поэмы:

Друг мой, друг мой,

Я очень и очень болен.

Сам не знаю, откуда взялась эта боль.

То ли ветер свистит

Над пустым и безлюдным полем,

То ль, как рощу в сентябрь,

Осыпает мозги алкоголь.

(5;164)

Указанный отрывок из поэмы «Черный человек» Есенина сопоставлен с таджикским переводом Бозора Собира:

Эй ошнои ман, эй ошнои ман,

Бемору музтарам, бас хастахотирам.

Кай донам аз куљо омад ба љони ман

Ин дарди бедаво.

Гањ нўла мекашад боде ба гўши ман,

Чун боди гармсел дар дашти бесамар.

Гањ маѓзи абтарам

Барги хазон барин,

Гўї ту бар замин мерезад аз сарам.

(6;198)

В результате анализа и сопоставления поэм Есенина с их переводами на таджикский язык доказывается, что особенно Бозор Собир смог передать на таджикский язык глубокие размышления и переживания русского поэта, выраженного в поэме, процесс уничтожения прошлого и нравственного перелома в жизни. Предполагается, что основным фактором успеха Бозора Собира в переводе является близость художественного мышления и психологии художественного творчества этих двух поэтов.

В этом же разделе диссертации подвергаются сравнительному анализу стихотворения из цикла «Персидские мотивы» в переводе Лоика Шерали и Бозора Собира, перевод стихотворения «Шаганэ, ты моя Шаганэ» осуществленного Асламом Адхамом и Лоиком Шерали, стихотворение «Письмо к матери» в переводе Бозора Собира и Хабибулло Файзулло, переводы ряда стихотворений Есенина таджикскими молодыми поэтами, показываются успехи и недостатки указанных поэтов в переводах. Утверждается, что в современной таджикской литературе трудно найти равные по совершенству и мастерству переводам Лоика Шерали и Бозора Собира, сделанные из творчества С. Есенина.

Четвертый раздел второй главы «Пути обновления современной таджикской поэзии в свете новых форм литературных жанров (форма стиха)» посвящен анализу современной таджикской поэзии в свете новых литературных форм и жанров. Здесь в ходе рассмотрения процесса изменений и нововведений, происходивших в форме и содержании современного таджикского стиха, выявляется и степень влияния творчества Есенина на литературный процесс последних десятилетий двадцатого века.

Как известно, Есенин проник в таджикскую литературную среду в шестидесятые годы прошлого века, когда еще иранские представители «нового стиха» - Нодир Нодирпур и Нимо Юшидж, еще не были близко знакомы таджикской литературной жизни. Переводы в ту пору еще молодых таджикских поэтов Лоика и Бозора оказали влияние не только на их собственное поэтическое творчество, но стали школой обогащения поэтического опыта и мастерства многих таджикских поэтов. Появились изменения в тематике поэзии с введением есенинских тем описания сельской жизни, быта крестьян, детства, любви к старой матери и т.д. Эта тематика позднее развивалась в творчестве Лоика, Бозора Собира, Гулназара, Гулрухсор, Доро Наджота и ряда других таджикских поэтов.

Влияние творчества Есенина наблюдается также в возникновении «нового стиха», появившегося в таджикской поэзии в 60-70 гг. в творчестве М. Каноата, Лоика Шерали, Бозора Собира, Гулназара и Гулрухсор. Согласно утверждению поэта Гулназара первым образцом «нового стиха» напечатанным в Таджикистане является стихотворение Нодира Нодирпура «Виноград», а первыми образцами истинно таджикскими «новыми стихами» считаются стихи Мумина Каноата, Лоика, Бозора. (2; 65). Естественно это событие не происходило без влияния перевода поэтического творчества Есенина на таджикский язык. В этом же разделе показывается и влияние творчества Есенина на поэзию Доро Наджота, Гулназара, Гулрухсор и других таджикских поэтов.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»