WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Для создания новых лексемБродский использует различныелингвистические возможности: звуковуютранскрипцию, изменение буквенногосостава слова, нетрадиционное сложениеморфем, усечение традиционных лексем,изменение окончаний с тем, чтобы вызвать учитателя ассоциацию с другим родом,калькирование слов с другого языка, замену отдельных лексем вофразеологических единицах,использование собственных имен внарицательной функции. Встречающиеся впоэзии Бродского субъективно-авторскиесловоупотребления с изменениемкатегориаль­ного статуса слова, грамматическихформ или его морфологического состава даютвозможность поэту передать сложные мыслина уровне парадокса, с помощью минимальныхязыковых средств выражения.

Парадокс в поэзииБродского присутствует наразных уровнях организации языка:лексическом, семантическом,морфологическом, логическом,синтаксическом, орфографическом ифонетическом, при употреблении языковыхединиц в окказиональном значении, несоответствующем общим закономерностям ихпостроения, написания, выбора исочетаемости. Встречающиесясубъективно-авторские словоупотребления сизменением категориаль­ного статусаслова, грамматических форм или егоморфологического состава относятся кморфологическим и лексико-семантическимпарадоксальным явлениям. Но наибольшийинтерес в поэтике Бродского представляютлексико-синтаксические и логическиепарадоксы.

В отличие отизобразительных средств языка, основнойфункцией которых является эстетическоевоздействие на читателя, парадоксапеллирует к логике и, следовательно,представляет собой качественно новоеявление в языковой структурехудожественного текста. Отличие парадоксаот любого другого нетрадиционногоязыкового явления состоит в егопреднамеренности и функциональнойоправданности. Внешняяпротиворечивость компонентов привлекаетвнимание субъекта восприятия и позволяетсоздавать на уровне содержаниянеобходимые, с точки зрения говорящего,акценты. Соединение, на первый взгляд,не сочетающихся друг с другом лексическихединиц дает возможность выразитьмногоплановость явлений действительности,расширяет рамки словарного запаса испособствует более точному отражениюсубъективно-авторскогомировосприятия.

Поэтическая манераБродского включает сознательное искажениелогических принципов построениявысказывания, в результате чего языковыеединицы приобретают несоответствующий их традиционным значениямсмысл, который может бытьвыявлен только на основе комплексноголингвистического илитературоведческого исследования стихотворныхтекстов. Встречающиеся в поэзии Бродскогонетрадиционные синтаксическиеконструкции не соответствуют сложившимсяв языке нормативам построения и частопредставляют загадку, решение которойтребует от читателей дополнительныхусилий на уровне логических соответствиймежду частями высказывания. Дляпоэтической манеры Бродского в построениисинтаксических конструкций характерноусечение структуры предложения; смешениепредложно-падежных форм; лексическиеповторы в функции выражениядополнительных значений; высказывания, вкоторых присутствует логический парадоксна уровне построения глубиннойсемантической структуры; нетрадиционноепостроение метафорических оборотов.

В «Похоронах Бобо» (1972)есть фраза: «Сорви листок, но датупереправь: / нуль открывает переченьутратам». Смысл данного высказывания можнопонять, учитывая традиционную схемупостроения сложноподчиненногопредложения с придаточным причины, котораяв данном случае приобретает усеченныйвариант с пропущенными лексемами, чтосущественно затрудняет прочтение.Восстановим недостающие компонентывысказывания: «Сорви листок (в настенномкалендаре), но дату переправь (на нуль): нульоткрывает перечень утратам» – то есть вместодаты следующего дня поставь цифру «0»,потому что с этого момента начинаетсяотсчет по оси координат в сторону минуса– периодутрат, жизнь, в которой все выглядитпо-другому, и даже воздух не врывается, а«входит в комнату квадратом». Представляясвою жизнь в эмиграции в виде движения отнуля по оси убывания, поэт эксплицируетдополнительную информацию о том, что доотъезда из Советского Союза его жизньпроходила по пути приобретений.

Однако не тольконетрадиционная синтаксическая структура имеетпринципиальное значение длявосстановления смысла поэтических строкБродского. Иногда анализ распространенныхв художественной речи конструкцийпозволяет четче выделить, обозначитьнастроение поэта. В стихотворении«Келломяки» (1982) есть строки, в которых поэтвспоминает о дачном домике, в котором ончасто проводил время с любимойженщиной: «Больше уже тудверь не отпирать ключом /с замысловатой бородкой, ине включить плечом / электричество в кухне к радостиогурца. / Этаскворешня пережила скворца,/ кучевые и перистыестада. / Сточки зрения времени, нет “тогда”: / есть только“там”. И “там”, напрягая взор, / память бродит покомнатам в сумерках, точно вор, / шаря в шкафах,роняя на пол роман, / запуская руку к себе вкарман»(«Келломяки», 1982).

Значение безличныхинфинитивных конструкций с частицей‘не’ («Больше уже тудверь не отпирать ключом»; «и не включить плечомэлектричество в кухне») неизбежно включаетмодальный оттенок сожаления или опасения.Инфинитивные конструкции с частицей «не»употребляются в том случае, если в качествепричины выступает не физическиеограничения человека, а судьба, рок,жизненные обстоятельства.

Рассмотрим два другихотрывка из стихотворения Бродского 1993 года«Взгляни на деревянный дом»: «Взгляни на деревянный дом. / Помножь его нажизнь. Помножь / на то, что предстоит потом. / Полученное броситв дрожь /иль поразит параличом, /оцепенением стропил, / бревенчатостью,кирпичом – / всем тем, что дымоход скопил».

Хозяина бросает вдрожь при мысли о жизни, которая им прожитав этом доме, а еще больше при мысли о том,сколько лет ему предстоит здесь прожить. Втексте присутствует двойная цепочкасловосочетаний, связанных причинно-следственными отношениями:1. «взгляни на деревянныйдом» (на настоящее); «помножь его на жизнь»,которая в нем прожита (на прошлое); «помножьна то, что предстоит потом» (на будущее)– и тогда то,что получится, 2. «бросит в дрожь», «поразитпараличом», «поразит оцепенением стропил».Но на этом перечисление не заканчивается,а, наоборот, разрастается как снежный ком:«поразит бревенчатостью», «поразиткирпичом», «поразит всем тем, что дымоходскопил». Создается впечатление, чтодеревянный дом с минуты на минуту долженобрушиться на хозяина, погребая его заживо под обломками:«Он – твой не потому,что в нем / все кажется тебе чужим, / но тем, что,поглощен огнем, / он не проговорит: бежим. / В нем твойархитектурный вкус. / Рассчитанный на прочный быт, / он избезадресности плюс / необитаемости сбит./ И он перестоит века, / галактику, жилуючасть / грядущего, от паука/ привычку перенявшипрясть / ткань времени, точнее – бязь / из тикающегосырца, / какмаятником, колотясь / о стенку головой жильца».

Трагизммировосприятия раскрывается встихотворении в комплексе несоответствиймежду благополучным внешним видом дома ивраждебным отношением к нему жильца. Длявыражения противоречий поэт используетполярные языковые средства, лексические исинтаксические. Примеры встречающихся вэтом отрывке лексических оппозиций: домодновременно «твой» и «чужой»; дом«поглощен огнем» и «перестоит века»; онсоответствует «архитектурному вкусу»жильца и кажется «чужим»; «рассчитан напрочный быт» и «необитаем»; в доме есть«жилец», но сбит этот дом «из безадресностии необитаемости».

Соберем воедино всеперечисленные Бродским положительныехарактеристики: дом принадлежит поэту, он«перестоит века», он соответствует его«архитектурному вкусу» и «рассчитан напрочный быт», – казалось бы, чего еще не хватаетвладельцу. Возможно, в этом вопросе «Чегоеще» содержатся причины трагическоговосприятия Бродского своего пребывания вэмиграции, потому что, несмотря на всю своюобъективную привлекательность, «светлый»образ дома не соответствует тому, что поэтухотелось бы иметь в своей жизни. Наоборот,его материальное благополучие и «прочныйбыт» каждый день напоминали жильцу о том,что ему никогда и никуда из него невырваться. Из символа благоустроенностидом превращается в источник постоянногораздражения.

Рассмотрим примерысинтаксических несоответствий:

1. Союз причины «потомучто» (Он –твой не потому, что в нем / все кажется тебе чужим)употребляется вместо необходимого здесьпо смыслу противительного союза «но» илиуступительного союза «хотя» (Сравните: Он– твой,но всекажется тебе чужим; Он – твой, хотя все кажетсятебе чужим). Использование союза причиныприводит к тому, что отрицательная оценкапридаточной части («в нем все кажется тебечужим») приобретает положительноезначение, так как придаточное причинывсегда соответствует оценочному значениюглавной части, а главная часть «Он – твой» впредложении положительна.

2. Указательноеместоимение с союзом что (Он – твой не потому, что..., но тем, что, поглощен огнем, он не проговорит:бежим) используется вместо необходимого посмыслу союза «потому что» (Сравните: Он– твой непотому, что...., но потому что, поглощен огнем, он не проговорит:бежим). Конструкция с «тем, что» неизбежносоотносится с глаголом «нравиться»,формально в предложении отсутствующим(Сравните: (Нравится) тем, что, поглощеногнем, он не проговорит: бежим). Используяненормативный вариант, автор указывает наположительное восприятие им ситуации,описываемой в придаточномпредложении («поглощен огнем, он не проговорит:бежим»).

3. Причастный оборот,обычно соответствующий оценочномузначению предиката («Рассчитанный на прочный быт, / он из безадресности плюс /необитаемости сбит), употребляется вместонеобходимого по смыслу уступительногопридаточного предложения,предназначенного для выражения ситуаций, вкоторых присутствует противоречие(Сравните: Хотя он рассчитан на прочный быт,он из безадресности плюс необитаемостисбит). Ненормативное употреблениепричастного оборота на местеуступительного придаточного предложениястирает значение противоречия междуосновательным видом дома и ощущениемпустоты и бездомности, которое связано сним у автора. Основательность и прочный бытопустошают поэта, лишая его возможностижить так, как хочется.

Единственное, чтомирит жильца с этим домом, что ему в нем«нравится», – это его молчаливость. Если будетпожар, дом не кинется спасать человека,оставив его погибать под обломками. Время встихотворении Бродского «Взгляни надеревянный дом» – время настоящей, а не прошлойжизни –является наказанием для жильца, ноодновременно автор дает нам понять, что домимеет к этому лишь косвенное отношение, таккак сам по себе он соответствует«архитектурному вкусу» того, кто в немпроживет. Нев доме причина душевного разлада поэта, а вобстоятельствах его жизни, в восприятиисвоей судьбы как следствия совершеннойошибки, в горьком сожалении о том, что покойв этом доме стал равносилен для него смерти. В словах «Ион перестоит века, / галактику, жилую часть /грядущего» присутствует горькая ирония оттого, что дом этот вечен, он научился«прясть ткань времени» (продлевать время),а значит, пытка для живущего в нем никогдане закончится. Атмосфера безысходности,нагнетаемая на протяжении всегостихотворения, в последних строках доходитпочти до безумия: «как маятником, колотясь /о стенку головой жильца».

Логический парадоксиспользуется Бродским не только при выборесинтаксических конструкций, но и на уровнепостроения глубинной семантическойструктуры высказывания.В стихотворении «Настолетие Анны Ахматовой» (1989) Бродскийговорит об ахматовских строчках: «В нихбьется рваный пульс, в них слышен / костныйхруст, / и заступ в них стучит». Рваный пульспоколений, хруст переламываемых костей истук роющего могилы заступа в стихахАхматовой отражали реальную жизнь, неимеющую ничего общего с «надмирной ватой»покоя и благополучия. СтихотворениеБродский начинает с перечисленияпредметов в сочетании с орудиями ихуничтожения: «страницы и огня», «зерна ижерновов», «секиры острия и усеченноговолоса». Лев Лосев2

, анализируя этототрывок, отмечает, что в структурестихотворения данный ряд представляетсобой серию «фрагментарных, не связанныхмежду собой ни синтаксически, ни прямойповествовательной логикой картинуничтожения», передающих мысль о том, что«инструменты уничтожения: огонь, жернова,секира –больше объектов уничтожения».

Несоответствие междуразмерами, безусловно, имеет место, но нетолько и не столько оно определяет смыслпротивопоставления. Значение образов, скоторых Бродский начинает стихотворение,может быть раскрыто только в с учетом завершающей перечисление фразы:«Бог сохраняет все».Все, что создано в этом мире,имеет смысл: и предметы, – и то, чтосуществует для их разрушения. В подобномсосуществовании, в присутствии силы,которая в любую минуту может тебяуничтожить, заложен принцип, позволяющийраскрыть истинные возможности человека.Только чувство опасности, сознание того,что «жизнь –одна», придает противостоянию особыйсмысл, приближая смертного к Богу, наделяяего мудростью и силой выше небесных: «словапрощенья и любви», произнесенные подугрозой смерти, «звучат отчетливей, чем изнадмирной ваты».

Нетрадиционныесинтаксические конструкции в поэтическом языке Бродскогопредназначены дляэкспликации дополнительных значений,которые в системе координат авторасоответствуют субъективномупредставлению о действительности. Вместе стем существенным элементом поэзииБродского в эмиграции являетсяиспользование синтаксической структуры сцелью затемнения истинного смыславысказывания. Усеченные синтаксическиеструктуры, логический парадокс инетрадиционные модели метафорическогопереноса, существенно осложняющиепрочтение, позволяют автору предельнооткровенно выражать свои мысли ичувства в условияхэмиграции.

Символика цвета исвета в поэзии Бродского

Архетипическоесодержание цвета определяется какпсихофизиологическими свойствамисознания отражать свойства предметов, таки реальными условиями формирования исуществования этноса. Синестезияощущений, сопряженностьцвета с эмоциями по принципу «цвет – чувство»выражается в поэтическом творчестве черезсуществующие в сознании носителей языкаустойчивые ассоциации: красный – тревога, страсть;черный –страх, горе; зеленый – покой, надежда.Именно связь цветообозначений сопределенными, культурно закрепленнымиэмоциональными состояниями и ситуациямипозволяет рассматривать цветообозначениякак своеобразные «концептымировидения».

Цвет в поэзииБродского обладает психологическимзначением, причем не отдельного предмета, аобобщенного о нем представления. Когдапредмет находится в непосредственнойблизости от субъекта, его цвет невоспринимается, он проявляется только нарасстоянии, в том случае, если предметутрачивает свое практическое значение ипереходит в разряд коннотативныхабстрактных сущностей. Сравните: «Воздух,бесцветный вблизи, в пейзаже / выглядитсиним. Порою – даже / темно-синим. Возможно, та же /вещь случается с зеленью: удаленность /взора от злака и есть зеленость / оногозлака» («Эклога 5-я (летняя)», 1981).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»