WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |

Во Введенииобосновываются тема исследования и основныеего направления, намечается круг вопросов,которые предполагается рассмотреть,дается общая характеристика работы:определяются предмет и объектыисследования, его цели изадачи, новизна иактуальность, практическая итеоретическая значимость.

Глава I.Принципы построенияпоэтического языка Иосифа Бродского.

Парадокс кактекстообразующий фактор поэзииБродского

В первой главе диссертации анализируются особенностипостроения и функционирования языковых иобразных структур в поэтических текстахИосифа Бродского; рассматривается понятиеисторико-литературной нормы; отмечаетсяпринципиальное значениеотступлений от нее для синтаксической иобразной организации стихотворныхтекстов; предлагаются логические исобственно лингвистическиеподходы к интерпретации парадоксальныхявлений; исследуютсяпотенциально-семантические ипрагматические возможности различныхметафорических структур и механизмыреализации метафорического переноса ввысказывании; выявляются способыметафорического представлениядействительности в зависимости от целей изадач отправителя речи, описываютсяметафизические основы цвето- извуковосприятия в стихотворениях Бродскогоэмиграционного периода.

В работе мырассматриваем метафору в самом широкомсмысле, независимо от синтаксическойформы3. В основе исследования лежит мысль отом, что явления и объекты окружающейчеловека действительности обладаютколичественными и качественнымихарактеристиками, которые отображаютсячеловеческим сознанием как еенеотъемлемая часть. При использовании впроцессе метафорического переносаассоциативно-образного аналога степеньпроявления признака фиксируется внаиболее частотном из его значений какобобщенный средний показатель,свойственный данному классу объектов вцелом. При этом интуитивно-опытныйхарактер оценки нормативности проявленияпризнаков соответствует общему подходу кпонятию нормы. Являясь, посути, отражением сложившихся в процессеразвития общества коллективныхпредставлений, историко-литературнаянорма представляет собой развернутуюсистему ценностей, закрепленную внациональном самосознании. Любоеисследование стилевых особенностей тогоили иного литературного произведениянуждается в сопоставлении использованнойписателем системыхудожественных средств и приемов с другими аналогичнымисистемами, а в конечномсчете –с общепринятой языковой нормойданной эпохи.

Особенностьпоэтических представлений Бродскогосостоит в системном подходе к описаниюдействительности. Сознание поэтаохватывает различные, часто полярные,категории и способы существования впространстве и времени: конечность ибесконечность; жизнь и смерть; количество икачество; физическое и бестелесное;ограниченность суши и беспредельностьокеана; распространение в пространстве погоризонтали и вертикальный творческийвзлет; суету и безразличное отношение кжизни; прозу и поэзию (а в широком смысле– реальнуюжизнь и искусство подражания ей); предметыи мысли о них4;сиюминутное и вечное; нравственность ибезнравственность; ограниченность земногопространства и возможностьвыхода в космос. Все эти (и многие другие)категории даны в универсуме поэта в частныхотношениях и взаимопроникновении вплотьдо перетекания друг в друга.

Чаще всего предметомрассмотрения поэта являются отрицательныеполюса значений. При этоммировоззренческие понятия в поэтическихтекстах пересекаются, образуя сплетениясходных, с точки зрения автора,совокупностей ассоциативно-образныханалогов и сопряженных сними признаков. Вечность–бесчеловечность: «– Неправда! Меняпривлекает вечность. / Я с ней знакома. / Ее первыйпризнак –бесчеловечность. / И здесь я – дома». Космос – бесчеловечность,космос –бесконечность, неодушевленность: «И что общее / у созвездий состульями – бесчувственность, бесчеловечность»;«Во всяком случае, не менее вероятно, / чтознаменитая неодушевленность / космоса, устав от своей дурной / бесконечности, ищетсебе земного / пристанища, и мы –/ тут как тут».Вселенная – время, Вселенная– немота,молчание: «Время есть мясонемой Вселенной». Смерть – время, смерть – будущее: «Время создано смертью»; «Будущее всегда /настает, когда кто-нибудьумирает». Смерть – немота: «Он шел умирать. И нев уличный гул / он, дверь отворивши руками,шагнул, / но в глухонемыевладения смерти». Будущее – прошлое, оледенение, смерть, одиночество,несчастье: «Пахнет оледененьем. /Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом. / Впросторечии – будущим»; «оледененье / есть категория будущего, котороеесть пора, / когда больше уже никого нелюбишь, / даже себя»; «Когда человекнесчастен, / он в будущем». Север – лед, холод: «Север! в огромныйайсбергвмерзшеепианино»; «Север крошит металл, но щадит стекло. /Учит гортань проговаривать "впусти". /Холод менявоспитал и вложил перо / в пальцы, чтоб ихсогреть в горсти». Небытие–неодушевленность, отсутствие, небытие– покой–безымянность – безадресность; небытие – смерть,забвение: «Что может бытькрасноречивей, / чем неодушевленностьЛишь / само небытие, чьей нивой / ты мозг пылишь / нестолько циферблатам, сколько / галактикесамой, про связь / догадываясь и на рольосколка / туда просясь»; «Отсутствие естьвсего лишь / домашний адрес небытия»; сижу,шелестя газетой, раздумывая, с какой /натуры все это списано чей покой, / безымянность, безадресность,форму небытия/ мы повторяем в летних сумерках – вяз и я».

Свою жизнь в эмиграциипоэт рассматривает как движение вбесконечность, выход в открытыйкосмос, врезультате которого происходитпостепенный разрыв всех связей,удерживающих его на земле: «Писатель визгнании похож на собаку или человека,запущенных в космос в капсуле (конечно,больше на собаку, чем на человека, потомучто обратно вас никогда не вернут). И вашакапсула – этоваш язык. Чтобы закончить с этой метафорой,следует добавить, что вскоре пассажиркапсулы обнаруживает, что гравитациянаправлена не к земле, а от нее»(«Состояние, которое мы называем изгнанием,или Попутного ретро», 1987).

Метафорическоепредставление действительности проходитчерез всю поэзию Бродского. Например,«Эклога 4-я (зимняя)» – это размышления поэта о жизни исмерти, о прошлом, настоящем и будущем, этосвоеобразное подведение итогов, потому чтовсе самое главное, что должно былопроизойти в его жизни, – произошло, и уженичего, кроме воспоминаний, не будет иметьзначения в будущем: «Жизньмоя затянулась. В речитативе вьюги /обострившийся слух различает невольнотему / оледенения. Всякое "во-саду-ли" / естьвсего лишьзастывшее "буги-вуги". / Сильный мороз сутьоткровенье телу / о его грядущейтемпературе // либо – вздох Земли о ее богатом /галактическом прошлом, о злом морозе. / Дажездесь щека пунцвеет, как редиска. / Космос всегдаотливает слепым агатом, / и вернувшеесявосвояси "морзе" / попискивает, не заставрадиста».

В приведенном отрывкеприсутствует цепочка противопоставлений:«застывшее “буги-вуги”» вместопривычного «во-саду-ли»; современноесостояние Земли и ее «вздох» о «богатомгалактическом прошлом».Неудовлетворенность, ощущениебессмысленности существованияпроникают в творчество поэта, становятсяпостоянными мотивами его лирики. «Непринятое никем / и вернувшееся восвояси морзе» какметафора крика о помощи, окотором поэт говорил в «Барбизон Террас»(1974) в самом начале эмиграции, будет присутствовать в еголирике до самойсмерти.

На полюсах поэтического мира Бродскогорасположеныантагонистические понятия:«кратковременность (вечность) – человечность (бесчеловечность) – ограниченноепространство(космос) –жизнь (смерть)– конечность(бесконечность) – одушевленность(неодушевленность) – Земля(Вселенная) –язык (немота,молчание) –пространство(время) –прошлое(будущее) –жар(оледенение) – двое(одиночество) – счастье (несчастье) – юг(север) –пламень (лед)– жара (холод) – бытие (небытие)– присутствие(отсутствие) – движение (покой) – память (забвение)». Впоэтике Бродского эти понятиявзаимодействуют, дополняя иусиливая друг друга.

Бесчеловечному холодубесконечной Вселенной противостоит мирчеловеческих чувств, мыслейи воспоминаний, но для Бродского связанныес этим миром ощущения остались впрошлом. В этой ситуации особоезначение в системе поэтическихкоординат Бродскогоприобретает память. В«Литовском ноктюрне» тема памяти получаетразвитие в одиннадцатой строфестихотворения: «Существуют места, / где ничто неменяется. Это – / заменителипамяти, кислый триумффиксажа». Воспоминания для поэта являются попыткой сохранить,зафиксировать, оставить нетронутымивпечатления прошлой жизни. В то же времяоторванность не только не уменьшает(стирает) их с течением времени, а наоборот,делает более четкими («Там шлагбаумы нарезкость наводит верста») и объемными («Тамчем дальше, тем больше в тебесилуэта»).

Противопоставленныезначения в поэтическом мире Бродскогосоздаютмножественные нетривиальные дляобыденного сознания связи, которым науровне организации текста соответствуетпринцип парадокса как основного текстообразующегоначала.

Неудовлетворенность, которую поэт испытывал внастоящем, заставляла его вновь и вновьобращаться к прошлому, припоминая малейшиедетали, испытывая раздражение оттого, чтовоспоминания с течением времени стираютсяв памяти. Показательным в этом планеявляется стихотворение «Кентавры III» (1988), в котором поэт говорито себе как окентавре: «Помесь прошлого с будущим, данная вкамне, крупным / планом. Развитым торсом иконским крупом. / Либо – простымграмматическим "был" и "буду" / в настоящемпродолженном. Дать эту вещь как груду /скушных подробностей, в голой избе накурьих / ножках. Плюс нас, со стороны, настульях. / Или – слившихся с теми, кого любили / вгоризонтальной постели. Или в автомобиле, /суть в плену перспективы, в рабстве у линий.Либо / просто в мозгу».

Кентавр, высеченный изкамня, схематично, в «профиль» (чтопозволяет увидеть суть нового образа), сточки зрения окружающих представляет собой неодушевленныйзастывший предмет, неимеет ничегообщего с реальной действительностью. Судяпо начальным строчкам стихотворения, собразом кентавра у Бродского связаныглубоко личные мотивы. Анализ творчестваБродского позволяет сделать вывод, что вэмиграции поэт не воспринимал себя внастоящем, –его жизнь была обращена к прошлому или кбудущему,чему на уровне структурыстихотворных текстов соответствовалообилие глаголов прошедшегои будущего времени. Поэтический мирБродского после отъезда существенноизменился, изменились и его представленияо действительности. Настоящее утратило для негосмысл, поэт ощущает себя темсамым кентавром – новой явившейся мирусущностью.

В третьей строфестихотворения «На выставке КарлаВейлинка» (1984) поэт описывает свое прошлоес позиций настоящего, рассказывая о«пределе отчаяния», об «общей вершине», окоторой в эмиграции остались тольковоспоминания, о том, что в настоящей жизнион предпочитает мыслить категориямипрошедшего времени («глаголы в длиннойочереди к “л”»), так как уже ничто из того,что окружает поэта в реальности, незанимает его воображения («улегшаяся бурякрепдешина»).

Прошлое впредставлении Бродского раздваивается нате воспоминания, которые помогают выжить, ина горькие размышления о том, к чему онпришел. Таким образом,реальность в поэтическоммире Бродского выступает в качестве однойиз ветвей раздвоенного прошлого. В его сознании рядом с«царством прошлого», которое поэт воздвигв воображении, присутствует совсем другоймир – мирнастоящего, на который он взирает сбеспощадной трезвостью. Описывая этот мир,поэт говорит об утрате интереса к тому, чтопроисходит вокруг него (о «тропе,заглохнувшей в действительность»), озасыхающей «луже» отражений, об ужасесвоего внутреннего «я» – «яичницы», котораяувидела перед собой остатки своейскорлупы.

В стихотворении«Келломяки» (1982) речь идет озапретности воспоминаний и о той борьбе, которая постояннопроходила в душе поэта: «С точки зрениявремени, нет "тогда": / есть только "там". И"там", напрягая взор, / память бродит покомнатам в су-мерках, точновор, / шаря в шкафах, роняя на пол роман, /запуская руку к себе в карман».

«С точкизрения времени, нет “тогда”», – пишет Бродский.Категория времени – философская категория. Онамногозначна. То, что живо в сердце, и естьнастоящее, тем более для человека, которыйсчитает себя «умершим» дляобыденного настоящего.Отсюда стремление, «напрягая взор»,вспомнить все, что осталось в прошлом,вспомнить до мельчайших подробностей.

Время остановилось,мир раскололся на две части: «здесь» и«там», и только это имеет для поэта значение. И«там» – в тойжизни –«память бродит по комнатам в сумерках,точно вор», как будто вспоминать прошлоеэто преступление. Но память вновь и вновьвозвращается к болезненной теме, «запускаяруку себе в карман», по крупинкам собираято, что прошло, но не утратило своегозначения.

Темапротивопоставлений в онтологическомсмысле занимает в поэзии Бродского особоеместо. Например, «Эклога 4-я (зимняя)»строится на оппозициях: «жизнь – смерть», «прошлое– настоящее»,«взрослый –ребенок» и т.д. Лирический геройстихотворения, сознание которогопульсирует между полярными категориями,испытывает состояние раздвоенности,неопределенности, неуверенности,определяющее его отношение к миру.

Состояние герояпередается с помощью сравнительных форм иконструкций: «роза инезабудка / в разговорах всплывают все реже»,«реже снятсядома, где уже не примут», «чаще к вздоху, чем к поцелую», «глаз зимою скореезакатывается, чем плачет»,«чем больше лютует пурга над кровлей, / тем жарче требуетидеала / голое тело в тряпичной гуще»,«чем позднее, темменьше ртути», «чем больше времени, темхолоднее», «место / играетвсе большуюроль, чемвремя». Сравнительные формыприлагательных и наречий и сравнительныеобороты указывают на изменение признака вколичественном отношении, что позволяет автору избегать точныхобозначений в рассказе о себе и о том, чтоего окружает.

В тексте стихотворениявстречается множество отрицательныхконструкций: «треугольник больше не пылкаятеорема», «даль непоёт сиреной», «выдох / негарантирует вдоха, уход– возврата».Обращение к тому, чего нет, – способ уклониться от разговора о том, чтоесть или должно быть в окружающей поэтадействительности.

Но далеко не всеотрицательные конструкции в текстесвязаны с описанием того, чего нет вдействительности. Десятая часть «Эклоги 4-й(зимней)» начинается с утвержденияотрицанием: «Я неспособен к жизни в другихширотах. / Янанизан на холод, как гусь на вертел». В конструкции «нанизан на холод, какгусь на вертел» сочетаются внешний ивнутренний планы интерпретацииметафорического образа: значениеобреченности при восприятии признакаавтором и егоинтенсификация. Холод, которыйиспытывает поэт – непросто холод, а жгучийхолод.Совмещение противоположныхметафорических значений приводит к нейтрализации эмоциональноговоздействия сравнительного оборота. Показателен также отрывок изстихотворения из цикла «Часть речи»1975-76 гг.: «Север крошит металл,но щадит стекло. / Учит гортаньпроговаривать "впусти". / Холод меня воспитал и вложил перо /в пальцы, чтоб их согреть в горсти».

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 9 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»